Статья:

Социальная и культурная инфраструктура на Брянском заводе в Бежице в конце XIX-начале XX вв.

Конференция: XL Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: Культурология

Выходные данные
Социальная и культурная инфраструктура на Брянском заводе в Бежице в конце XIX-начале XX вв. // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по материалам XL студ. междунар. заочной науч.-практ. конф. — М.: «МЦНО». — 2016 —№ 11(39) / [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/11(39).pdf
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников

Социальная и культурная инфраструктура на Брянском заводе в Бежице в конце XIX-начале XX вв.

Абдуллаев Ясын Сахиб оглы
студент II курса бакалавриата по направлению 46.03.01 «История» Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, РФ, г. Санкт-Петербург

 

В статье рассматривается непроизводственная сфера жизнедеятельности рабочих Брянского завода в Бежице, условия их жизни и труда. Описываются меры, которые принимало правление Общества Брянского завода и связанные с ним лица, типа Марии Клавдиевны Тенишевой, для улучшения социокультурной среды на предприятии и в окрестностях в 1880 – 1910-ых гг.

Введение

Брянский завод в Бежице (Брянский уезд Орловской губернии), находившийся в собственности акционерного «Общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода», являлся одним из самых крупных промышленных предприятий в Российской империи. Высокий уровень производства и качества производимой продукции обеспечил заводу отличную деловую репутацию, как за рубежом, так и в России. Это подтверждается получением всевозможных наград и премий на всероссийских и международных выставках, а также доверием государственных ведомств, активно поручавших Брянскому заводу выполнение крупных военных заказов [7, с. 36]. Постепенно вокруг гигантского предприятия вырос целый рабочий поселок, жизнь которого не мыслилась без обустроенной социальной и культурной инфраструктуры, обеспечивающей потребности многочисленного заводского населения в продовольствии, здравоохранении, образовании, активном досуге и др.

Предприятие располагалось на земельном участке размером в 3000 десятин, принадлежащем Обществу Брянского завода. Из этих трех тысяч, непосредственно сам завод и жилые постройки занимали 173 десятины, парки – 30 десятин, участки рабочих-арендаторов 147 десятин (около 300 усадеб), заводской хутор – 2650 десятин. Около 85 десятин на этом хуторе занимало болото, из которого в год вырабатывалось до 3000 куб. саженей торфа, что служило надежным источником топлива для предприятия. Остальные 1565 десятин были заняты лесными угодьями. Население завода к 1910 году составляло порядка 25000–28000 человек, включая женщин и детей [10, с. 133]. Все эти люди, не считая жильцов вышеупомянутых 300 усадеб, помещались в каменных и деревянных домах. При квартирах имелись все необходимые хозяйственные постройки, дороги продолжали активно шоссеироваться, улицы обсаживались деревьями и кустами, был устроен специальный деревянный питомник. Для полного обеспечения заводского населения пресной водой в ведении предприятия находилось 6 артезианских колодцев, дававших до 6000 ведер в час. Кроме этого, завод украшали два парка. Заводская баня каждый день была готова к обслуживанию местного населения. В 1877 году заводскую дачу в Бежице посетил император Николай II, после чего местная улица под названием Мценская была переименована в Цареву [5, с. 16]. Здесь находились две православные церкви - Спасо-Преображенский собор, построенный в 1880–1884 гг. и Петропавловский храм, строительство которого было завершено в 1894 году. Вместе они вмещали до 4000 человек. Можно также отметить наличие в Бежице своего синематографа под названием «Горн», аналога которому не было и в уездной столице Брянске. В смете расходов Брянского завода за 1898 год указывается, сколько средств было потрачено на поддержание и развитие социальной и культурной инфраструктуры рабочего поселка: на квартиры служащих – 1532 рубля, содержание дворов, улиц, площадей, исправление заборов, ремонт колодцев и устройство 3 новых – 1388, больницы – 3860, конный двор и пожарное депо – 690, церковь – 100, паром – 2690, магазин – 642,72, телефон – 18356, баня – 47,22, почта-телеграф – 210,34, пособие Бежицкому общественному собранию – 1500, содержание ремесленного училища – 223, школа – 15950 [9, с. 72].

