Статья:

«ВЗАИМОСВЯЗЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ АНГЕЛА В РАЗНЫХ КУЛЬТУРАХ»

Конференция: VI Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 3. Культурология

Выходные данные
Лазарева О.Ю. «ВЗАИМОСВЯЗЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ АНГЕЛА В РАЗНЫХ КУЛЬТУРАХ» // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. VI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(6). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/6(6).pdf (дата обращения: 22.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

«ВЗАИМОСВЯЗЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ АНГЕЛА В РАЗНЫХ КУЛЬТУРАХ»

Лазарева Ольга Юрьевна
студент Российской международной академии туризма Псковский филиал, г. Псков
Дудченко Людмила Юганесовна
научный руководитель, научный руководитель, зав. кафедрой гуманитарных наук, канд. филол. наук, г. Псков

 

«Вот, Я посылаю пред тобою Ангела (Посланника) хранить тебя на пути и ввести тебя в то место, которое Я приготовил. Блюди себя пред лицем Его и слушай гласа Его; не упорствуй против Него, потому что Он не простит греха вашего, ибо имя Мое в Нем» (Исх. 23:20-23).

 

Человек, согласно одному из определений, биопсихосоциальное существо. Ни одно из этих качеств человеческого естества нельзя опускать ни в коем случае. С биологическими потребностями все предельно ясно. А вот с психическим и социальным сложнее. Не ново, что среда, в которой развивается личность, влияет на неокрепший ум каждую секунду. Общество само ограничивает себя, защищаясь законами, правилами и принципами морали. Одним важным и более действенным средством манипулирования формирующимся сознанием является личный пример, авторитет или некая власть, которая стоит над человеком.

Представление о том, что за всем неживым стоит живое, каждый процесс руководствуется чьим-то умом, является общим в процессе формирования всех культур без исключения. Вера и искусство, будь оно устным или визуальным, выполняют чисто практические функции, поддерживая традиции, непрерывность племенной истории за счет обращения к сверхъестественной реальности доисторических событий. Она укрепляет мораль, предлагает определенные правила поведения, а так же оправдывает быт и внутренние устои общества.

Необходимо сделать замечание, справедливое для всех культур. Древний человек стремился к множественности объяснений мира. Одно и то же явление или предмет в его представлении не только могли, но и должны были описываться совершенно по-разному, в зависимости от того, какую их сторону необходимо раскрыть в каждом конкретном случае.

Если обратить внимание на фольклор и верования разных народов, то во многих из них можно обнаружить сходные образы, символы и знаки, которые имеют, бесспорно, подобные значения, передавая общий для разных общностей смысл и идею понятия мира. Одним из наиболее популярных существ, прочно вошедшем, в культуры разных народов, стал образ крылатого духа.

Не удивительно, что в своем стремлении познать мир, люди не только интересовались другими культурами, но и активно заимствовали понравившиеся им элементы. Особенно активно диффузия культур проявлялась на фоне завоеваний одних народов другими. Можно привести значительное количество примеров, когда тот или иной образ меняется настолько кардинально, что не всегда удается определить его первоисточник.

Процесс трансформации образов и смешения понятий, крайне интересен. Именно он стал причиной изучения эволюции в семиотике. Образ ангела настолько распространен в современном обществе, что, порой, люди используют его бездумно, даже не догадываясь, какой путь он прошел и какой еще смысл может передать. Почему его изображают именно так, как это происходит в большинстве культур? Какую идею несет крылатый дух, глядя на породившую его цивилизацию с росписей, фресок, икон и картин?

Основное толкование понятия «ангел» — персонификация божьих изволений. Согласно древним текстам посланники являлись людям достаточно часто, чтобы укорениться в сознании людей. Люди испокон веков воспринимали ангелов только как служебных духов, но мало кто задумывался над тем, что человеческая история совершается при непрестанном и деятельном взаимодействии ангельского и человеческого, что явственно следует из Откровения св. Иоанна Богослова и других письменных источников, таких как книга пророка Захарии, например. В шести главах данного текста можно провести аналогию с видениями Апокалипсиса, о которых повествуют пророку сыны Божии.

Ангелы являлись в таких образах и формах, которые трудно было передать словами, любая попытка изобразить увиденное с помощью красок, ведет к упрощению образа, более того, чем сложнее образ, тем большое вероятность, что он останется непонятым. Бог создал ангельское воинство по своему подобию, как создал и человека, с той лишь разницей, что ангел это эфирное его воплощение, а человек земное, а значит, они подобны друг другу между собой. В тексте Откровения Иоанна 21:15-17 находим подтверждение соответствия ангела и человека: «говоривший со мною (один из ангелов) стену его (города) измерил в 144 локтя, мерою человеческою, какова мера и ангела». Согласно церковным учениям, человек создан для того, чтобы однажды восполнить число ангелов утративших благодать. Именно здесь стоит отметить тот факт, что возможность занять место в рядах небесного воинства является потрясающей мотивацией к самосовершенствованию.

