Статья:

ОСОБЕННОСТИ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ЭМОЦИЙ В РЕЧИ НОСИТЕЛЕЙ РУССКОГО, НЕМЕЦКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ

Конференция: XII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 4. Лингвистика

Выходные данные
Малахова Е.Б. ОСОБЕННОСТИ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ЭМОЦИЙ В РЕЧИ НОСИТЕЛЕЙ РУССКОГО, НЕМЕЦКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(12). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/5(12).pdf (дата обращения: 21.10.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ОСОБЕННОСТИ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ЭМОЦИЙ В РЕЧИ НОСИТЕЛЕЙ РУССКОГО, НЕМЕЦКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ

Малахова Екатерина Борисовна
студент 4 курса, кафедра лингвистики и межкультурной коммуникации МЭСИ, РФ, г. Москва
Костогладова Любовь Петровна
научный руководитель, канд. филол. наук, доц. МЭСИ, РФ, г. Москва

 

Эмоции являются одним из наиболее важных элементов успешной коммуникации: крайне затруднительно представить себе общение вовсе без них, так как с их помощью также передается значительное количество информации. Опираясь на максимально обобщенные критерии, большинство исследователей определяет эмоции как «реакции человека и животных на воздействие внутренних и внешних раздражителей, имеющие ярко выраженную субъективную окраску и охватывающие все виды чувствительности и переживаний» [1, с. 8]. На сегодняшний день насчитывают более пятисот различных эмоций, и установить окончательное число не представляется возможным до сих пор. Несмотря на расхождения в вопросе классификации, чаще всего выделяют 3 вида эмоций [3, с. 24]:

•  положительные (радость, восторг, удовольствие, любовь),

•  отрицательные (гнев, печаль, страх, отвращение, презрение, стыд),

•  амбивалентные (удивление, равнодушие, жалость).

Для их выражения используется масса средств на всех уровнях языка: сюда входят как невербальные средства — к примеру, кинесика (жесты, телодвижения, мимика) или интонация (совокупность просодических элементов речи: ритм, темп, мелодика, акцентный строй и др.), так и вербальные. Посредством эмоций люди получают особый опыт, закрепляющийся в сознании, мышлении и языке, который вербально обозначает объекты и явления окружающего мира, различные ситуации и их эмоциональные оценки. Слова замещают их в сознании человека, точно так же переживаются им, значимы для него и могут служить носителями этих переживаний, в той же мере, как и все те объекты, явления, ситуации, которые замещаются словами [3, с. 56].

В свою очередь, под эмотивами принято понимать лексемы, которые предназначены для выражения эмоций адресантов (говорящих) и / или для эмоционального воздействия на адресатов (слушающих). В их число входят любые лексемы, с помощью которых есть возможность выразить ту или иную эмоцию [1, с. 28]. Как правило, наряду с этим в текстах описываются невербальные средства выражения и переживания эмоций (жесты, мимика, ощущения).

Существует два этапа вербализации эмоций: сначала происходит первичная (когнитивная) оценка эмоциональной ситуации, в то время как последующая вторичная оценка — это ее вербализованное выражение. Первостепенной важностью обладает правильное определение вида оценочности и подбор наиболее адекватных речевых средств, которые вызовут необходимую первичную оценку.

Принимая во внимание специфические национально-культурные черты, основная характеристика вербализации эмоций носителей русского языка — это склонность побуждать собеседника сопереживать. С одной стороны, в данной черте русской вербализации отражаются принципы коллективизма. В то же время подобная особенность означает сугубо индивидуальное восприятие происходящего, когда человеку приходится стремиться к совместному с другими людьми восприятию действительности, чтобы сохранялось реальное ощущение жизненных событий. Данная компенсация характерных для русских духовности и индивидуализма служит причиной создания коммуникативных условий для эмоционального объединения людей, которое необходимо для их адаптации к общественным жизненным условиям и реализуется в так называемом «задушевном» стиле общения. Современная вербализация эмоций в русском языке отражает черты «индивидуального коллективизма», так как она индивидуальна и духовна, но в то же время ее неотъемлемой чертой является стремление говорящего разделить переживания с собеседником. Вербализация, характерная для английского языка, напротив, носит ряд черт «коллективного индивидуализма», так как пропагандируемое в обществе индивидуальное эмоциональное самовыражение в большинстве случаев неосознанно воспринимается как тщательно сформированные психологами нормы [5, с. 6].

Серьезные расхождения в эмоциональной оценке действительности у носителей английского и русского языка объясняются значимостью контекста сообщения. К примеру, А. Вежбицкая отмечает, что англосаксонская культура избегает резких, безоговорочных суждений, в то время как русская культура их поощряет. Это подтверждают данные об использовании наречий абсолютно (166) и совершенно (365), тогда как частота употребления их английских аналогов — absolutely (12), utterly (27), perfectly (31) в сходных ситуациях. Если прибавить к этому слова terribly (18), awfully (10), horribly (12), с одной стороны, и страшно (159) и ужасно (170) с другой, становится еще более очевидным различие между двумя культурами и их отношение к «преувеличению» в восприятии действительности.