Жилищные условия

Всего на территории Бежицкого поселка к концу XIX века было жилых домов: каменных – 2 двухэтажных и 22 одноэтажных, деревянных – 37 двухэтажных и 191 одноэтажный. Меньшая часть из них представляла тип «балаганов» – самых старых построек, находившихся в ужасном состоянии, где семьи рабочих жили артелями. К началу XX века практически все они были заменены более новыми казармами и бараками, где в квартирах чаще селились отдельными семьями. Кроме этого, некоторые служащие и рабочие проживали в отдельных домах-колониях, которых на момент 1896 года было не больше 20 [8, с. 27]. Многие современники отмечали тяжелое положение, сложившееся в области состояния жилья рабочих завода. Как отмечала княгиня Тенишева, рабочие испытывали большой дискомфорт от проживания двумя-тремя семьями в мелких квартирах, а хозяйственные пристройки (хлева для коров и свиней), установленные между домами, «расточали зловоние и непролазную грязь вокруг» [10, с. 135]. Примерно с такой же оценкой ситуации можно столкнуться при просмотре записей окружного инженера 2 округа Замосковных горных заводов о состоянии жилищ рабочих [3, с. 37]. По всему видимому, некачественные жилищные условия и антисанитария осложняли жизнь местного населения. Одним из способов решения жилищного вопроса была выдача рабочим в аренду земельных участков на территории заводской дачи. Каждому рабочему семейству отрезалась в арендное пользование ¼ десятины земли сроком на 12 лет при выплате 5 рублей в год. На постройку усадьбы выдавалось пособие размером от 200 до 500 рублей, в зависимости от рода и продолжительности службы рабочего на заводе. Эти колонии даже в смутное время 1905-1906 годов оказались самым консервативным элементом, у заводской администрации с ними не возникало никаких неприятностей.

Благотворительное общество

Благотворительное общество Брянского завода было открыто в 1894 году по инициативе княгини Марии Клавдиевны Тенишевой. Его членами являлись рабочие и служащие завода. Общество осуществляло помощь в трех основных направлениях: 1) выдача пособий в случае продолжительной или тяжелой болезни, или смерти кормильца семьи; 2) оказание помощи пострадавшим от пожара; 3) предоставление возможности возвращаться на родину лицам, лишенным способности продолжать работать на заводе. Финансовая база Благотворительного общества составлялась из нескольких источников: 1) членские взносы; 2) процент от капитала общества; 3) доходы от устраиваемых обществом спектаклей, концертов, литературных чтений и «прочих увеселений»; 4) пожертвования деньгами и предметами, как от членов общества, так и от посторонних лиц и учреждений. Устав, регулирующий деятельность Благотворительного общества, был принят в 1894 году, его председателем стала княгиня Тенишева. Управление делами возлагалось на Совет общества и Общее собрание. Совет состоял из инженера-механика Ильина, десяти работников завода, состоявших в обществе, казначея и секретаря. В обязанности Совета входило избрание председателя, распределение занятий между членами Совета по взаимному соглашению, собрание сведений о нуждающихся в помощи или покровительстве общества, оказание соответствующей помощи в размере действительной надобности, составление отчетов о деятельности общества, ведение списков членов общества, разработка всех дел, вносимых в Общее собрание. Общие собрания, за исключением чрезвычайных ситуаций, созывались ежегодно не позднее 15 мая [12, с. 7–8]. В состав Благотворительного общества входили лица обоих полов, любого сословия и состояния, за исключением военнослужащих, несовершеннолетних и учащихся. Они делились на почетных членов (избирались Общим собранием и платили не менее 50 рублей в год), действительных членов (5 рублей ежегодно или 100 единовременно) и членов-благотворителей (2 рубля ежегодно). На эти деньги выдавались пособия сиротам, вдовам, больным и неспособным к труду. Капитал общества на 1 января 1896 года составлял 11 287 руб. 98 коп., в течении 1895 году было выдано пособий на 6009 рублей. В ведении Благотворительного общества находилась народная столовая вместительностью в 500 человек, также созданная княгиней Тенишевой. В день столовая обслуживала до 150 человек. Также в ней устраивались публичные чтения, иногда спектакли, проводимые местными жителями или приезжими артистами. Кроме всего прочего, важную часть деятельности Благотворительного общества при Брянском заводе занимал приют. В него принимались сироты – дети бывших членов Благотворительного общества. Открыт он был в 1905 году. К 1910 году в приюте состояло 36 детей обоего пола в возрасте от 3 до 14 лет. Дети школьного возраста обучались грамоте специально приглашенной учительницей. Их обучение носило в основном практический характер: подготовка к ведению домашнего хозяйства и овладению каким-либо ремеслом. Содержание приюта обходилось Благотворительному обществу около 200 рублей в месяц. Также при Благотворительном обществе была учреждена похоронная касса в 1905 году. Участники вносили 20 коп. семье умершего, тем самым являясь взаимными страховщиками. К 1910 году в обществе состояло 1500 человек, доходы составляли 29525 рублей, а расходы – 27479 рублей. На момент 1911 года капитал общества с остатками от предыдущих лет составлял 47344 руб. 80 копеек [15, с. 142].

