Статья:

ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ В РАЗРЕЗЕ БРАЧНОГО ДОГОВОРА

Конференция: VI Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 10. Юриспруденция

Выходные данные
Игнатьева Е.А. ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ В РАЗРЕЗЕ БРАЧНОГО ДОГОВОРА // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. VI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(6). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/6(6).pdf (дата обращения: 25.09.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ В РАЗРЕЗЕ БРАЧНОГО ДОГОВОРА

Игнатьева Елена Александровна
студент ГБОУ СПО ИО Ангарского политехнического техникума, г. Ангарск
Курдюмова Анастасия Александровна
научный руководитель, научный руководитель, преподаватель ГБОУ СПО ИО Ангарского политехнического техникума, г. Ангарск

Российское законодательство выделяет два режима имущества супругов: законный и договорный. Договорный режим общего имущества супругов вытекает из составления и заключения супругами брачного договора. Практика заключения таких договоров пока еще не нашла широкого применения в нашей стране. И дело не в том, что его заключение актуально для семей с высоким уровнем благосостояния, прослойка которых не велика. Это скорее потому, недостаток информации о данном институте не дает большинству людей воспользоваться реально принадлежащими им правами. Кроме того, развитию института брачного договора в России во многом препятствует несовершенство действующего гражданского и семейного законодательства.

Брачный договор — явление, распространенное в странах Западной Европы и Северной Америки: там в 75 % случаев вступающие в брак заключают брачный контракт. В России же такой документ не пользуется особенной популярностью, хотя и считается полноценной частью действующего законодательства.

Представляется, что это происходит по двум причинам. Первая — российский менталитет. По мнению психологов, наше отношение к браку сформировалось в XX веке. Брак — это нечто возвышенное, романтическое. Серебряный век объявил «поход за чувствами». Комсомольская романтика закрепила результат. Любовь искупает все. Говорить же о земном — пошло.

Второй причиной того, что брачный контракт не приживается в нашей практике, является специфика его регулирования: брачный контракт в России может затрагивать лишь имущественные отношения, что принципиально отличает российское законодательство в этой области от законодательства других стран. Любые пункты брачного договора, касающиеся распределения домашних обязанностей, воспитания детей, ведения хозяйства и каких бы то ни было иных прав и обязанностей супругов, не будут иметь законной силы. Не может брачный контракт фиксировать, сколько детей должно быть в семье или с кем они останутся после развода. Не может брачный контракт содержать пункты, касающиеся прописки. Нельзя включать в него положения о посмертном распоряжении имуществом, потому что брачный договор не может включать в себя элементы завещания. Особо оговаривается в законе, что брачный контракт не может ограничивать дееспособность или правоспособность супругов: например, недействительными будут пункты, устанавливающие, что один из супругов должен оставить работу или отказаться от права на раздел имущества (хотя последнее право и является имущественным).

В целом следует отметить, что брачный договор является новеллой российского законодательства. Впервые понятие «договорной режим имущества супругов» появилось в отечественном праве с введением в действие 1 января 1995 г. части первой Гражданского кодекса РФ. Согласно положениям п. 1 ст. 256 ГК РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим имущества супругов. Однако имущественные отношения супругов, в том числе договорные, были подробно регламентированы уже позднее, в 1996 г., нормами не гражданского, а семейного права. Согласно положениям ст. 40 Семейного кодекса РФ, брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Своим возникновением институт брачного договора обязан прежде всего переходом России к рыночным отношениям. С распадом Советского Союза постепенно реформируется российское частное право, большинство императивных норм заменяются диспозитивными, предоставляя участникам правоотношений большую, по сравнению с ранее действовавшим законодательством, свободу в реализации своих прав, возможность самоопределения и самоорганизации. Принцип диспозитивности находит свое воплощение и в семейном праве, обоим супругам предоставляется возможность самим изменять установленный законом режим совместной собственности посредством заключения соглашения и устанавливать режим имущества супругов, отличающийся от режима совместной собственности.

