Статья:

ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРИОД НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН 1802—1812 ГГ.

Конференция: V Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 4. Лингвистика

Выходные данные
Белкина П.Ю. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРИОД НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН 1802—1812 ГГ. // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. V междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(5). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/5(5).pdf (дата обращения: 20.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРИОД НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН 1802—1812 ГГ.

Белкина Полина Юрьевна
студент, Кемеровский государственный университет, г. Кемерово
Чернышева Марианна Николаевна
научный руководитель, научный руководитель, старший преподаватель кафедры французской филологии, Кемеровский государственный университет, г. Кемерово

«Эпоха французского языка» в России началась после восхождения на престол императрицы Елизаветы Петровны. В это время в Россию хлынуло множество французов, которые поступали не только на государственную службу, но занимались и образованием молодых дворян, хотя далеко не все из них имели для этого достаточный уровень образования. Связано такое поклонение иностранному языку в нашей стране с французским просвещением и Великой французской революцией.

В период правления Павла I произошло снижение влияния галломании в России, но с начала правления Александра I это явление набирает новые обороты и даже достигает своего апогея. Однако с началом Наполеоновских войн и особенно Отечественной войны 1812 года ситуация кардинально изменилась.

К началу XIX века все образованные дворяне говорили на французском языке лучше, чем на родном. Значение и размах употребления галлицизмов можно проследить в литературе данного периода. Так, Грибоедов в «Горе от ума» упоминает о «смешенье языков: французского с нижегородским», характеризуя таким образом лингвистическую ситуацию в Российской империи.

И вот в начале XIX века начинаются постоянные военные кампании против наших же кумиров, в пределы нашей страны вторгаются войска страны, которой мы подражали в течение нескольких десятилетий, на языке которой говорит наша интеллигенция… Избежать ломки сознания было просто невозможно.

Начало наполеоновских войн привело к зарождению национализма, и не только русского: в немецких землях началось становление национализма немецкого. Одним из его проявлений и стало возвращение к русскому языку и русской культуре.

В этот период в Российской Империи сформировалась так называемая «русская партия». В неё вошли такие известные политические деятели как Шишков, Ростопчин и Глинка. Главной задачей «русской партии» было возрождение патриотизма и развенчание культа французской культуры и языка в нашей стране. Ростопчин так говорил о дворянах: «Как же им любить свою землю, если они и русский язык плохо знают? Как им стоять за веру, царя и Отечество, когда они закону Божьему не учены и когда русских считают за медведей». В своих произведениях Ростопчин высказывает идею о необходимости возрождения русского языка, осмеивая увлечение языком французским и подражание ему.

Большой вклад в развитие национального языка Российской Империи внёс Алексей Семёнович Шишков. Широко известны его «Рассуждения о старом и новом слоге российского языка», где он писал: «Всякъ, кто любитъ Россійскую словесность, и хотя нѣсколько упражнялся въ оной, не будучи зараженъ неизцѣлимою и лишающею всякаго разсудка страстію къ Францускому языку, тотъ развернувъ большую часть нынѣшнихъ нашихъ книгъ съ сожалѣніемъ увидитъ, какой странный и чуждый понятію и слуху нашему слогъ господствуетъ въ оныхъ» [7]. Однако Шишков говорит и том, что заимствования в языке могут иметь место, но только если они оправданы. Высказывался Шишков и против чрезмерного распространения французской литературы.

Кроме того, осмеивал галломанию в своих произведениях Крылов. Особую критику можно проследить в таких его произведениях, как «Модная лавка» и «Урок дочкам». Главными героями первого являются супруги Сумбуровы. На примере их взаимоотношений Крылов показывает столкновение приверженцев русской культуры и языка с приверженцами французского. Писатель даёт негативную оценку чрезмерному влиянию галломании в обыденной жизни.

Большое значение имело и образование Общества любителей российской словесности, созданное в 1811 году, и основание журнала «Русский вестник», который также занимался осмеянием галломании. Популярными в этот период становятся и произведения Нахимова, одного из самых ярых галлофобов.

