Статья:

ПРОГРАММА Ж. ДЮ БЕЛЛЕ ПО ОБОГАЩЕНИЮ ФРАНЦУЗСКОГО СЛОВАРЯ

Конференция: I Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 9. Филология

Выходные данные
Сиротенко А.Д., Михайлова Е.Н. ПРОГРАММА Ж. ДЮ БЕЛЛЕ ПО ОБОГАЩЕНИЮ ФРАНЦУЗСКОГО СЛОВАРЯ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. I междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1. URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/1.pdf (дата обращения: 18.10.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ПРОГРАММА Ж. ДЮ БЕЛЛЕ ПО ОБОГАЩЕНИЮ ФРАНЦУЗСКОГО СЛОВАРЯ

Сиротенко Алина Дмитриевна
студент Белгородского государственного университета, г. Белгород
Михайлова Елена Николаевна
научный руководитель, д-р филол. наук, доцент Белгородского государственного университета, г. Белгород

Многие лингвисты отмечают, что развитие французского языка в XVI веке носило динамический характер. Эти изменения коснулись всех уровней языковой системы, однако в наибольшей степени они затронули словарь. По выражению О.Бертена, французский словарь находился в то время в состоянии кипения (ébullition) [8, c. 83]. Это было связано со сложностями языковой ситуации во Франции — ситуации многоязычия. Как пишет А. Доза, с одной стороны, в связи с пробуждением интереса гуманистов к античной культуре и искусству, эпоха Возрождения была отмечена тенденцией к усиленным заимствованиям новых слов из латинского, греческого, а также итальянского языков. С другой стороны, в это же время среди передовых членов французского общества начал назревать повышенный интерес к родному языку, который постепенно перерастал в движение по его защите и прославлению [2, с. 125]. Сложившаяся ситуация обусловила основные направления движения по развитию французского национального языка [5; 3; 6].

Известно, что вплоть до XVI века во Франции все ведущие позиции удерживал за собой латинский язык. Он являлся прежде всего административным языком, представленным в области судопроизводства и международных отношений. Все акты, прошения, постановления, издаваемые королевской канцелярией, составлялись строго на латыни. И, несмотря на то, что, начиная уже с XIII века, встречались редкие случаи использования французского языка в деловых письмах, это явление носило, по свидетельству ученых, скорее фактический, а не юридический характер [3, с. 273]. Латынь господствовала также в области религии, литературы и образования: вся религиозная, философская и научная литература создавалась в то время на латинском языке [2, с. 377; 6, с. 299—230]. Не случайно, как пишет Ф. Брюно, основной целью первых лет обучения в университете было именно овладение латынью, которая позволяла студентам проникнуть в божественный в мир наук. Поэтому говорить и писать на латыни, причем не только в университете, и вне его стен, было основной обязанностью учащихся [9, p. 7].

Такая ситуация, как отмечает Н.А. Катагощина, свидетельствовала о том, что возможности письменного французского языка были сильно ограничены, а борьба за распространение французского языка была не только борьбой за окончательное вытеснение латыни как официального языка, но и отражала процесс становления французского национального письменно-литературного языка [3, с. 273]. Именно в это время появились первые гуманистические кружки, члены которых почувствовали в себе готовность приложить все усилия для решения проблемы совершенствования французского литературного языка. Необходимость скорейших реформ определялась тем, что литературный язык в то время не был устойчивым, его синтаксис и орфография заметно отличались у различных писателей и поэтов, его лексика была не так богата, как у латинского языка. Ситуация усугублялась тем, что большинство придворных поэтов неуклонно продолжали писать свои произведения на латинском языке, богатом и совершенном, за неимением подобных средств в родном языке. По мнению Ю.Б. Виппера, именно в этот важный по своему значению момент в идеологической жизни страны, сложилось гуманистическое литературное объединение «Плеяда» [1, с. 4]. Ее главным теоретиком стал поэт Жоашен Дю Белле (1522—1560). В 1549 году им был написан знаменитый трактат «Защита и прославление французского языка» (La défense et illustration de la langue française). В нем Дю Белле изложил программу «Плеяды» по обогащению французского языка. Одним из наиболее эффективных способов обогащения языка Дю Белле видел в расширении его словаря. Изучению воззрений поэта на развитие и обогащение французского языка и посвящена данная статья.

