Статья:

Проявление речевой агрессии в жанре интернет-комментария, направленной на группу лиц, объединенных по какому-либо признаку

Конференция: XLI Международная научно-практическая конференция «Научный форум: филология, искусствоведение и культурология»

Секция: Теория языка

Выходные данные
Филиппова М.П. Проявление речевой агрессии в жанре интернет-комментария, направленной на группу лиц, объединенных по какому-либо признаку // Научный форум: Филология, искусствоведение и культурология: сб. ст. по материалам XLI междунар. науч.-практ. конф. — № 10(41). — М., Изд. «МЦНО», 2020. — С. 13-20.
Конференция завершена
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Проявление речевой агрессии в жанре интернет-комментария, направленной на группу лиц, объединенных по какому-либо признаку

Филиппова Мария Петровна
аспирант, ФГБОУ ВО Удмуртский государственный университет, РФ, Ижевск

 

MANIFESTATION OF SPEECH AGGRESSION IN THE GENRE OF INTERNET COMMENTARY, AIMED AT A GROUP OF PERSONS UNITED BY SOME CHARACTERISTIC

 

Maria Filippova

Postgraduate student, Udmurt State University, Russia, Izhevsk

 

Аннотация. Речевая агрессия, направленная на группу лиц, объединенных по какому-либо признаку, соотносится с таким типом речевой агрессии, как язык вражды. Совокупность выявленных речевых средств и приемов актуализируют оппозицию групп «свой ‑ чужой» и может сформировать у адресата враждебное отношение к выделенной группе лиц.

Abstract. Speech aggression directed at a group of persons united by some criterion is associated with such a type of speech aggression as hate speech. The totality of the identified speech means and techniques actualizes the opposition of the “friend or foe” groups and can form in the addressee a hostile attitude towards the selected group of persons.

 

Ключевые слова: речевая агрессия; интернет-комметарий; интернет-коммуникация; язык вражды; оппозиция «свой ‑ чужой».

Keywords: speech aggression; internet comment; internet communication; hate speech; opposition " friend or foe ".

 

В рамках нашего исследования проявления речевой агрессии в жанре интернет-комментария определено, что речевая агрессия имеет разную направленность. Объектом агрессии может стать автор корневого поста, герои комментируемого материала, другие интернет-пользователи, оставившие свои комментарии, и представители иных групп (признак, по которому формируются группы, как правило, зависит от заявленной в корневом сообщении тематики, например, представители других национальностей «евреи», «поляки», «украинцы» или других политических взглядов «либералы», «демократы» и т.д.). Ранее в статьях освещались приемы реализации агрессии, направленной на личность другого коммуниканта, автора статьи/корневого поста и на героев поста [11, 16].

В данной статье выделяются основные приемы реализации речевой агрессии, направленной на группу лиц, объединенных по какому-либо признаку (далее примеры приведены с сохранением авторской орфографии и пунктуации, концептуально важные фрагменты выделены при помощи полужирного начертания).

Речевая агрессия, направленная на группу лиц, объединенных по какому-либо признаку, соотносится с таким типом речевой агрессии, как язык вражды. По определению О. С. Коробковой, это любое языковое выражение интолерантности или «языковой поступок», возбуждающий разного рода социальную вражду (национальную, религиозную и др.) [5, 12].

Язык вражды может быть направлен против любой социальной группы, не только против представителей чуждых этносов. Однако согласно проведенным исследованиям, наибольшую нетерпимость русскоязычный комментатор проявляет к представителям определенных наций. На момент исследования это украинский и американский народ. Конечно, оппозиция групп обусловлена экстралингвистическими факторами и будет зависеть от социально-экономической и политической ситуациями на мировой арене.

Так, на момент исследования яркую оппозицию групп «свой ‑ чужой» составляют группы, объединенные по признаку национальной принадлежности («украинцы ‑ русские»), и по смешанному основанию классификации: по признаку политических убеждений и территориальной принадлежности («США и Европа» ‑ «Россия»).

Сложные политические отношения России и Украины активировали лексический и словообразовательный уровни языка, где возникли различные негативно окрашенные наименования представителей украинского народа. Так, выделены следующие пейоративные номинации: «укры», «каклы», «хохлы», «укропы».

Кочубей): недочеловеки укропы хороши когда дохлые. пусть лезут... последние события дали им наглядный урок...