Ссудо-сберегательные и больничная кассы

Рабочие и служащие Брянского завода пользовались услугами двух ссудо-сберегательных касс. Первая, предназначенная для обслуживания только служащего персонала, была открыта в 1898 году с целью обеспечения служащих и их семейств накоплением сбережений на случай смерти или выхода со службы участников кассы, а также для выдачи им ссуд и пособий. Участниками кассы могли быть все служащие завода, получавшие определенное месячное жалованье. Средства кассы образовывались из ежемесячных обязательных взносов участников, в размере 5% с получаемого ими жалованья и заработной платы (но не свыше 12 р. 50 коп. в месяц), добровольных взносов участников, пожертвований Общества и пр. Ссуды выдавались под 6% годовых, накопления по сберегательному счету составляли 4,75% в год [14, с. 12]. Выдачу всех пособий утверждал директор завода. Управление осуществлялось общим собранием членов кассы, комитетом кассы и ревизионной комиссией. К 1 января 1911 года в ссудо-сберегательной кассе служащих состояло 445 участников, общий капитал ее составлял 351384 рубля. В 1906 году начала работу идентичная по структуре организация, но для рабочих Брянского завода. За 1910 год рабочей кассой было выдано ссуд на сумму 89286 рублей. К 1911 году в ссудо-сберегательной кассе рабочих и служащих состояло 4535 участников, а общий капитал составлял 117965 рублей [1, с. 80–81].

В последний предвоенный 1913 год при Брянском заводе в Бежице начала свою работу больничная касса. По составу, правовому статусу и структуре она была схожа с ссудо-сберегательными организациями. Касса выдавала своим участникам денежные пособия: по случаю болезни или увечий, родов и смерти. Также она могла оказывать работникам предприятия больничную помощь. Для этого кассой устраивались и содержались собственные амбулатории, приемные покои, больницы и родильные приюты [13, с. 3–5].