По мнению многих ученых, трактат Дю Белле, составленный поэтом на самом пике деятельности «Плеяды», превосходил уже существовавшие на то время поэтические документы. Этому, как пишет И. Эренбург, во многом способствовали не только пафосность, смелость и запальчивость тона поэта, но и революционный характер изложенных им идей [7]. Новизна «Защиты», как отмечает А.Д. Михайлов, обнаруживалась в том, что и в заглавии манифеста и в самой аргументации Дю Белле литературная проблема оказывалась как бы подчиненной проблеме языковой — задаче возвеличивания и обогащения французского литературного языка [4, с. 275]. Исходя из этого, мы понимаем, что именно осознанием Дю Белле всей важности языковой проблемы для литературного развития Франции XVI века и объясняется тот факт, что поэт посвятил целую главу трактата путям обогащения французского словаря. Остановимся подробнее на положениях данной программы.

Одним из основных способов обогащения французской литературной речи Дю Белле считал создание неологизмов согласно существующим словообразовательным моделям. Дю Белле призывал молодых поэтов не бояться изобретать новые слова, так как это делали греки, и смело употреблять их в своих произведениях, даже если в этом иногда не было особой надобности (Je veux bien avertir celuy qui entreprendra un grand oeuvre, qu’il ne craigne point d’inventer et composer à l’imitation des Grecs, quelques mots françois…et de user de quelques mots nouveaux, mesmes quand la necessité y contraint) [10, p. 136].

Поэт подчеркивал, что больше всего в новых терминах нуждалась область искусства, так как слов, относящихся к ней, во французском языке было крайне мало и они не были широко распространены. Это, по его мнению, вынуждало поэтов прибегать к заимствованиям из других языков: “…aux nouvelles choses estre necessaire imposer nouveaux mots, principalement ès arts, dont l’usage n’est point encores commun et vulgaire, ce qui peut arriver souvent à nostre poëte, auquel sera necessaire emprunter beaucoup de choses non encore traitées en nostre langue” [9, p. 137]. Однако Дю Белле предупреждал, что к неологизмам следует относиться с особой серьезностью, образовывать “Ne crains doncques, poète futur, d’innover quelque terme en un long poëme, principalement, avecques modestie toutesfois, analogie et jugement de l’oreille…” [10, p. 138].

Другим, не менее плодотворным способом расширения словаря французского литературного языка Дю Белле считал заимствование малоизвестных, но ярких слов из народной речи, в частности, из профессиональной сферы. Поэт утверждал, что представители различных профессий и люди труда не смогли бы сохранить своего ремесла, если бы они не использовали специальных слов, известных и распространенных только в их среде: “Les ouvriers jusques aux laboureurs mesmes, et toutes sortes de gens mecaniques, ne pourroyent conserver leurs mestiers, s’ils n’usoyent de mots à eux usitez et à nous incogneus” [10, p. 137]. Дю Белле полагал, что использование этих самых специальных терминов в поэзии, по примеру греков и римлян, позволило бы французам значительно обогатить свой литературный язык [10, p. 137]. При этом, как замечает Ю.Б. Виппер, в общении с рабочими и ремесленниками Дю Белле видел не только средство, позволяющее насытить словарный запас языка многообразными специальными, техническими терминами, но и возможность обогатить содержание собственных произведений [1, с. 130].

Третий способ обогащения словаря французского литературного языка Дю Белле видел в использовании архаизмов. Для возвращения в обиход незаслуженно забытых слов он предлагал молодым поэтам обратиться к произведениям старофранцузской литературы, чтобы найти там тысячи прекрасных слов, которые были утеряны в результате небрежности их соотечественников. В качестве примера Дю Белле приводил такие слова, как faire jour и его древний аналог ajourner, а также советовал использовать забытые слова anuicter вместо faire nuict, assener вместо frapper, а также isner вместо leger [10, с. 140].

