Статья:

ОБРАЗ ПЕТРА I В ПОЭМЕ А.С. ПУШКИНА «МЕДНЫЙ ВСАДНИК»

Конференция: VII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 5. Литературоведение

Выходные данные
Зиганшина Г.И. ОБРАЗ ПЕТРА I В ПОЭМЕ А.С. ПУШКИНА «МЕДНЫЙ ВСАДНИК» // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. VII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(7). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/7(7).pdf (дата обращения: 22.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 21 голос
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ОБРАЗ ПЕТРА I В ПОЭМЕ А.С. ПУШКИНА «МЕДНЫЙ ВСАДНИК»

Зиганшина Гульназ Ильдаровна
студент Елабужского института Казанского (Приволжского) Федерального университета, РФ, г. Елабуга
Веревкина Ирина Николаевна
научный руководитель, научный руководитель, старший преподаватель Елабужского института Казанского (Приволжского) Федерального университета, РФ, г. Елабуга

 

Реформы Петра I или так называемые «петровские преобразования», персонифицированные в личности Петра I имели и имеют огромную политическую и историческую значимость. Уже современники правителя делали первые попытки запечатлеть и оценить события этого времени. Не все эти труды можно назвать объективными в силу того, что авторы сосредотачивали в основном внимание на личности реформатора, были далеки от научно-исторического анализа и находились под непосредственным влиянием тех или иных политических идей.

Эпоха петровских преобразований была не только объектом политической мысли, она явилась одновременно начальным этапом в развитии петровской темы в литературе. Прославление Петра I занял особое место в литературе первой четверти века. Как пишет в своем диссертационном исследовании С.А. Мезин, «сам Петр I и его сподвижники — П.П. Шафиров, Ф. Прокопович и др. — стояли у истоков этой литературы, стремясь создать о реформах благоприятное общественное мнение в России и за ее пределами. Авторы того времени высказывались о месте преобразований в истории страны и дали собственное политическое и историческое обоснование действиям Петра» [4, с. 4]. В то же время нельзя не обратить внимание и на тот факт, что еще при жизни великого императора разгорались споры относительно его личности и его тактики ведения государственного дела. Проблемы видны уже в начало в XVIII веке. В трудах Г.Ф. Миллера, Ф.О. Туманского, И.И. Голикова и других можно найти заметки библиографического характера, посвященные в описании и оценки дел Петра I.

В качестве историка первого русского императора выступал и великий поэт А.С. Пушкин, который отметил сугубо пристрастное отношение авторов предшествующего столетия к Петру I.

Образ Петра Великого с его сподвижниками и его эпохою вошел в жизнь А.С. Пушкина с ранних лет: с отцовской стороны это были рассказы о предках Пушкиных Петровского времени, из которых один (Федор Матвеевич) был казнен в 1697 году за участие в стрелецком заговоре против Петра. С материнской стороны прадедом поэта был знаменитый Ибрагим (Абрам) Петрович Ганнибал, «Арап Петра Великого», рассказы о нем Пушкин мог слышать от людей, лично его знавших, а с его сыном Петром Абрамовичем встречался после окончания Лицея и во время ссылки в Михайловское. Однако же в творчество Пушкина петровская тема вошла лишь с конца 1826 года. Среди причин можно назвать и то, что во время его учебы в лицее была Отечественная война 1812 года.

Однако в более зрелом возрасте А.С. Пушкин в полной мере осознает громадность масштабов Петровской личности, его влияние на ход российской истории и ставит целью воссоздать подлинный образ императора.

По нашему мнению, сам поэт прекрасно видел неоднозначность этой исторической фигуры. В произведении «Стансы» А.С. Пушкин воспевает личность правителя, отмечая, что «правдой он привлек сердца», «нравы укротил наукой», «смело сеял просвещенье», «на троне вечный был работник». В поэме «Полтава» поэт показал, что поражение Карла XII под Полтавой явилось неизбежным следствием достижения русским народом и государством исторической зрелости, следствием нравственного превосходства Петра и его приверженцев над Карлом XII и Мазепой. В стихотворении «Пир Петра Великого» радостно звучит мотив прощения и милосердия Петра I. В «Арапе Петра Великого» А.С. Пушкин создает образ «новорожденной столицы», которая «подымалась из болота». В ней лишь виднеются первые весенние побеги, которые сулят пышный рост. В этой начальной убогости все полно великими возможностями. Основываясь на эти и некоторые другие произведения, А.Г. Филонов в своем труде «Петр Великий по сочинениям А.С. Пушкина» говорил, что только А.С. Пушкину удавалось лучше всех написать о Петре I. Очевидно, что А.Г. Филонов анализировал лишь те произведения, где образ правителя идеализирован, сложное отношение А.С. Пушкина к образу Петра Великого в поэме «Медный всадник» осталось мимо внимания автора.