Так как и ангелы и люди подобны единому Творцу, основным типом изображения стало человекоподобное существо. Учитывая, что ангелы созданы до человека, подтверждение чему можно обнаружить в тех же писаниях: «В начале сотворил Бог небо.. (Быт. 1:1). Словом Господа створены небеса, и духом уст Его — все воинство их (Пс. 32:6)», — странно, что большинство людей воспринимает ангелов только как порождение христианства, когда есть все основания предположить, что духи, живущие в искусстве до христианского мира, исполняющие ту же функцию посланника и есть — первообраз ангела.

Самым известным посланником поздней античности, бесспорно, является Гермес, который часто отождествляется с Меркурием, посланником Юпитера. Известно, что когда греческие боги бежали в Египет, Гермес принял образ ибиса, что стало подоплекой сравнения Гермеса с египетским богом Тотом, а также с богом Анубисом. Любопытно заметить, что есть изображения, на которых Анубис и Тот держат весы, чтобы взвешивать души людей, и этот же сюжет — могущественного исполнителя, судьи, — иногда используют в иконографии архангела Михаила, где он также держит весы. Кстати, положение Гермеса в мифологической иерархии приблизительно соответствует чину архангела в христианстве. Здесь же нельзя не упомянуть богиню Маат, чье перо должно перевесить на весах, чтобы признать душу праведной. Эта богиня считалась дочерью Ра, одной из сотворительниц мира, представителем правосудия. Она «живет в сердце», помогая обрести смысл жизни, как некое воплощение совести человека и частицы божественной благодати. Чаще всего ее иконография представляется в изображении крылатой женщины, с прижатыми к телу коленями, голову которой увенчивает перо. Еще более любопытным представляется внешнее сходство в изображении Маат и ангела Джабраиля, явившегося пророку Мухамеду. Крылья ангела соединены с руками так же, как это изображено в росписях, посвященных Маат.

Длинную нить параллелей можно провести в отношении чина ангела хранителя. Так, например, божество острова Серам (Восточная Индонезия) — Алахатала, создавая людей, наделил их двумя душами. Первая — эфанаа, представляется в образе прозрачной фигурки с крыльями и после смерти человека отправляется к Алахаталу, преодолевая всевозможные препятствия. Вторая же — акара остается у Алахаталы. Данное верование представляет собой удивительный симбиоз других более древних религий.

Интересным примером служит вуду. Как религиозная система — вуду — характеризуется слиянием индейских и африканских верований с некоторыми аспектами католицизма. Единственное, что может напоминать в вуду христианство — «Бог-отец» и «ангелы». Для приверженцев этого учения человек наделен двумя душами, одна из которых gros-bon-ange, что переводится как «большой добрый ангел», и он же наделяет человека свойственной только ему одному индивидуальностью. Еще до рождения каждый человек был таким ангелом, а после смерти снова станет им. Во время транса «большой добрый ангел» вылетает из тела человека и его место занимает Бог. Со временем, ангел и сам может стать Богом.

Другая душа — petit-bon-ange, в переводе — «маленький добрый ангел» — совесть, искра, которую Бог зародил в людей. После смерти она возвращается на небеса.

Отдельно нужно отметить изображения серафимов и херувимов. Тетраморфы — существа с головами человека, льва, орла и быка, о которых рассказывает пророк Иезекииль. Они имеют прямую аналогию с грифонами, сфинксами и крылатыми быками Вавилона. Интересно то, что не только этимология слов прямо говорит об этом, но и сами мифы служат тому подтверждением. Грифон часто выступает в роли стража. Он охраняет пути к спасению, располагаясь рядом с древом жизни (как тут не вспомнить о херувиме, который преградил путь в райский сад после изгнания Адама и Евы?), он стережет сокровенные знания или иные сокровища. Позже именно грифон стал одним из самых известных геральдических изображений, что, несомненно, придает его истории немало чести. Сфинкс в древнеегипетской мифологии — страж пирамид фараонов, позже благодаря древним грекам, сфинкс обрел крылья грифона и перешел в разряд враждебных существ, так как был послан людям в наказание, загадывая прохожим сложную загадку и убивая всех, кто не смог дать верный ответ. Представляется возможным связать этот сюжет с древнеегипетским примером наказания, когда богиня Сехмет в образе разъяренной львицы спустилась на землю, чтобы покарать неверных людей и была остановлена лишь хитростью.

Огромное количество барельефов увековечило тетраморов наравне с мифами, росписями и иными произведениями искусства.