Но как сами российские граждане, так и российская правовая система оказались не совсем готовы к восприятию нового. Если за границей брачный контракт является обычным делом, то населением нашей страны этот правовой институт был воспринят не сразу. Молодожены считали, что, заключая брачный контракт, они ставят под сомнение искренность своих чувств по отношению друг к другу.

Однако в настоящее время наблюдается постоянно возрастающий интерес российских граждан к брачному договору, особенно среди обеспеченных слоев населения.

Глубокий анализ теоретических положений, материалов судебной практики и нормативно-правовой базы позволил прийти к выводу, что правовое регулирование брачного договора в российском праве содержит определенные пробелы.

Как показала практика, данный институт современного права имеет ряд несовершенств и неудобств. Отсутствие четкого механизма правового регулирования порождает множество споров между юристами относительно толкования и применения тех или иных положений данной подотрасли права.

На практике чаще всего заключение брачных договоров происходит одновременно с регистрацией брака. Такой порядок характерен для многих молодых пар независимо от уровня их доходов. Зачастую это связано либо с более здравым взглядом на брак и имущественные отношения между супругами, либо с ситуацией, когда молодых супругов наделяют имуществом их родители, которые хотели бы получить гарантии сохранности имущества на случай расторжения брака их детьми.

Другой типичный случай заключения брачного контракта — когда брак уже распался, а у супругов возник спор об имуществе. В этом случае брачный контракт носит элементы мирового соглашения и призван минимизировать расходы супругов по разделу имущества, поскольку такой шаг предполагает дополнительные расходы (уплата госпошлины, расходы на оценку имущества, на представителей и пр.).

Надо отметить, что не всегда супруги входят в договорные отношения в рамках заключения брачного контракта непременно на случай развода. Например, если семья (или хотя бы один из супругов) занимается бизнесом, то бывает, что брачный контракт заключается по следующей схеме: имущество записывается на одного из супругов, а ответственным лицом в бизнесе является другой супруг. Это дает определенную защиту имущества от кредиторов и взысканий.

Другой типичный пример — ситуация, когда один из супругов распродает семейное имущество. Согласно Семейному кодексу, оно (в отсутствие брачного контракта) является совместным, поэтому добиться признания такой сделки недействительной очень трудно, если только речь не идет о недвижимости: нужно доказать, что покупатель знал или заведомо должен был знать о несогласии второго супруга на распродажу. Таким образом, наличие брачного контракта также выступает гарантом сохранности имущества супругов.

Проведенное исследование позволило выявить так же следующие пробелы.

В случае заключения брачного договора лицами, пока не состоящими в браке, а лишь намеревающимися официально оформить супружеские отношения: в законодательстве и практике отсутствует единство мнений о том, кого следует признавать лицами, вступающими в брак: всех совершеннолетних, дееспособных граждан, планирующих в неопределенном будущим узаконить отношения и заключающих брачный договор заранее либо лиц, подавших соответствующее заявление в органы ЗАГСа. Вторая позиция представляется более обоснованной, поскольку позволяет отграничить конкретных субъектов брачного договора и свидетельствует о серьезности намерений последних.

В ст. 42 СК РФ отсутствует четкое указание на возможность включения в брачный договор имущества, принадлежащего каждому из супругов до вступления в брак. Данный пробел порождает различное толкование соответствующей нормы и в определенной мере нарушает права лиц устанавливать в брачном договоре любой режим для своего имущества.

Думается, что такая неопределенность, заложенная в самой ст. 42 СК РФ, будет и в дальнейшем приводить к принятию таких решений в судебной практике.

Поэтому предлагается ч. 1 ст. 42 СК РФ изложить в следующей редакции: «Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (ст. 34 СК РФ) и режим собственности каждого из супругов…».

В случае признания возможности включения в брачный договор имущества каждого из супругов, в том числе нажитого до вступления в брак, предлагается внести соответствующую поправку в ГК РФ, изложив ч. 2 ст. 256 следующим образом: «Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар или в порядке наследования, является его собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества».

Неоднозначно сложилась позиция ученых относительно вопроса обеспечения гарантий прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора.