Пух2014: Каждому каклу по бетонной плите по пустой башке. Это моя мрия.

Antosha: Недоделанные хохлы не способны ни на что. Абсолютно.  Их били все. Даже шахтеры. Какелы терпилы.

Толковые словари русского языка середины ХХ века [10, 13] квалифицируют слово «хохол» как устаревшее; новейшие [3, 7] ‑ как вполне современное, с пометами «разг.» [7] и «разг.-снижен.» [3], причем [13] отмечает 'название украинца (первоначально уничижительное)', а [3] объясняет как 'пренебрежительное название украинца'.

Помимо самой пейоративной номинации представителей этноса, встречаются негативно окрашенные наименования государств, которые представлены разнообразными искажениями словарного облика слова. Чаще всего это окказионализмы, образованные при помощи форманта «укр- », при помощи словообразовательной и орфографической игры («Дуркаина», «Усраина»). Словообразовательная игра порождает ассоциации с категориями «материально-телесного низа» и «умственных способностей». Номинации, образованные при помощи словосложения со словом «кастрюля», отсылают к прецедентной ситуации протестов на площади Киева, где на головы протестующих были надеты кастрюли.

Брюс: какой послевоенной Укропии?:)) ЕЕ уже нет, есть недогосударство укроЗимбабве, которое расползается  как истлевшая сине-ссаная тряпка:))

Угро Finn: с Усраиной сразиться не терпится?

александр уткин: В следующем году, на Дуркаине будет принят ислам. Ведь основная религия Сомали, ислам. А кастрюляндия, так стремится к стандартам Сомали

Также встречаются окказионализмы, содержащие в себе элемент «–ландия/ ‑ ляндия», восходящий к германскому land ‘земля, страна’. Образования с этим элементом функционируют в русском языке как географические названия. Окказионализм «какляндия» образован при помощи данного элемента в сочетании со словом «каклы», которое является фонетическим искажением от «хохлы».

Пух2014: За воровство надо высылать в какляндию, там этим пидрам и место. А вот белогандонников навроде мудного буряка уже пора на куй насаживать

При помощи метонимического переноса с государства на граждан, актуализируется негативная оценка группы лиц, объединенных по признаку национальной принадлежности. Как правило, в комментариях проявление речевой агрессии не ограничивается только пейоративными номинациями, она также эксплицируется в комплексе со стилистически сниженными лексическими средствами.

Показательным в отношении оппозиции «свой – чужой» является противостояние на арене политических убеждений, например:

Александр Гальченко ПРАВОСЕКИ  с удовольствием будут намыливать вервки для СЕПАРОТНИ

Номинации «правосеки» является жаргонизмом от «правый сектор», а номинация «сепаротня» ‑ уничижительным искажением слова «сепаратисты».

Пейоративная номинация также реализуется при помощи словообразовательных средств через отсылку к сфере сексуальных отношений. Так, слово «гейропа» образовано при помощи словосложения от «гей» и «Европа». Операция словосложения служит отражению и выражению связанности предметов и процессов в действительности. Поэтому адресант актуализирует в сознании адресата принадлежность европейцев к геям.

злой бука: эта «помощь», не более чем замазывание глаз, прогиб перед гейропой и амерами и показуха перед своими, вот видите, мы же помогаем.

Словообразовательная и орфографическая игра в слове «лугнадоны» актуализирует сравнение жителей Луганска с «гондонами» (Гондон (гандон) – 2. презр. Никчемный, пустой человек. Жарг. Презр. Ничтожный, ни на что не годный человек. [9]) и выражает презрительное отношение адресанта к объекту оценки.

Aliir:  А не лугнадоны ли на днях объявили мобилизацию и стянули к границе войска?

Наряду со словообразовательными средствами языка, коммуниканты активно используют лексические средства, которые эксплицируют речевую агрессию, направленную на группу лиц. Речевая агрессия может выражаться при помощи различных пластов лексики.