В славянской мифологии тоже есть замечательный пример — сирин или близкий к нему вещий гамаюн. Согласно древнеславянской мифологии сирин — райская птица с телом птицы и головой женщины, которая обладает прекрасным голосом. Именно за эту способность сирина сравнивают с древнегреческими сиренами. Гамаюн так же считается райской птицей, он несет людям сокровенные знания. Гамаюн считается вещей птицей, которая делится откровениями только с теми, кто способен их понять и ищет их.

Длинный путь поиска образа и способа изображения ангелов проделало христианство. В античности небесных посланников представляли так же как демонов — бородатыми мужчинами, без крыльев.

Первые христиане в росписях изображали ангелов как юношей. Столь же приземленные изображения встречались и позже, например, в пятом веке, из слоновой кости была вырезана сцена Воскресения, где юноша-ангел представлен без крыльев. Мир раннехристианских изображений складывается на фундаменте греко-римской культуры, когда христианство было утверждено, как государственная религия и разрешенная вера искала для себя образы, в которых могла выразить свое представление мира.

В середине четвертого века крылатые ангелы стали вытеснять бескрылых, и начиная с шестого века, бескрылые ангелы исчезли совсем. Римская церковь не сохранила древнюю традицию иконописи и щедро распахнула двери своих храмов для светских художников. В эпоху Возрождения, когда античные образы всецело завладели умами художников, в священных сюжетах появились совершенно другие изображения ангелов — такие как крылатые малыши. Они наполнили сюжеты, создавая совершенно иной ангельский образ. Эти юные духи восходят своими корнями к юноше другой природы, а именно к античному Эросу, Купидону, Амуру. Это удивительное перерождение образа, который, кстати, не забыл о своих языческих обязанностях. Можно привести много примеров, глядя на работы именитых и малоизвестных художников, где в роли ангела выступает шаловливый юркий мальчик. Иной раз, “putti” — как называют таких купидонов, изображались не полностью. Образ сокращался до изображения, схожего с описанием херувима, и в итоге становился прелестной милой детской крылатой головкой. Порой амуры столь увлечены, что готовы потеснить главных героев сюжета. Такое поведение совсем не вяжется со строгими, серьезными и возвышенными образами духов — вестников, духов — воинов.

Касаясь западноевропейской живописи, хочется подчеркнуть ее принципиальное отличие от православного искусства. Искусство Возрождения это апофеоз человеческой гордыни, культ тела, плоти, чувственного трагизма. Искусство Ренессанса — это отражение и имитация земного бытия, восприятие мира через удовольствия, эмоции и всевозможные страсти, дозволенные человеку. Именно поэтому художники передавали идею так, как видели ее в быту, то есть в теле. Так неожиданно образ ангела преобразовался в символ соблазна. Но как безОбразные вестники могут быть облачены в тело?

В православном искусстве изображается человек живой в высшем смысле, вырванный из царства смерти. В иконе лики неподвижны и статичны, но эта неподвижность обманчива. Она таит в себе огромный внутренний динамизм, выраженный во взгляде. Это движение, которое невозможно уловить в материальном мире. В иконе нет давящей массы тела, обременяющей дух. Это своего рода изображение нас самих в преобразованном виде. Именно поэтому Икона больше сопереживает нам, больше страдает за нас. Она как бы кричит от боли, страшится за наши души. Отсюда берется та энергия и те скорбные лики, которые мы видим на иконах. Отсюда идет внешняя трансформация тела, несоответствующая действительным пропорциям человеческого тела. Сложно поверить, что обращаешься к существу другого, нематериального мира, когда оно выглядит как пышущий телесным естеством ребенок.

Е. Трубецкой считает, что главное в иконе: «радость окончательной победы Богочеловека над зверочеловеком… Икона показывает не столько процесс, сколько результат, не столько путь, сколько пункт назначения, не сколько движение к цели, сколько саму цель».

Ангельская атрибутика в современной иконописи представляется прежде всего наличием крыльев — символом возвышенности, принадлежности к Небесам и быстроте передвижения.

Нимб — символ святости и чистоты. Занятен тот факт, что и крылья и нимб долго не использовались в изображении ангелов.

Основным одеянием в образе стали античные одежды, такие как хитон (далматика) — парадное одеяние, нижняя одежда, гиматий — плащ, который носили поверх хитона, хламида — плащ с застежкой на груди.

Лента в волосах ангела ничто иное, как диадема — символ служения и власти. Именно этот атрибут позволяет безошибочно определить в росписях ангела. Сейчас диадема с развивающимися лентами называется — слухи или тороки — бытует мнение, что они символизируют слушание ими Бога. Удивительная метаморфоза произошла с этим предметом, из древнейшего символа власти, он превратился в один из способов восприятия Слова Божия.