В поэме «Медный всадник» представлен диалог двоякого, точнее даже антиномичного толкования образа Петра I. Первое толкование содержит в себе мысли о громадности масштаба проделанной императором работы.

Одно из самых значительных событий петровской эпохи — строение города Петербург. Характеризуются как молодой город, основанный на русской земле, воссоединенной с Россией в результате побед над врагом — Швецией. Город Петербург создавалось упорным трудом и сделался к концу XVIII века одним из прекраснейших городов мира.

Однако необходимо отметить и деспотичность этого правителя, не считавшегося с большим количеством жертв, которые понесло государство в результате его реформ. Исследователи по-разному интерпретируют данный факт. Некоторые считают такие жертвы неизбежными в условиях коренных перестроек государства. Так, В.Г. Белинский в некотором роде оправдывает реформы царя, которые шли наперекор истории, обычаям, привычкам народа. Он был, по мнению В.Г. Белинского, гением и настоящим героем, то есть умел понять и осуществить назревшие запросы национальной истории, в чем и состоит нравственное оправдание его дела. Такое оправдание В.Г. Белинский видит в народном отношении к Петру: «Народ, повинуясь ему безусловно, осуждал его действия и роптал на него, но вместе с тем и любил его до готовности отдать за него последнюю каплю своей крови» [2, с. 521]. Даже А.Б. Перзеке считал, что строительство Петербурга и переустройство России связано с Петровским деспотизмом, насилием и огромными жертвами ради идеи государства, что было постигнуто Пушкиным.

В общественно-политических условиях своего времени, А.С. Пушкин, естественно, не мог открыто, прямым текстом выразить свою мысль. Однако, не отступая от истины, поэт сумел найти для ее выражения тонкие поэтические ходы. А. Перзеке подчеркивает, что сдвиг концепции в сторону будущей идеи «Медного всадника» происходит уже в родословной Пушкина, где наряду с позитивом царя-отца впервые появляются черты деспотизма Петра. Именно здесь пропадает идеализация Петра и берет исток конфликт Евгения и Медного всадника. В поэме совершается резкий мировоззренческий поворот, вместо восхваления царя он показывает его безысходность, воплощает негативные отношения «отцовства и сыновства» в масштабе российской реальности. На неоднозначность личности Петра Великого обращает внимание Н.В. Измайлов, называя его «реформатор, деятельность которого в ее основных линиях была направлена на пользу России, на укрепление ее государственной мощи, на осуществление далеко идущих задач; но Петр и деспот, крутой самодержец, разрушающий все старое, все народное, все то, в чем он видит помеху своим преобразованиям. В своем нетерпении Петр не считался с тяжелыми последствиями тех или иных реформ» [3].

В поэме А.С. Пушкина создан противоречивый образ Петра Великого. А.С. Пушкин восхищается величавостью помыслов императора и пишет во вступлении:

Природой здесь нам суждено

В Европу прорубить окно,

Ногою твердой стать при море.

Сюда по новым им волнам

Все флаги в гости будут к нам,

И запируем на просторе [1].

Далее следует описание Петербурга, города, который и в настоящее время воспринимается как памятник Петру I. Поэт подчеркивает, что Петр I совершил великое дело — «из тьмы лесов, из топи блат» воздвигнул город такой пышный, такой величавый, что «перед младшею столицей померкла старая Москва». Как известно, город Петербург был назван не в честь своего создателя Петра Великого, а в честь святого апостола Петра, небесного покровителя императора [5, с. 128]. А.С. Пушкин неразрывно связывает город и его создателя, называя его «Петра творение», «Петроград», «град Петра», использует эллинизированное поэтическое название города — Петрополь. А.С. Пушкин высказывает свое личное восхищение городом, подчеркивая заслугу императора в его создании:

Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит,

Твоих оград узор чугунный,

Твоих задумчивых ночей [1].

Отметим, что в поэме «Медный всадник» не случайно отчетливо вырисовывается образ автора. Петербург тесно связан с биографией А.С. Пушкина. По выходе из лицея Пушкин поселился в квартире своих родителей на окраине Петербурга, на Фонтанке, в доме флотского капитана Клокачева, родственника дружеской Пушкиным семьи Тургеневых, которые жили на другом конце канала. Дом Клокачева находился в «тихой Коломне», близ Калинкина моста с его четырьмя башенками, и резко выделялся среди мелких домишек этого района.