Здравоохранение

Нормальное функционирование промышленного предприятия, окруженного крупным рабочим поселком, невозможно без наличия такого учреждения, как больница. Больница при Брянском заводе была устроена по павильонной системе. Всего имелось 5 обособленных отделений: два для хирургических и незаразных терапевтических больных мужчин, одно женское, одно изоляционное и одно родильное. Еще в 1900 году было построено изолированное здание на 18 кроватей для острозаразных. Главным образом изолятор удовлетворял потребности населения прилежащих местностей, так как на самом заводе эти инфекции распространены не были. В 1911 году была начата постройка новой каменной больницы на 60 кроватей со специальным физиотерапевтическим отделением [1, с. 69]. Амбулатория располагалась в отдельном здании с просторными залами ожидания, операционной, ванными комнатами и клозетами, приемными кабинетами врачей. У больницы, помимо общезаводской, имелась собственная аптека под надзором опытного провизора – магистра фармации. Медицинский персонал учреждения состоял из четырех врачей, зубного, четырех фельдшеров и четырех акушерок. Рабочие и служащие с их семьями лечились бесплатно. Лекарства рабочие также получали безвозмездно, служащие покупали их с 50%-ной скидкой. Больница могла принимать огромное количество больных, в 1910 году дошедшее почти до 150000. Кроме этого, врачебная помощь оказывалась и на дому: больничным персоналом за 1910 год было совершено 13609 посещений. Общее количество операций, проведенных в том же году в стационарном и амбулаторном отделениях составило 1568 [1, с. 70]. Расходы по содержанию больницы в начале XX века доходили до 50000 рублей в год. Больница была обставлена качественной мебелью, имела обширные запасы чистого постельного и носильного белья, операционная и перевязочная отвечали «требованиям строгой чистоты и асептики» [11, с. 6–9]. При заводской аптеке находилась лаборатория, снабженная всеми необходимыми приборами и реагентами для производства химического и микроскопического исследований. Больные в достаточном количестве получали доброкачественную, свежую и разнообразную пищу. Травматические повреждения среди рабочих наблюдались редко, что было обусловлено: 1) опытом и квалификацией трудового коллектива, проявлявшего осторожность на травмоопасных производствах; 2) работой больничного персонала, своевременно оказывавшего помощь в таких случаях. Эпидемий на территории предприятия, за исключением мало распространенной малярии, не было. При поступлении на работу и при переходе из одной мастерской в другую рабочий подвергался медицинскому осмотру, при чем особенное внимание уделялось наличию сифилиса. При первом обнаружении этой болезни рабочий и заболевшие члены его семьи помещались в больницу, откуда они выписывались не раннее, чем успевал пройти заразительный период болезни. Этими мерами, а также и тем, что рабочие жили большей частью семьями, объяснялось весьма незначительное распространение сифилиса на заводе. Средняя смертность больных, попавших в больницу, в 1874–1883 гг. равнялась 2,638% [8, с. 39]. Смертность заводского населения в целом была выше. Несмотря на то, что правление Общества старалось поддерживать сферу здравоохранения в заводском поселке на должном уровне, условия жизни и труда все еще оставались довольно непростыми. «Изнурительный труд, невыносимые условия жизни, голод и нищета приводили мастеровых и членов их семей к частым хроническим заболеваниям и преждевременной смерти. Это вынуждены были признать и сами хозяева Брянского завода. В отчете за 1894 год они писали: «За последние десять лет – лежащих больных 1400 человек и приходящих 42000 человек в год», то есть каждый четвертый рабочий ежегодно лежал в больнице и каждый рабочий по 8-9 раз в году нуждался в медицинской помощи» [4, с. 19].