Жезл — тоже символ власти, часто называемый мерилом. Вместо жезла иногда используется лабарум — древко с поперечной перекладиной, на которой находится прямоугольная ткань.

Держава — шар, сфера, символ власти. В современности ее все чаще именуют — зерцало, и присваивают так же функцию связи с создателем или предвиденья.

Лор или Лорум — богато украшенный пояс. Это римское одеяние очень лаконично вошло в образ ангела, так как в Писании упоминается любопытное описание ангелов: «И вышли из храма семь Ангелов.., облеченные в чистую и светлую льняную одежду и опоясанные по персям золотыми поясами» (Откр. 15: 5–6).

Другие предметы, такие как книга или меч, которые могут использоваться в дополнение к образу ангела, а чаще всего — архангела, появляются строго в соответствии с определенным образом и функциями, которые выполняет тот или иной дух. Сюжет изображения глубоко символичен, в нем нет случайных деталей. Даже тот факт, что ангелов традиционно изображают большими по размерам в сравнении с демонами, абсолютно обоснован тем, что демоны, это павшие ангелы, а значит, они уже изменили свою внутреннюю сущность, утратив Божью благодать, и в глазах Творца стоят ниже тех, кто в своей вере укрепился еще больше.

Говоря о небесном воинстве принято делать акцент и делить его на две части — воинов шедших за Михаилом и воинов Сатаны, но на периферии традиций иудаизма и христианства существовало предание об ангелах, оставшихся нейтральными в час небесной битвы. Впоследствии сходная неясность продолжает существовать в отношении столь важного мифического персонажа как ангел смерти. По сути он все еще остается во служении Господа, но претерпел изменения и не относится ни к павшим ангелам ни к ангелам, укрепившим свою благодать. Ангела смерти изображают по-разному, его образов невероятное множество, и образ человекоподобной фигуры с крыльями так же имеет место быть.

Подводя итог, следует отметить, что трансформация образов и понятий в культуре и искусстве происходит повсеместно и имеет повторяющийся, заимствующий характер, так как образ последующий имеет черты образа предыдущего, более раннего в исполнении. Изображение ангела как духа, вестника и воина разнится в зависимости от обстоятельств, чина ангела, его функций, а так же от времени и места изображения. Очевидна прямая связь между образами, нашедшими отклики в различных верованиях. Единственное, что объединяет все изображения без исключения — понимание человеком инородности существа, его силы и воздействия. Образ помощника и заступника, формируемый в подсознании народа, является движущим аспектом не только во влиянии его на подсознание и поведение верующих масс, но и мотивацией к саморазвитию и познанию окружающего, материального и нематериального, эфирного мира. Страх одно из наиболее мощных мироощущений, заставляющий человека двигаться, как телесно, так и духовно. Люди, представляя и изображая столь величественных, внушающих благоговейный страх и ужас существ, вне зависимости от воплощения человеческого или животного, представляли, что та сила, к которой они обращаются, следит за ними, охраняет и готова вмешаться при острой на то необходимости. Люди представляли могущественных существ, крайне разнообразно, накладывая на образ отпечаток своей культуры, воплощая их в удивительной, а иной раз и причудливой внешности, давали им разные имена, наделяя поразительными способностями, создавали производные еще более уникальные образы, отдаленно напоминающие первообраз.

Символичность изображений дает зрителю широкий спектр возможностей для трактовки смысла образа. Глубина и многоплановость представлений, позволяет людям делать личный выбор в восприятии и понимании сущности в доступных для разума человека рамках. БезОбразность и ограниченность в информации, а главное недоступность уразуметь ангелов в полной мере, позволяет сделать вывод, который был ранее сформулирован Св. Иоанном Дамаскиным «Один только Творец знает вид и определение ангельской сущности».

 

Список литературы:

  1. Живов В.М. Святость. Краткий словарь агиографических терминов. — [Электронный ресурс] / В.М. Живов. — Режим доступа: URL: http:// www.wco.ru/biblio/books.
  2. Кубрякова Е.С. Краткий словарь когнитивных терминов / Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Ю.Г. Панкрац, Л.Г. Лузина. — М.: Филолог. ф-т МГУ, 1997. — 245 с.
  3. О небесной иерархии. / Пер. М.Г. Ермаковой. СПб., Глагол — Изд-во РХГИ — Университетская книга. 1997.
  4. Мифы народов мира: энциклопедия в 2 т. / гл. ред. С.А. Токарев. — М.: «Советская энциклопедия», 1080. — Т. 1. — 672 с.
  5. Православие. Полная энциклопедия. — СПб.: ИГ «Весь», 2007. — 448 с.
  6. Полный православный богословский энциклопедический словарь в 2 т. — Концерн «Возрождение», 1992. — Усл. печ. л. 39.