Жизнь Пушкина в Петербурге в конце 20-х годов подсказала ему новые темы для творчества. Пушкина интересуют исторические судьбы города. История города Петербург неразрывно связана с борьбой с водной стихией, с наводнениями, которые случались регулярно. Творец города, воздвигая Петербург «из топи блат» открыто вступает в борьбу со стихией. Центральное место в поэме занимает описание наводнений, которая произошла в 7 (19) ноября 1824 года, когда вода поднялась 421 см выше ординара. А в настоящее время наводнения с подъёмом воды до 210 см считаются опасными, до 299 см — особо опасными, свыше 300 см — катастрофическими.

Если во вступлении вырисовывается идеальный, утопический мир Петербурга — пышный, торжественный, то катастрофа-потоп помогает выявить мир, реально созданный Петром Великим. В этом описании предстают очертания «другого» Петербурга, где помимо стройного каменного центра есть бедная окраина, кроме «праздных счастливцев» — простые жители. Этот Петербург расположен «под морем», подвержен ударам стихии. Ужасным предстоит зрелище, которое рисует А.С. Пушкин перед читателями:

всё вокруг

Вдруг опустело — воды вдруг

Втекли в подземные подвалы,

К решеткам хлынули каналы,

И всплыл Петрополь как тритон,

По пояс в воду погружен [1].

Действительно, в ноябре 1824 года бурлящих водах Невы в Санкт-Петербурге и его окрестностях утонули более 10000 человек. Это — останется самое страшное наводнение в истории реки Невы. Хотя, по разным источникам, наводнения в Петербурге случались довольно часто и первое из них зафиксировано спустя всего три месяца после построения города. Однако это наводнение не принесло огромных жертв и убытков, легко ликвидировалось. В катастрофе же, описанной А.С. Пушкиным, потоки воды смывали кареты и лошадей. Оказались залиты как дома бедняков, так и дома аристократов. Некоторые недостаточно прочные постройки были снесены со своего фундамента. Почти все здания, включая Зимний дворец, были затоплены до потолка первого этажа. Однако потоп в «Медном всаднике» несет в себе не столько оценочную нагрузку исторических фактов Петербурга, а скорее, является средством наиболее полного раскрытия образов главных героев. Именно наводнение в поэме делает очевидным недальновидность царя-реформатора, не называемую А.С. Пушкиным прямо, а выраженным им в системе действие — результат.

О мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной

На высоте, уздой железной

Россию поднял на дыбы?— [1]

вопрошает автор-повествователь Петра Великого, имея ввиду не только воздвижение города Петербург в опасном месте, но и его реформы.

А.Б. Перзеке выделяет в поэме три взаимосвязанные между собой стадии власти: деятельная, созидательно-разрушительная, не ведающая о последствиях. На примере фигуры Медного всадника мы видим власть, застывшую в своей эволюции, и который хранить память о победах. Статуя является не только памятником Петру, но и утверждение его деспотического принципа. Царь созерцает наводнение с балкона дворца, здесь представлено его бессилие и безволие перед явлением природы, он не способен защитить в этот момент город, стихия сильнее его. Однако, по-нашему мнению, А.С. Пушкин не стремится к изображению государя только в негативном свете. Он одновременно и «ужасен», и в то же время завораживает своей силой и величиной помыслов, что находит подтверждение в тексте произведения:

Кто неподвижно возвышался

Во мраке медною главой,

Того, чьей волей роковой

Под морем город основался...

Ужасен он в окрестной мгле!

Какая дума на челе!

Какая сила в нем сокрыта!

А в сем коне какой огонь! [1]

Мы считаем, что А.С. Пушкин понимал тот вред, который принес Петр I своим увлечением европеизацией Российского государства. Поэт, высоко ценя героя своих исторических поэм «Полтава» и «Медный всадник», весьма трезво характеризовал его деятельность, отмечая резко отрицательное наряду с положительным.

 

Список литературы:

  1. А.С. Пушкин поэма «Медный всадник».
  2. Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. В 13 томах. — Т. VII: Статьи и рецензии (1843). Статьи о Пушкине (1843—1846). — М.: изд-во Академии наук СССР. — 1955. — С. 521.
  3. Измайлов Н.В. «Медный всадник» А.С. Пушкина: история замысла и создания, публикации и изучения. [Электронный ресурс]: Режим доступа. URL: http://feb-web.ru/feb/pushkin/texts/selected/mvs/mvs-147-.htm.
  4. Мезин С.А. Петр I в русской литературе и общественной мысли XVIII века: автореферат дис. … канд. истор. наук. — Саратов, 1984. — С. 4.
  5. Поспелов Е.М. Имена городов: вчера и сегодня (1917—1992): топонимический словарь. — М.: Русские словари, 1993. — С. 128.