Статья:

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ КОММУНИКАТИВНОЙ СТРАТЕГИИ УБЕЖДЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Конференция: III Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 4. Лингвистика

Выходные данные
Арутюнян К.А. ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ КОММУНИКАТИВНОЙ СТРАТЕГИИ УБЕЖДЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. III междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3. URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/3.pdf (дата обращения: 08.12.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 5 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ КОММУНИКАТИВНОЙ СТРАТЕГИИ УБЕЖДЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Арутюнян Карине Арменовна
студент Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону
Гущина Людмила Викторовна
научный руководитель, научный руководитель, доцент Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону

На наш взгляд, исследование коммуникативных стратегий в целом, а также коммуникативной стратегии убеждения и лингвистических особенностей ее реализации в частности, отвечает актуальным потребностям современного общества и обусловлено наличием лакун в теории личностно-ориентированного дискурса. Так, например, вопросы, связанные с изучением языковой личности автора, специфических средств объективации ее мировоззренческих установок, представлений стиля выражения мысли, рационального и эмоционального в речеповедении, способов и средств выражения диалогичности, авторизации, адресованности в процессе порождения, восприятия и понимания речи, выбора языковой личностью автора тех или иных ходов, тактик и стратегий для достижения коммуникативного успеха и многие другие не представляется возможным считать окончательно изученными.

Изучение коммуникативной стратегии убеждения отвечает потребностям коммуникации среди юридических и физических лиц, в сфере менеджмента, равно как и политической, профессиональной и пр., продуктивного, т. е. эффективного общения, поскольку очевиден тот факт, что достижение успеха в профессиональной деятельности любого специалиста во многом зависит от грамотной организации, понимания и управления своей речевой деятельностью.

Следует отметить, что в рамках настоящего исследования стратегии убеждения, нас, прежде всего, интересует личностно-ориентированный дискурс, понимаемый как проявление текста в его становлении перед мысленным взором интерпретатора [2, с. 208]. В процессе интерпретации, толкования, воссоздается мысленный мир автора, в рамках которого им был создан дискурс, и в котором описываются реальное / нереальное, желаемое и пр. положение дел. Здесь мы встречаем характеристики действующих лиц и их поступков, объектов, обстоятельств событий, времени и пр. При этом мысленный мир в процессе интерпретации приобретает детали и оценки, домысливаемые интерпретатором, на которые повлиял, прежде всего, его собственный жизненный опыт.

Итак, понятие коммуникативной стратегии понимается как совокупность языковых средств и речевых приемов для достижения адресантом намеченной им цели общения [1, с. 16]. В данном случае речь идет о достижении убеждения — как одной из основных целей продуктивной коммуникации, которое следует отграничивать от принуждения, поскольку последнее предполагает отсутствие аргументации и рассматривается как управление сознанием и поведением людей, достигаемое в основном с помощью прямого физического воздействия или же угрозами, приказами и пр.

В целом, цель убеждения состоит в изменении, трансформации, модификации картины мира адресата, являющейся только частью объективной картины ситуации и представляющей собой его знания, убеждения, веру, эмоциональное и интеллектуальное состояние и пр. [3, с. 16].

Результатом убеждения является как истинное знание о вещах и явлениях, так и мнение, нуждающееся в дальнейшем обосновании. Тем не менее, следует признать, что когда говорят об убеждениях в бытовой коммуникации, под ними подразумевают истинные суждения, взгляды и принципы, т. е. те убеждения, которые формируются у человека в результате его активной познавательной и практической деятельности.

Очевидно, что в процессе общения коммуникативная стратегия убеждения реализуется в речи адресанта посредством ряда коммуникативных тактик, среди которых, проведя анализ фатического материала личностно-ориентированного дискурса, нами были выявлены тактики: утверждения, предложения и совета, предупреждения и угрозы, тактика комплимента, тактика просьбы и требования. Каждая из указанных коммуникативных тактик реализуется в речи посредством тех или иных языковых средств.

Очевидно, что распознавание эффективности убеждения, удачи и/или неудачи его как интенционального хода возможно только при обращении к ответной реакции адресата. Например: “"I must see you," the caller insisted. "This is not a matter we can discuss on the phone. My lab is only an hour's flight from Boston." "It's urgent," the voice pressured. <…> "I've taken the liberty of sending a plane for you," the voice said. "It will be in Boston in twenty minutes"” [6, с. 3]. Так, приведенный выше диалог представляет собой телефонный разговор между Максимилианом Колером и профессором Лэндомом. Адресант пытается убедить адресата приехать в лабораторию для того, чтобы обсудить важное дело. Данная интенция в речи реализуется посредством повествовательного предложения с использованием глагола долженствования “must”, модальность которого указывает на необходимость выполнения конкретного действия. Однако позиция пропонента оказывается неубедительной. Тогда он приводит следующий аргумент: “This is not a matter we can discuss on the phone, используя сложносочиненное повествовательное отрицательное предложение для того, чтобы убедить адресата в важности и серьезности обстоятельства, обращаясь тем самым к тактике утверждения. Тем не менее, адресат настаивает на своем и не желает принимать поспешное решение. В результате адресант прибегает к следующему коммуникативному ходу, выраженному простым нераспространенным повествовательным утвердительным предложением: “Its urgent”, таким образом, настаивая на своей точке зрения и стремясь достигнуть своей цели. Последующие реплики направлены на достижение убеждения, поскольку содержат информацию о том, что решение в некоторой степени уже принято за адресата: “Ive taken the liberty of sending a plane for youIt will be in Boston in twenty minutes”, и ему остается только согласиться с адресантом.