Если же говорить об описании эмоций в немецком языке, то здесь следует упомянуть о специальных лексических единицах, передающих описательно эмоциональное состояние говорящего. Среди них есть наречия, описывающие эмоции: eisig, kalt, unberührt, gleichgültig, zurückhaltend, distanziert, friedlich, einig, ausgleichend, herzlich, boshaft, freudig, lustig, zärtlich, leidenschaftlich и т. д.; существительные, обозначающие эмоции и физиологические проявления эмоций: mit Vergnügen, vor Freude, vor Entzücken, Begeisterung, Erregung, Heiterkeit, Fröhlichkeit, Lebensfroh, Frohsinn, Lustigkeit, Frohmut, aus Hass, Abneigung, Abscheu, Ärger, Belästigung, Missbehagen, Beklemmung, Missvergnügen, Verdruss, Groll, Unmut, Erbitterung и т. д. или die Tränen, das Lachen, das Gelächter, das Kichern, die Gelache, das Gewieher, die Miene, das Kopfnicken, das Augenblinzeln, der Katzenblick, die Grimasse и т. д.; глаголы, описывающие эмоции: schreien, weinen, jammern, schluchzen, ächzen, knarren, seufzen, lächeln, schmunzeln, grinsen, lachen, kichern и называющие их: hassen, verabscheuen, verachten, lieben, sich ärgern, sich empören и т. д. [8, с. 18—65].

Самый частотный вариант описания эмоций, встречаемый в художественной литературе — это лексическое описание эмоциональных кинем. Автор описывает эмоциональное состояние говорящего: характеризуется выразитель эмоций (глаза, губы, всё лицо, движения и дыхание героя):

•  «Die Amtsrätin schnappte nach Luft wie der Karpfen beim Fischhändler, bevor ihm der Fischhändler eins über den Schädelgibt...Jetzt schaute die Amtsrätin drein wie ein Karpfen, nachdem ihm der Fischhändler eins über den Schädel gegeben hat».

•  «Dann ist die Ilse aus dem Zimmer gegangen. Ihre Hände haben gezittert, und sie hat geschnauft wie eine Herzkranke».

•  «Die Mama sah wie eine alte Ilse aus. Sogar den Katzenblick von der Ilse hatte sie...»

•  «Mit ganz steifen Schritten ging die Ilse in unser Zimmer. Sie warf sich über ihr Bett und begann zu heulen. Ganz laut und schluchzend» [8, с. 16—29].

Приведём примеры лексических обозначений эмоциональных кинем. Эмоция презрения, например, может быть описана следующими выражениями:

  • eine wegwerfende Miene bekommen,
  • einen geringschätzigen Blick auf j-n werfen,
  • mit einem abschätzigen Blick mustern,
  • j-n abschätzend,
  • kühl, skeptisch, spöttisch mustern,
  • j-s Blick drückt eine so schrankenlose Verachtung aus;

эмоция злобы:

  • ein bösartiges Gesicht,
  • einen erzbösen Blick haben,
  • eine grimmige Miene,
  • j-s Augen blitzen zornig;

эмоция удивления:

  • Stielaugen machen,
  • mit aufgerissenen Augen glotzen,
  • erstaunt starren, große Augen machen,
  • die Augen aufreißen и т. д. [8, с. 18—65].

Таким образом, очевидно, что каждый язык обладает собственным пластом эмотивной лексики, с помощью которой также передается значительное количество информации, важной для успешной коммуникации. С одной стороны, существует ряд определенных особенностей, обуславливающих различия в составе данной лексики сопоставляемых языков, с другой — есть предпосылки, определяющие ее универсальный характер.

 

Список литературы:

  1. Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. — Свердловск: Урал. ун-т, 2007. — 182 с.
  2. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. — М., 1976. — 142 с.
  3. Ильюшина Е.С. Эмоции и их выражение в языковой картине мира. // Филология и культура: Тезисы II-ой Международной конференции , 12—14 мая 1999 г. Отв. ред. Н.Н. Болдырев. Редколл: Е.С. Кубрякова и др. — В 3 ч. — Ч. 1. — Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. — С. 48—50.
  4. Колпащикова Ф.К. Русская вербализация эмоциональных состояний на фоне англо-американской (коммуникативно-ситуативный, лингвокогнитивный и социокультурный аспекты): автореф.дисс. ... канд.фил.наук. — Новосибирск, 2007. — 214 с.
  5. Красавский Н.А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах: Монография. — Волгоград: Перемена, 2008. — 374 с.
  6. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка [Текст] / В.И. Шаховский. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1987. — С. 11—16.
  7. Шаховский В.И. Эмотивная семантика слова как коммуникативная сущность. Сб.: Коммуникативные аспекты значения. — Волгоград: Волгр. пед. ин-т, 1990. — 239 с.
  8. Nöstlinger C. Die Ilse ist weg [Text] / C. Nöstlinger. — Berlin und München: Langenscheidt KG, 1991. — 104 с.