И наконец последний, четвертый способ обогащения словаря французского языка Дю Белле видел в заимствованиях. При этом в его позиции обращает на себя внимание призыв именно к осторожным заимствованиям, причем исключительно из древних языков. Здесь поэт подробно остановился на вопросе заимствования имен собственных из греческого языка, что могло доставить немало проблем молодым поэтам. В частности, Дю Белле писал, что не все греческие имена могут быть адаптированы во французском языке, исключениями, по его мнению, являются многие односложные имена, как например Mars, некоторые двусложные и многосложные имена, такие как Venus и Jupiter. Поэтому Дю Белле призывал поэтов подходить к данной проблеме с осторожностью, при этом повторял, что обо всем следует судить с точки зрения благозвучия: “…il y a beaucoup de tels noms qui ne se peuvent approprier en françois <...> tu dois user en cela de jugement de ton oreille et discrétion” [10, p. 139].

Таковыми были предложения Дю Белле по обогащению родного языка за счет расширения его словаря. Эта программа имела немало сторонников и вне литературного кружка. Наиболее убедительным подтверждением этому является творчество Ф. Рабле. Как известно, свой знаменитый роман он опубликовал задолго до появления «Плеяды»: «Пантагрюэль» был опубликован им в 1532 г., а «Гаргантюа» в 1534 г. Как отмечает М.В. Сергиевский, созданная Рабле эпопея требовала от писателя богатого арсенала языковых средств. Поэтому, как бы предвосхищая программу Дю Белле по обогащению французского словаря, Рабле безгранично прибегал к образованию новых слов, многие из которых удержались и в последствии во французской литературе. Среди них М.В. Сергиевский выделяет такие, как arboriser, badaud, domineer, fanfare, jabot, marmotter и др. Кроме того, по мнению ученого, Рабле широко использовал в своих произведениях архаизмы, взятые из старофранцузских произведений, среди них baller (= danser), carole (= danse), cortil (= petit jardin) и др. Кроме того, Рабле оставил большое количество собственных неологизмов, таких, как hommet, martiner, mediciner, brimbelette и др. [5, с. 126].

Такими образом, можно сделать вывод, что языковая программа Дю Белле имела большое значение для обеспечения развития движения по обогащению и возвеличиванию национального французского письменного литературного языка. Своими предложениями Дю Белле еще раз доказал свою убежденность в том, что ни один язык не рождается сам по себе бедным или богатым, что всякий источник и начало языка — это желание и мастерство людей тщательно его возделывать и развивать [10, p. 56]. Предлагая заимствовать у греков и римлян способы обогащения французского словаря, Дю Белле призывал своих соотечественников сочинять произведения на родном языке, тем самым закладывая основы новой французской поэтической школы. А тот факт, что программа Дю Белле нашла отклик не только в кругу его соратников по «Плеяде», но и среди других писателей и поэтов эпохи Возрождения, еще раз доказывает ее значимость и универсальность.

 

Список литературы:

  1. Виппер Ю.Б. Поэзия Плеяды. Становление литературной школы. — М.: Наука, 1976. — 431 с.
  2. Доза А. История французского языка. — М.: УРСС, 2004. — 377 с.
  3. Катагощина Н.А., Гурычева М.С., Аллендорф К.С. История французского языка. — М., 1963. — 319 с.
  4. Михайлов А.Д. Поэзия Плеяды // История всемирной литературы: В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького. Т. 3. — М.: Наука, 1985. — 275—279 с.
  5. Сергиевский М.В. История французского языка. — М., 1938. — 126 c.
  6. Скрелина Л.М., Становая Л.А. История французского языка. — М.: Высшая школа, 2001. — 463 с.
  7. Эренбург И. Иоахим Дю Белле / Средние века и Возрождение: [Электронный ресурс] — Режим доступа: URL: http://svr-lit.niv.ru/svr-lit/articles/erenburg-dyu-belle.htm (дата обращения: 26.12.2012).
  8. Bertrand O. Histoire du vocabulaire français: origines, emprunts et création lexicale. — P., 2012. — 228 p.
  9. Brunot F. Histoire de la langue française, dès origines à nos jours. T. 2 (XVI-e siècle). — P., 1913. — 495 p.
  10. Du Bellay, Joachim. La défense et illustration de la langue française. Paris. Ed. E. Sansot, 1905. — 56—140 p.