Пик борьбы с галломанией приходится на 1812 год, когда французские войска вступили на территорию Российской Империи. В обществе в этот период назревает протест против чрезмерного использования французского языка в речи. Подобные настроения отражены в романе Льва Толстого «Война и мир». Автор так описывает сложившуюся в высшем обществе ситуацию: «В обществе Жюли, как и во многих обществах Москвы, было положено говорить по-русски, и те, которые ошибались, говоря французские слова, платили штраф в пользу в пользу комитета пожертвований» [10, с. 146]. Российское дворянство считало употребление в речи французских слов в речи в некоторой степени «предательством» и «государственной изменой».

Так, в «Письмах из Москвы в Нижний Новгород» или «Письмах из сожжённой Москвы», Муравьёв-Апостол описывает ситуацию, сложившуюся в Москве в 1812 году. Автор выражает своё отношение к ситуации последних лет: «Я не могу не согласиться с теми, которые приписывают несказанное зло общему, между нами, употреблению французского языка: он отравил у нас главный источник общественного благоденствия — воспитание» [5]. Вместе с тем, в «Письмах» говорится и о том, что отказаться совершенно от заимствования французских слов невозможно, и оно может быть даже полезно для обогащения собственного языка. Кроме того, автор пытается в некоторой степени разграничить французский язык и французский народ: «не станем смешивать двух разных вещей: народа и языка, на котором он говорит. Первой нанес нам вред неисчислимый; кто в этом поспорит! — а второму — и это правда — мы обязаны почти всеми успехами, которые мы сделали на поприще словесности» [5].

А в то же время на поле битвы малограмотные русские крестьяне, не знавшие французского языка, путали своих офицеров, свободно владевших французским, с солдатами наполеоновской армии. В связи с этим Денис Давыдов писал: «К каждому селению один из нас вынужден был подъезжать и говорить жителям, что мы русские, что мы пришли на помощь к ним и на защиту православной церкви. Часто ответом нам был выстрел или топор… Принимали за неприятеля от нечистого произношения русского языка…» [2].

Однако, несмотря на негативное отношение в этот короткий период к французскому языку и резкое сокращение к нему интереса в последующий период, мы обогатили свой язык заимствованиями из языка французского.

Так, в русском языке появилось несколько просторечных слов. Французы, желая остаться на ночлег у русских малограмотных крестьян, обращались к ним “cher ami”, откуда появилось известное нам слово «шаромыжник», означающее жулика, обманщика или просто попрошайку.

Ещё одно заимствование — слово «шваль», (по-французски cheval — лошадь). Существует две версии его появления. Первое, казалось бы, более приятное, связано с тем, что, когда под французом убивало лошадь, они громко восклицали, конечно же, произнося и слово “cheval”. Другая версия основана на более грустных событиях: голодным французам приходилось есть лошадиное мясо, за что их и прозвали «швалью».

Третье заимствованное слово — «шантропа», означающее в русском языке никчёмного человека. Появилось оно в обиходе у русских людей немного позже предыдущих, но всё же его употребление связано непосредственно с Отечественной войной 1812 года. После неё далеко не все французы вернулись на родину, где в то время начались большие перемены. Многие из них становились гувернёрами и антрепренёрами у провинциального дворянства. Приходилось им проводить и всевозможные прослушивания, вердиктом которых чаще всего было французское “chantera pas”, означающее просто-напросто то, что человек не имеет способностей к пению. Однако русские и это выражение заимствовали в свою речь для обозначения проходимца.

Но и французы вынесли для себя из войны не только исторические и политические уроки, но и пару новых слов.

Большинство из нас слышало, скорее всего, не совсем достоверную версию происхождения слова «быстро». Основанием для неё послужило предположение, что во время своего пребывания в Европе, в частности, во Франции, русские солдаты в кабаках просили обслужить побыстрее. Вот и пошло отсюда французское «бистро», заимствованное нами уже из французского название кафе.

Более интересным является другое заимствование. В конце войны французы потерпели поражение на реке Березине, которое ознаменовало конец Отечественной войны и начало Заграничного похода русской армии. Для французов же оно стало катастрофой. Вот и называют они теперь катастрофу хорошо знакомым русским патриотам словом “Berezina”.