Образование

Для полноценной социализации детей из рабочих семей, получения ими необходимых практических и технических навыков, без чего неосуществима была подготовка квалифицированного специалиста-рабочего, Общество Брянских заводов уделяло значительное внимание развитию образования в Бежице. Вскоре после основания Брянского завода, «вследствие естественного сознания необходимости дать детям мастеровых и рабочих средства для обучения грамоте», 15 сентября 1877 года было открыто начальное училище для обучения детей обоих полов [6, с. 24]. Вначале в училище принимались только дети рабочих в возрасте от 8 до 13 лет. В первый год обучения в школе состояло 130 человек, в 1889 – 437 учащихся. В 1890 году была открыта отдельная школа для девочек. 1892-1893 гг. – открытие платной школы для обоих полов (так как число обучающихся в мужской и женской школах росло слишком быстро). Плата составляла 6 рублей в год с человека. В период с 1880 по 1893 гг. был учрежден детский сад и дневной приют для детей рабочих на 60 человек, в который принимались дети от 5 до 8 лет. Сад вскоре был закрыт, так как жены рабочих достаточно заботились о детях, вместо него, по инициативе княгини, была учреждена школа ремесленных учеников. При местном храме находилась церковно-приходская школа, рассчитанная на 125 человек, содержалась она на средства РПЦ и на небольшую плату в 2 рубля, собираемую в год с каждого ученика. В тот момент Общество Брянского завода тратило на школьное образование 8000 рублей в год [6, с. 25]. Школы были снабжены всеми необходимыми учебниками и учебными пособиями, пользоваться которыми разрешалось бесплатно. В 1895-1896 гг. количество учеников в мужской школе составляло 396 человек, женской - 170, а платной – 112. Курс обучения длился 4 года, он соответствовал курсу одноклассных начальных училищ. Все образовательные учреждения находились в ведомстве училищного совета, директора и инспектора народных училищ. Учебный год в школах начинался с первого сентября и продолжался до середины мая. На каждое отделение полагалось ежедневно пять уроков по 50 минут каждый. В приготовленном отделении по три урока на каждую смену. Попечительницей училищ являлась княгиня Тенишева. Обслуживал мужское училище коллектив из четырех преподавателей и одного законоучителя, который, кроме этого, преподавал и у девочек. В женском училище работало три учительницы. Платное училище было обеспечено двумя преподавателями и одним законоучителем. К осени 1898 года было построено еще две начальные школы, – Севское и Мининское училище, – по одному проекту. Они были расположены в разных районах завода, девочки и мальчики в них обучались совместно. 3 декабря 1898 года заводской администрацией было решено ассигновать 50 тысяч рублей на строительство «училища с залой (на 1,5 тыс. человек) для народных чтений» [9, с. 75]. В отличии от других учебных заведений, последнее отличалось своей большей благоустроенностью и тем, что было построено из камня. «Каменное училище» состояло из двух этажей и мезонина, рядом были сооружены прачечная и погреб, в котором находились склад топлива и хозяйственное помещение. Его заведующим был назначен выпускник физико-математического факультета А.М. Васильев, учителя с университетским образованием В.С. Пушкарёв и А.А. Елховский преподавали, соответственно, историю и географию, черчение вел выпускник Строгановского училища в Москве В. М. Адамов, французский язык, окончившая гимназию в Париже и специальные учительские курсы Р.П. Дмитриенко. Училище стало излюбленным местом проведения спектаклей, праздников, лекций, тематических вечеров и концертов. В одной из школ имелся музей наглядных пособий, состоявший из большого количества картин и коллекций, относящимся к различным отраслям знаний. Женская школа в 1906 году будет преобразована в гимназию, а к 1911 году ее окончит 48 учениц. Такая же судьба ожидала и мужскую школу, превращенную в гимназию на рубеже 1911-1912 гг. В сентябре 1906 года будет открыто двухклассное училище для детей обоего пола. За три первых года курсы окончило 68 человек, после чего они получали возможность поступить в гимназии [1, с. 73–75]. Городское четырехклассное училище было открыто при заводе в сентябре 1909 года, к январю 1911 года в нем состояло 96 обучающихся. 1910 год – открытие пятой начальной школы. Таким образом, во всех пяти начальных училищах Бежицы обучалось 1917 человек. Учительский персонал был представлен 43 лицами: 18 учителями, 16 учительницами, 8 законоучителями, 1 учителем рисования и черчения. Ежегодные ассигнования Общества, не считая платы обучающихся, на содержание начальных школ и двухклассного училища доходили до 50000 рублей [1, с. 76].

Вечерние занятия также выполняли большую роль в распространении знаний среди рабочего населения. Вечерние классы для рабочих и подростков были открыты на рубеже 1878 и 1879 годов. Преподавали в таких классах учителя из мужского училища, то есть, четыре преподавателя и один законоучитель. Четкой программы не было, занятия всегда проводились стихийно, на разные темы. Перечень предметов: Закон Божий, чтение, письмо с началами грамматики, арифметика, общие сведения из русской истории и географии. Поступающие делились на неграмотных, малограмотных и грамотных. Среднее число посещающих вечерние курсы составляло 150–200 человек [6, с. 24]. Занятия велись четыре раза в неделю, от 7 до 8 часов вечера. Учебный год продолжался с середины сентября и по апрель. Принимались туда лица от 13 лет и старше, без каких бы то ни было ограничений.

Народные чтения в Брянском заводе пользовались большой популярностью. В январе 1895 года было получено разрешение от губернатора на проведение народных чтений под наблюдением местного священника. Проводились такие чтения вначале в местной столовой, а затем в зале каменной школы. Желающих послушать собиралось очень много. За вход платили 2 копейки, в первые ряды проход стоил 10 копеек. Читали преподаватели из училищ, с 22 января 1895 до весны 1896 гг. было проведено 26 чтений, которые посетили 10285 человек [1, с. 79]. В среднем, на каждую лекцию приходило до 360 человек.