В соответствии со ст. 46 СК РФ, регламентирующей данные правоотношения, супруг обязан уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора. Кредитор (кредиторы) супруга-должника вправе требовать изменения условий или расторжения заключенного между ними договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами в порядке, установленном статьями 451—453 ГК РФ.

Между тем позиция законодателя, просматривающаяся в п. 1 ст. 46 СК РФ, вряд ли справедлива. Например, возможна ситуация, при которой один из супругов, которому по каким-то причинам стали невыгодны условия брачного договора и который почему-то не хочет обращаться в суд с требованием о его расторжении, вступает в сговор со своим кредитором или с тем, кто возьмет на себя данную роль, не являясь таковым на деле. За этим последует требование лжекредитора к супругу-лжедолжнику исполнить обязательство независимо от содержания брачного договора, что в конечном счете приведет к незаконному обогащению одного супруга и к нарушению прав другого. Думается, что кредитор не должен обладать приоритетным по сравнению со вторым супругом правом на охрану своих имущественных прав.

Если мы обратимся к опыту стран континентальной Европы, по образцу которых построено регулирование семейных отношений в России, то в большинстве этих стран защита интересов кредиторов регулируется следующим образом. Текст брачного договора публикуется в специальном государственном печатном органе или публичном реестре, в таком же порядке вносятся сведения о его заключении, изменении и расторжении. В некоторых странах предусмотрен судебный порядок. Так, во Франции если один из супругов является коммерсантом на момент заключения брака или становится им, то брачный договор должен быть заключен на условиях и под страхом применения санкций, предусмотренных регламентом, относящимся к торговому реестру. После заключения брака внесение изменений в брачный договор допускается по решению суда.

В Италии брачный контракт подлежит регистрации в местном органе власти, а если предметом брачного договора является недвижимое имущество, то в органе, регистрирующем сделки с недвижимым имуществом.

В странах континентальной Европы супруги, как правило, пользуются при заключении брачного договора меньшей свободой, чем в России. Например, в Нидерландах заключение брачного договора в принципе допускается лишь до заключения брака. Заключение или изменение брачного договора после заключения брака возможно только при получении специального разрешения суда.

В нашей стране регистрация брачного договора не требуется. В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 21 июля 1997 г. 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» регистрируются сами права на недвижимое имущество, а не брачные договоры. Хотелось бы обратить внимание на то, что отсутствие государственной регистрации брачного договора, предметом которого является недвижимое имущество, противоречит положениям п. 1 ст. 164 ГК РФ, согласно которым сделки с недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации, и вызывает неудобства при обращении взыскания на имущество супруга должника. Так, Ленинский районный суд удовлетворил иск Владимировой к Владимирову и к ОАО «Альфа-Банк» об освобождении имущества от ареста и исключил все недвижимое имущество из описи, составленной во исполнение решения суда о взыскании с Владимирова в пользу ОАО «Альфа-Банк» задолженности по кредитному договору.

Суд признал, что недвижимость отошла истице по брачному договору, заключенному супругами Владимировыми до ареста имущества, а государственная регистрация перехода права собственности по этому договору не требуется, так как не предусмотрена семейным законодательством. С таким выводом суда согласился и суд кассационной инстанции.

В надзорном порядке судебные постановления были отменены по тем основаниям, что в силу п. 1 ст. 164 ГК РФ сделки с недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации. Согласно ч. 2 ст. 251 ГК РФ, момент перехода доли в праве общей собственности по договору, подлежащему государственной регистрации, определяется в соответствии с п. 2 ст. 223 ГК РФ, в силу которого в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации. Поскольку представленное истицей в суд брачное соглашение о разделе недвижимого имущества не содержало сведений о его государственной регистрации, такое соглашение не могло являться для суда достаточным основанием для освобождения имущества от ареста как не принадлежащего супругу-должнику. Спор подлежал разрешению с учетом всего объема совместно нажитого имущества, которое суду следовало разделить между супругами по правилам главы 7 СК РФ и удовлетворить заявленный иск в пределах имущества, отошедшего истице [1].