Следует отметить, что необходимость использования убедительных утверждений наступает только тогда, когда в картинах мира адресанта и адресата существует разница. Иначе убеждение может быть сведено к обычной просьбе. Так, в последующем примере адресант определенно осознает тот факт, что адресат наверняка согласится с ним, соответственно, ему не приходится прибегать к аргументации, поскольку одной просьбы оказывается достаточно: “"George, I wish you'd look at the nursery." "What's wrong with it?" "I don't know." "Well, then." "I just want you to look at it, is all, or call a psychologist in to look at it." <…> "All right, let's have a look"” [5, c. 1].

В качестве коммуникативной тактики, способствующей достижению убеждения адресантом, в личностно-ориентированном дискурсе используется и тактика предложения и совета. В процессе ее реализации в ситуации общения адресант не оказывает давление на адресата, и у последнего таким образом остается выбор, последовать / не последовать совету говорящего, принять / не принять его предложение и т. д. Например: “"If you ever find you need help again, you know, if youre in trouble, need a hand out of a tight corner…" "Yeah?" "Please dont hesitate to get lost"” [4, с. 45]. Так, дух прадеда, иронично советуя своему правнуку, обращается к использованию побудительного предложения “Please dont hesitate to get lost”.

В целом, предложение о помощи является одним из самых распространенных; оно способно расположить коммуниканта к себе так, что позволяет отправителю текста и в дальнейшем продолжать давать советы, обоснованные его искренним желанием помочь адресату.

Противоположной по значению коммуникативной тактики предложения и совета, которая в большинстве случаев в лично-ориентированном дискурсе учитывает мнение обоих участников общения, оказывается коммуникативная тактика предупреждения и угрозы. Известно, что предупреждение сопровождается максимами действий из поля ментальных знаний адресанта о стандартных ситуациях, которые известны ему из сферы общественной практики. В своей речи адресант указывает на негативные последствия, к которым приведет исполнение действий, планируемых адресатом. Например: “"Drat you, dog! What be you a‑doing?" said he. "Nothing," said the dog. "I'll give you nothing! I'll flay the skin off you in the morning," said the farmer, slamming the window. "Help! help! help" cried the dog. Out came Giles's head again. "I'll kill you, if you make another sound," he said” [7, с. 37]. Так, угроза и предупреждение адресанта убить собаку, если та произнесет еще один звук: “I'll kill you, if you make another sound” прерывают на некоторое время процесс действий адресата и / или препятствуют их начинанию.

Таким образом, в ходе проведенного нами анализа фатического материала, заимствованного из художественных произведений современной англоязычной литературы, мы выявили то, что коммуникативная стратегия убеждения в личностно-ориентированном дискурсе реализуется в речи посредством ряда коммуникативных тактик, а именно: утверждения, предложения и совета, просьбы и требования, угрозы и предупреждения.

 

Список литературы:

  1. Иванова О.В., Черник Н.Н. Коммуникативные стратегии и их роль в подготовке специалистов в неязыковом вузе // Межкультурная коммуникация и профессионально ориентированное обучение иностранным языкам: материалы IV Междунар. науч. конф., посвящ. 89-летию образования Белорус. гос. ун-та, Минск, 29 окт. 2010 г. / редкол.: В.Г. Шадурский [и др.]. — Минск: Изд. центр БГУ, 2010. — С. 15—16.
  2. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. — Волгоград: Перемена, 2002. — 385 с.
  3. Сергеев В.И. Когнитивные методы в социальных исследованиях // Язык и моделирование социального взаимодействия. — М.: Прогресс, 1987. — С. 3—20.
  4. Adams D. The Restaurant at the End of the Universe. — М.: «Новое поколение», 1980. — 208 с.
  5. Bradbury R. The Veldt. — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.multikulti.ru/files/file00000564.pdf (дата обращения 02.04.2013).
  6. Brown D. Angels & Demons. — New York: “Pocket Books”, 2001. — 157 p.
  7. Tolkien J.R.R. Farmer Giles of Ham. — М.: «Прогресс», 2000. — 144 p.