Бежицкая школа ремесленных учеников была открыта княгиней Тенишевой 23 января 1893 года в здании бывшего детского сада на собственные средства под названием «Начального училища с ремесленными классами» [6, с. 27]. Первоначально туда было принято 40 человек из числа детей рабочих, окончивших школу. 14 июля 1894 года начальное училище было переименовано в «Школу ремесленных учеников» с уставом, утвержденным министром народного просвещения. Идея заключалась в том, что новое учебное заведение поможет поднять производство на более высокий уровень, осуществляя подготовку будущих квалифицированных рабочих кадров. Правление ассигновало 60 тыс. рублей на постройку нового здания для школы, и уже 7 сентября 1895 года она была туда переведена. 1895–1896 гг. – в школе обучалось 3 класса с 28 учениками, в 1896 году уже был первый выпуск. Обеспечивалась школа ремесленных учеников за счет министерства народного просвещения, которое ежегодно ассигновало 8000 рублей на ее нужды. Школа помогала освоить ремесленные и технические приемы, получить необходимые для производства знания. Обязательный курс обучения составлял 3 года, но можно было остаться учиться и после его окончания.

Обучение носило преимущественно практический характер, общеобразовательные предметы преподавались только первые два класса. Кроме них в наличии были такие дисциплины, как: технология дерева и металла, физика с некоторыми дополнениями по механике, черчение геометрическое и техническое и рисование, преимущественно техническое с натуры. Учебный день начинался с 9 утра и продолжался до полудня, 12:00–13:30 – время перерыва, затем до 6 часов вечера велась работа в мастерской. Таким образом, обучение длилось 7,5 часов в день. С 1 сентября по 1 мая – классные занятия. С 1 мая и по 1 сентября практические занятия, распределявшиеся следующим образом: с 1 мая по 1 июня занятия в мастерских школы, с 1 июня по 1 июля в мастерских завода, с 15 августа по 1 сентября снова в школе. Поступали в школу лица не моложе 11 и не старше 14 лет, желающие поступить, не окончившие начальное училище, сдавали проходные экзамены. Преподавало в школе 4 человека: инспектор (которым являлся преподаватель из Смоленского технического училища Александр Михайлович Смирнов), законоучитель, учитель-техник и учитель общеобразовательных предметов («опытный» Сергей Васильевич Донченков), числившиеся находящимися на государственной службе [16, с. 17]. Ученики осваивали такие ремесла, как: столярно-модельное и отчасти резное, токарное по металлу и дереву, слесарное и кузнечное. Изготавливали различные предметы: табуреты, вешалки, парты, столярные верстаки, столярный инструмент, подставки, проверочные плиты, подвеска, подшипники, угольники, циркули, кронциркули, сверильные станки, строгальные станки и т.д. Сама княгиня Тенишева писала о результатах работы ремесленного училища: «С мальчиками, которые недавно бегали весь день по пыльным улицам, произошло поистине чудо. Передо мной стояли будущие люди, сознательно относящиеся к работе, с рвением, усердно взявшиеся за серьезное дело» [10, с. 75].

Мастерские были полностью освещены, хорошо устроены и оборудованы, в их распоряжении находились самые разнообразные инструменты: самоточка с суппортами и перебором завода Танге, самоточка малая Брянского завода, строгальный и болторезный станок, универсальный американский фрезерный станок завода Броун и Шарп с висячим плечом, вентилятор «Шиле» №3 на 4-8 горнов, слесарные тиски, столярные верстаки и т.д. Ремесленное училище при Брянском рельсопрокатном заводе выделялось как одно из наиболее показательных среди низших технических учебных заведений России второй половины XIX века. Сам Николай II выразил личную благодарность чете Тенишевых за деятельность, направленную на развитие отечественного образования – создание ремесленного училища в Бежице [16, с. 17].

Прочее

В 1894 году княгиней М.К. Тенишевой будет основано Бежицкое заводское общественное собрание. Поводом для создания «клуба» послужило желание аристократки разнообразить скучную провинциальную жизнь. В 1911 году его состав будет включать в себя 100 действительных членов, в основном, служащих. Годовой бюджет – 7500 рублей [1, с. 82–83]. Также общественное собрание получало финансовую помощь от Общества в форме ежегодных субсидий размером в 1500 рублей. Собрание помещалось в каменном доме с деревянной пристройкой общей площадью в 297 кв. сажень и прилегающим к нему парком площадью более 2 десятин. Здесь устраивались концерты и танцевальные вечера. Также при клубе была своя читальня с библиотекой, в парке располагались площадки для тенниса, кегельбан, регулярно проводились игры для детей и музыкальные выступления [2, с. 4].