Однако, не смотря на все потрясения этого времени и резкий спад интереса к французскому языку и даже негативное к нему отношение, говорить о полном исчезновении галлицизмов из русской речи не приходится. Этого не произошло не только потому, что галлицизмы прочно вошли в язык. На протяжении ещё нескольких десятилетий дворянство продолжало использовать французский язык в речи, хотя и не столь часто. Сокращение использования галлицизмов можно также проследить в литературе. Возьмём, для примера, романы Льва Толстого и Фёдора Достоевского. В произведениях последнего галлицизмы не исключены, можно найти и несколько страниц, написанных на французском. Однако использование иностранного языка Толстым не идёт ни в какое сравнение. Тут же можно заметить, что разница в употреблении французской речи Толстым и Достоевский связана в первую очередь с различием эпох, описываемых писателям. Употребление ими французского языка говорит нам и о том, что современники свободно им владели, а значит, французский язык не исчез из повседневного употребления. Известно также, что первые патриоты русского языка — Шишков и Ростопчин, свободно владели французским и употребляли его в речи, что, однако же, не мешало им выступать за чистоту родного языка.

Таким образом, лингвистическая ситуация в стране и развитие национального языка в начале XIX века тесно связаны с Отечественной войной 1812 года и политическими процессами. Несмотря на огромнейшее влияние французского языка в России, существовало и оппозиционное движение за сохранение и чистоту русского языка. В то же время, чрезмерное употребление французского в речи имело негативную окраску. Необходимо заметить, что столь популярный иностранный язык не утратил полностью своего значения и после галлофобии.

 

Список литературы:

  1. Альтшуллер М. Двести лет споров о русском языке — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://magazines.russ.ru/nj/2004/234/alt9.html (дата обращения 07.10.2013).
  2. Бабич Д. Поде битвы — язык: как победа над Наполеоном остановила «языковую смуту» — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://ria.ru/1812_parallels/20120912/747693791.html (дата обращения 07.10.2013).
  3. Егерева Т.А. Галлофобия Ростопчина в 1812, или куда московский генерал-губернатор пешком ходил — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://utopiya.spb.ru/index.php?option=com_content&view=article&catid=108:2011-10-29-18-21-54&id=2375:---1812--- (дата обращения 09.10.2013).
  4. Крылов И.А. Модная лавка — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://ocr.krossw.ru/html/krylov/krylov-lavka-ls_28.htm (дата обращения 10.10.2013).
  5. Муравьёв-Апостол И.М. Письма из Москвы в Нижний Новгород — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://az.lib.ru/m/murawxewapostol_i_m/text_0020.shtml (дата обращения 06.10.2013).
  6. Пушкарёв С. Россия в XIX веке (1801—1914) — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/pushk/03.php (дата обращения 09.10.2013).
  7. Ростопчин Ф.В. Мысли вслух на Красном крыльце российского дворянина Силы Андреевича Богатырёва — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.az.lib.ru/r/rostopchin_f_w/text_0120.shtml (дата обращения 09.10.2013).
  8. Ростопчин Ф.В. Ох, эти французы Муравьёв-Апостол И.М. Письма из Москвы в Нижний Новгород — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.az.lib.ru/r/rostopchin_f_w/text_0110.shtml (дата обращения 08.10.2013).
  9. Селезнева М. Отечественная война 1812 г. II. Галлицизмы и не только — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.tete-a-tete-magazine.fr/ru/kultura/1166-otechestvennaya-voyna-1812-goda-2-gallizismi-i-ne-tolko/ (дата обращения 06.10.2013).
  10. Толстой Л.Н. Война и мир, т. 3 — М.: «Художественная литература», 1978, с. 146.
  11. Храмов А. «Ура, русские!»: национализм 1812 года — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.russ.ru/pole/Ura-russkie!-nacionalizm-1812-goda (дата обращения 08.10.2013).
  12. Шишков А.С. Рассуждение о старом и новом слоге российского языка — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://az.lib.ru/s/shishkow_a_s/text_1803_rassuzhdenie_o_starom.shtml (дата обращения 08.10.2013).