То, что предметом брачного договора чаще всего выступает недвижимое имущество — факт однозначный. Менее всего супругам посредством заключения брачного договора важно определить судьбу малоценного движимого имущества, в то время как объекты недвижимости обладают значительной ценностью, при этом практически не подлежит износу или иным существенным стоимостным изменениям. В связи с этим, как представляется, правовое регулирование брачного договора должно быть более ориентировано на обеспечение законности сделок с недвижимым имуществом. Представляется, что законодательно установленное требование государственной регистрации брачного договора, посредством которого определяется судьба недвижимого имущества было бы оправданно и своевременно.

Брачный договор является сделкой. Таким образом, если предметом брачного договора является недвижимое имущество, то целесообразна и регистрация данного договора в органах, осуществляющих регистрацию сделок с недвижимым имуществом. Если же предметом брачного договора является движимое имущество (денежные вклады, транспортные средства и т. д.), то, обращаясь к опыту стран Европы, например Италии, возможна регистрация таких договоров в местном государственном органе.

Брачным договором может быть установлен режим раздельной собственности. В связи с этим можно рассмотреть следующий пример из практики. Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа отказал в удовлетворении кассационной жалобы муниципального образования городской округ Стрежевой на решение Арбитражного суда Томской области от 17 ноября 2008 г. и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 23 января 2009 г. по делу № А67-3801/2008 по иску индивидуального предпринимателя В.П. Щербакова к муниципальному образованию о признании недействительными торгов по продаже в порядке приватизации нежилого здания [2]. Исковые требования мотивированы неосновательностью действий конкурсной комиссии по не допущению к участию в торгах истца. Решением Арбитражного суда Томской области, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда, исковые требования удовлетворены, признаны недействительными торги по продаже нежилого здания. Из обстоятельств дела следует, что В.П. Щербакову было отказано в допуске к участию в торгах с указанием на непредставление нотариально удостоверенного согласия супруги на совершение сделки; представленный В.П. Щербаковым на участие в аукционе брачный договор от 21 марта 2002 г. комиссия не приняла во внимание, сославшись, что он не cодержит условие о возможности отчуждения либо приобретения супругом недвижимого имущества без нотариально удостоверенного согласия второго супруга и не может заменить нотариально удостоверенное согласие супруга на совершение сделки. Исходя из того, что брачный договор, представленный В.П. Щербаковым с заявкой на участие в аукционе содержит условие о том, что недвижимость, приобретенная супругами во время брака в случае его расторжения является собственностью того супруга, на чье имя данное имущество будет оформлено, а законодательное регулирование совершения сделок с недвижимым имуществом не предусматривает обязательное нотариальное удостоверение и (или) обязательную регистрацию сделок купли-продажи, за исключением сделок купли-продажи жилых помещений, судами сделан обоснованный вывод о том, что заявка В.П. Щербакова была возвращена без законных к тому оснований. При таких обстоятельствах выводы судов о том, что конкурсной комиссией допущены нарушения порядка проведения аукциона, правомерны. Представляется, что наличие подобных спорных ситуаций вызвано не совсем ясным представлением в том числе правоприменителей о сущности различных имущественных режимов, устанавливаемых брачным договором. Необходимо учитывать, что режим раздельности может быть установлен только вы отношении общего имущества. При этом основные сложности возникают при применении данного режима абсолютно ко всему имуществу супругов, поскольку на практике весьма трудно установить и доказать, на чьи доходы было куплено то или ионе имущество и определить его собственника. Следовательно, разумно было бы ограничить возможность избрания раздельного режима только в отношении имущества, подлежащего какой-либо официальной регистрации — недвижимого имущества, вкладов в банках, долей в уставных капиталах организаций.

Среди ученых также существует мнение о необходимости расширения брачного договора. Согласно ст. 40 СК РФ, предметом брачного договора может быть только имущество супругов (как уже имеющееся, так и имущество, которое будет приобретено в будущем) и имущественные права супругов, в частности права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов. К сожалению, в России в брачном договоре нельзя урегулировать личные отношения супругов или каким-либо образом обеспечить интересы детей. Это вызывает разочарование у многих граждан, желающих заключить брачный контракт.