В целях борьбы с огнем в 1898 году было организовано из рабочих и служащих завода Вольно-пожарное общество. Состояло оно из 250 человек – участников дружины, подразделяемой на 4 отряда. Вольно-пожарное общество при Брянском заводе являлось членом Императорского Российского Пожарного Общества и имело собственные знамя и форму [1, с. 84]. Кроме всего прочего, оно обладало полномочиями основывать собственные культурные и развлекательные учреждения.

Заключение

Таким образом, Брянский завод в Бежице на рубеже столетий обладал значительно развитой социально-культурной инфраструктурой, что находило выражение в многочисленных учреждениях и институтах из области образования, здравоохранения, жилищного и продовольственного обеспечения и т.п. Несмотря на имеющиеся проблемы и сложности, можно подчеркнуть, что «призаводская обстановка жизни рабочих и служащих по возможности обставляются таким образом, чтобы насущные нужды населения обставлялись на месте, и в этом отношении Брянский завод в Бежице по широте масштаба представляет собой единственное явление среди крупных промышленных центров России» [9, с. 79].

 

Список литературы:
1. Брянский завод в Бежице, Орловск. губ.: [Ист. очерк] / АО Брян. рельсопрокат., железоделат., сталелитейн. и мех з-дов. – М., 1911. – 85 с.
2. Брянский завод при станции Бежица, Риго-Орловской железной дороги: [Проспект] / Акц. О-во Брянск. рельсопрокатного, сталелитейного, железоделательного и механич. завода. – М.: т-во тип. А.И. Мамонтова, ценз., 1896. – 4 с. 
3. Брянский машиностроительный завод. Сборник документов и материалов из истории завода. – Брянск: [Приок. кн. изд-во Брян. отд-ние], 1969. – 407 с.
4. Волохов В.П. Брянский ордена Трудового Красного знамени машиностроительный завод (Очерки революционных и трудовых традиций коллектива). – Тула: Приок. кн. изд-во, 1966. – 230 с.
5. Захарова Л.И., Федькина Н.Г., Гусева Ю.С. История возникновения улиц в рабочем поселке Бежица // Современные тенденции развития науки и технологий. – 2015. - № 6. – С. 14-17. 
6. Краткий исторический очерк принадлежащих Обществу заводов, железного рудника и угольных копей / Акционерное о-во Брянского рельсопрокатного, железоделательного, сталелитейного и механического завода. – СПб., 1896. – 99 с.
7. Кюнг П.А. Мобилизация экономики и частный бизнес в России в годы Первой мировой войны. – М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2012. – 237 с.
8. Обзор десятилетней деятельности Общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода: 1873-1883. – СПб., 1885. – 93 с.
9. Скороход Г.Н., Чубур А.А. Директор и председатель правления Акционерного общества Брянского завода Виктор Федорович Голубев, как меценат Бежицы // Россия в эпоху культурных и политических трансформаций. Сборник научных статей. – 2016. – С. 63-85.
10. Тенишева М.К. Впечатления моей жизни. – СПб.: Лениздат Команда А, 2014. – 479 с.
11. Троянов А.А. Доклад Правлению Общества Брянского завода д-ра мед. А.Н. Троянова по ревизии, произведенной по поручению Правления заводских больниц и заводов Общества в 1900 г. – СПб.: Техн. тип. ценз., 1901. – 22 с.
12. Устав Благотворительного общества при Брянском рельсовом заводе близ станции Бежицкой Орловско-Витебской железной дороги: [Утв. 8 мая 1894 г.]. – СПб., 1894. – 12 с.
13. Устав Больничной кассы при Брянском заводе Акционерного общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода. – Рига, 1913. – 17 с. 
14. Устав Ссудо-сберегательной кассы служащих на Брянском заводе Акционерного общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода: [Утв. 6 нояб. 1898 г.]. – СПб., 1898. – 20 с. 
15. Федькина Н.Г. Роль благотворительного общества при Брянском рельсопрокатном заводе в социальной поддержке трудового населения во второй половине XIX – начале XX вв. // Современные проблемы науки и образования. – 2011. - № 5. – С. 142.
16. Федькина Н.Г. Роль М.К. Тенишевой в становлении низшего технического образования в Бежице // Современные научные исследования. – 2012. – № 10. – С. 17.