1. Литературной лексикой с негативно-оценочной коннотацией:

Серафим Туликов: Нынче слово «запад» четко ассоциируется с некро-, педо-, зоо и прочими филами. Мутанты хуле

Дед Пихто: Какой нахрен выбор? Нет у Путина выбора. Если заступится за Донбасс, его вынесут вперед ногами из Кремля те, кого он обогрел в свое время. Посмотрите на эту разношерстную компашку - недоумки и предатели

Прохожий64: Хахлы-захватчики, они везде. По Мааскве вообще строем ходют

Антимоксель2019: А что, чиновники и менты  -не люди? Согласен, НЕЛЮДИ

Несогласный гражданин: Ложь, это форма правления кремля. Причем ложь во всем, от каждодневных выступлений, до обещаний на выборах.

Обличитель (несогласный гражданин): ты заметил, что тупой пропагандон повторяется в статье? Толи от склеротик, толи повторяет для тупых русофобов.

Antosha: Недоделанные хохлы не способны ни на что. Абсолютно.  Их били все. Даже шахтеры. Какелы терпилы.

2. Разговорно- сниженной, выполняющей функцию инвективы:

Werner: свинорылым вшиванькам до германцев как тараканам до слона. их судьба в хозяйских свинарниках дерьмо разгребать и очередному хозяину со всем хохляцким усердием сапоги лизать

Андрей Калюжный: Вы точно подметили укры быдло прыгающее на площади, и более ничего не могут

Антимоксель2019: А что, чиновники и менты  -не люди? Согласен, НЕЛЮДИ

3. Жаргонной

Гаити Гаити.: Амеры то кидалы дешевые, братьев хахлов кинули . Мне даже за них обидно. Укры к ним всей душой, даже Неньку процрали а этим франрам заокеанским ржавых посудин жалко

Antosha: Недоделанные хохлы не способны ни на что. Абсолютно.  Их били все. Даже шахтеры. Какелы терпилы.

При реализации речевой агрессии, направленной на группу лиц, используется концепт «криминальный мир». Иначе говоря, приписывание представителям той или иной группы предосудительной, антиобщественной, преступной деятельности. Чаще всего объектами агрессии становятся лица, объединенные по признаку отношения к власти, на что указывают вербальные репрезентанты «кремлевские», «пукинские», «наши».

Актуализация принадлежности к преступным действиям может достигаться за счет нейтральных лексических средств, в самом значении которой при констатирующем характере семантики содержится негативная оценка деятельности, занятий, поведения, либо за счет разговорно-сниженных средств:

Зароков Михаил: сейчас торг идет между сешеа и кремлевскими ворами. Сколько забрать, сколько оставить им. И что отдадут пукинские воры, чтобы сохранить оставленное им.

?!: та раздерибанят кремлёвский общак полюбасу, но надежда умирает последней ...

владимир: Ой, и так лишат. Они ждали пока «наши» всё стырят!:-) «Наши» тупо переводили деньги на «запад» без всяких гарантий. Думали что равные. Идиоты!

Семантику ненависти и вражды к определенной группе передают синтаксические средства языка – побудительные конструкции, актуализирующие совершение вредоносных или даже насильственных действий по отношению к объекту агрессии.

Западенцев отдадим пшекам, Лемберг австрийцам. Земля наша, каклы идут нах

Уже только 72 Дня! И Всем Пи..ец: И в чем интрига?! Ну тупыыыые хахлы! Я знаю, как их вылечить : Запретить, разогнать и присоединить! - Возвращайтесь на Родину мать...!

Среди приемов, формирующих негативную оценку группы лиц, выявлены и имплицитные приемы. Данные приемы могут заключаться в актуализации некой негативной ситуации, связанной с действиями объекта оценки:

Прохожий64: Хахлы-захватчики, они везде. По Мааскве вообще строем ходют

Вилли: Статью передрали из другого СМИ. А в целом мне до пятой точки, что в Хохоломории отмечают, кому молятся и за что пьют. Хохол есть хохол. Запусти его в Африку и ппц континенту. Все черные аборигены в испуге будут бежать в Европу .. к Меркель к сиське и на шею. Там где прошел саломордный, земля горит черным пламенем.

Также используется комплекс риторических приемов, например, прием, близкий к намеку:

Серафим Туликов: СП [свободная пресса] просто прокомментировал. И всё. А злость это не может вызвать. Если ты видишь крыс или тараканов, ты же не злишься на них, ты просто вызываешь санэпидемстанцию. Так почему мы должны злиться на укромонголов?