В других странах содержание брачного договора значительно шире. Им могут регулироваться в том числе и личные отношения супругов, обеспечиваться интересы детей.

Думаю, что такой подход наиболее правильный. Достаточно удобно, когда, вместо того чтобы заключать отдельные соглашения, все права и обязанности, вытекающие из отношений супругов, можно урегулировать в одном документе. Тем самым обеспечивается как экономия времени, так и учитывается больший круг разнообразных интересов субъектов семейных правоотношений.

Например, в Белоруссии помимо имущественных отношений супругов брачным договором могут быть урегулированы формы, методы, средства воспитания детей, место проживания детей, размер алиментов на них.

В нашей стране если супруги желают документально закрепить на бумаге свои права и обязанности по вопросу содержания детей, то они не могут урегулировать отношения по поводу содержания детей в брачном договоре, а должны заключить соглашение об оплате алиментов. Порядок заключения, исполнения, изменения, расторжения и признания недействительным соглашения об уплате алиментов, способы и порядок уплаты алиментов по соглашению об уплате алиментов подробно регламентированы главой 16 СК РФ.

Не предусмотрено законодателем заключение соглашений между совместно проживающими родителями относительно форм, методов и средств воспитания детей. Согласно ст. 66 СК РФ, родители вправе заключить в письменной форме соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, только если один из родителей проживает отдельно от ребенка. Если родители не могут прийти к соглашению, спор разрешается судом с участием органа опеки и попечительства по требованию родителей (одного из них). Такое соглашение именуется соглашением о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, и заключается между родителями несовершеннолетнего ребенка.

Не могут быть предметом брачного договора и личные отношения супругов (п. 3 ст. 42 СК РФ), но в то же время возникновение, изменение, прекращение прав и обязанностей сторон брачного договора могут быть поставлены в зависимость от наступления определенных событий (условий), в том числе неимущественного характера.

В связи с этим можно привести пример одного из положений брачного договора в качестве примерного образца: «В случае расторжения брака по инициативе гр-на Петрова С.И. либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т. п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, считается с момента расторжения брака общей долевой собственностью супругов. При этом гр-ну Петрову С.И. принадлежит одна четвертая доля названного имущества, а гр-ке Селезневой В.Н. принадлежит три четвертых доли названного имущества».

В приведенном примере данное условие брачного договора вполне согласуется с требованиями п. 2 ст. 39 СК РФ, в соответствии с которым суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

Однако, предлагая внести в брачный договор подобные условия, необходимо помнить, что по требованию одного из супругов суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично ввиду несоответствия требованиям Гражданского кодекса, а также если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение и если брачный договор содержит условия, нарушающие требования п. 3 ст. 42 СК РФ, согласно которому условия брачного договора, регулирующие личные неимущественные отношения между супругами, являются ничтожными.

По результатам проведенного исследования следует отметить, что брачный договор может получить более широкое распространение в России, однако для этого необходимо привести действующее законодательство в соответствие с реальными потребностями общества. Довольно остро стоит проблема расширения круга вопросов, регулируемых брачным договором. Нуждаются в дальнейшем развитии нормы, определяющие различные режимы имущества супругов в брачном договоре. Необходимо, чтобы интересы супругов были приоритетнее интересов кредиторов одного из супругов. Также необходима определенная работа в идеологическом направлении. Наши граждане должны перестать относиться к брачному договору как к элементу «брака по расчету». Широкое информирование о целях заключения брачного договора, о последствиях его заключения и значении должны привить более адекватное и современное представление о данном институте. При надлежащем правовом регулировании брачный договор может стать обычным соглашением, наиболее оптимально регулирующим имущественные и неимущественные интересы супругов и способным придать семейным правоотношениям большую стабильность.

 

Список литературы:

  1. Обзор судебной практики Приморского краевого суда по рассмотрению гражданских дел в кассационном и надзорном порядке во втором полугодии 2005г // Бюллетень судебной практики. — 2006. — № 2.
  2. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19 мая 2009 г. № Ф04-2399 (5170-А67-11) // СПС Консультант Плюс.
  3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 30.06.2012) / Российская газета-04.07.2012.