Адресант упоминает некоторую типизированную ситуацию, относящуюся к общему фонду знаний адресата, и посредством риторической вопросительной конструкции устанавливает немотивированное сходство с ситуацией, связанной с объектом оценки. В данном примере также актуализируется скрытое сравнение украинцев с крысами и тараканами. Понимание агрессивного посыла адресанта в таких случаях зависит от когнитивной способности адресата расшифровать и реконструировать всю ситуацию в целом.

Обращение к когнитивному плану требует и использование семантических импликации:

Лом Буров: Среди украинцев и евреев встречаются здравомыслящие люди

Компонентным анализом определено, что лексема «встречаться» содержит сему «случайно/редко», которая позволяет передать обратную семантику: «почти все украинцы и евреи нездравомыслящие люди».

Риторические вопросительные конструкции предполагают выделение из утверждения вопроса:

Sweet Home Alabama: У русских чего? Крышу уже окончательно сносит? Чем вам католическое рождество то мешает?

Вышеприведенные приемы соотносятся с приемом навязывания пресуппозиций или семантической импликации и относятся к числу скрытых приемов речевого воздействия и управления пониманием. Импликации представляют собой имплицитную информацию, выявление которой требует от человека определенных усилий.

Итак, были определены основные приемы реализации речевой агрессии в жанре интернет-комментария, направленной на группу лиц. Речевая агрессия, направленная на группу лиц, связана с приемами, создающими противопоставление групп «свой ‑ чужой». На момент исследования оппозицию составляли группы, объединенные по признаку национальной принадлежности («украинцы ‑ русские») и по смешанному основанию классификации: по признаку политических убеждений и территориальной принадлежности («США и Европа» ‑ «Россия»). В отдельную группу выделяются лица, объединенные по признаку отношения к власти.

 

Список литературы:
1. Воронцова Т. А. Речевая агрессия: вторжение в коммуникативное пространство.   Ижевск, 2006.   252 с.
2. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-образовательный. – М.: Рус.яз. 2000. – в 2 т. – 209 с.
3. Ефремова Т. Ф. Современный толковый словарь русского языка. В 3 т.   М., 2006.
4. Клушина Н. И. Образ врага (о военной риторике в мирное время) // Язык современной публицистики: сб. статей / Сост. Г.Я. Солганик. – М.: Флинта: Наука, 2005.   С. 144 – 161. 
5. Коробкова О. С. Маркеры языка вражды в номинациях этнической принадлежности: социолингвистический аспект // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. 2009.   № 111.   С. 200–205.
6. Крысин Л. П., Баранов А. Н., Грунченко О. М., Левонтина И. Б. Методические рекомендации по исследованию текстов для выявления призывов к осуществлению экстремистской деятельности. – М., 2005.
7. Кузнецов С.А. Большой толковый словарь русского языка.   М., 2002.
8. Кузнецов С. А., Оленников С. М. Экспертные исследования по делам о признании информационных материалов экстремистскими: теоретические основания и методическое руководство. – Москва: Издательский дом В.Ема, 2014.   312 с. 
9. Мокиенко В. М., Никитина Т. Г. Русское сквернословие. Краткий, но выразительный словарь. – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2008.
10. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. — 4-е изд., дополненное. — М.: Азбуковник, 1999.
11. Пушина М. П. Тактика argumentum ad personem в стратегии троллинга и флей- минга // Вестн. Удм. ун-та. – Ижевск, 2018. Вып. 5.   С. 282 - 288.
12. Риторика / Под общ. ред. В. Д. Черняк. М.: Издательство Юрайт, 2015.   430 с.
13. Словарь современного русского литературного языка: в 7 т. / Акад. наук СССР, Ин-т рус.яз. Москва ; Ленинград : Изд-во Акад.наук СССР, 1948-1965.
14. Стексова Т. И. Речевая агрессия в интернет-комментариях как проявление социальной напряженности // Политическая лингвистика: материалы Международной научной конференции «Политическая коммуникация».   Екатеринбург, 2013.   Вып. 3. С.   77-81.
15. Уолтон Д. Аргументы adhominem. – М., 2002.   351 с.
16. Филиппова М.П. Проявление речевой агрессии, направленной на авторов и героев статьи в жанре интернет-комментария // Научный форум: Филология, искусствоведение и культурология: сб. ст. по материалам XXXVI междунар. науч.-практ. конф. — № 5(36). — М., Изд. «МЦНО», 2020. — С. 92-99.