Статья:

ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

Конференция: XII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 10. Юриспруденция

Выходные данные
Ахметгалин Х.Ю. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(12). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/5(12).pdf (дата обращения: 03.08.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 296 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

Ахметгалин Хайдар Юлаевич
студент Сибайского института (филиал) Башкирского государственного университета, РФ, Республика Башкортостан, г. Сибай
Каримова Эльза Салихъяновна
научный руководитель, старший преподаватель Сибайского института (филиал) Башкирского государственного университета, РФ, Республика Башкортостан, г. Сибай

 

В отечественном правоведении большое внимание уделяется изучению юридической ответственности. Сегодняшнюю систему юридической ответственности в зависимости от отраслевого критерия составляют несколько видов, в соответствии с принадлежностью правовых норм, закрепляющих соответствующую ответственность, к соответствующей отрасли права.

«Ответственность в исполнительном производстве — это обеспеченная мера государственного принуждения, обязанность нарушителя законодательства об исполнительном производстве претерпевать неблагоприятные последствия своего действия (бездействия)» [5, с. 108]. В исполнительном производстве применяются различные виды юридической ответственности. Ключевая позиция гражданско-правовой ответственности среди них обусловлена сложностью и актуальностью этого вида юридической ответственности. Проблемой изучения является отсутствие в российском законодательстве официального толкования понятия. Однако в законодательстве предусмотрены меры гражданско-правовой ответственности, то есть меры принуждения либо воздействия имущественного характера в отношении правонарушителя (должника), которые влекут для него экономически невыгодные, отрицательные последствия. Они широко применяются и в исполнительном производстве.

В юридической науке юридическая ответственность рассматривается многими правоведами c двух аспектов. Выделяют ретроспективную (негативную) юридическую ответственность и перспективную (позитивную) юридическую ответственность. «Ретроспективная есть результат деяния, совершённого в прошлом, перспективная (позитивная) юридическая ответственность - обязанность соблюдать предписания, требования правовых норм (обязанность действовать правомерно, требование соблюдать правовые нормы)» [11]. При всей очевидной отвлечённости перспективной (позитивной) ответственности от теории и правоприменительной практики, она имеет существенное значение при выделении, в частности, мер гражданско-правовой ответственности. Данный вид гражданско-правовой ответственности сыграло бы значительную роль в повышении правосознания и законопослушности участников исполнительного производства.

Рассмотрим на законодательном уровне нормативное закрепление норм перспективной (позитивной) гражданско-правовой ответственности в исполнительном производстве. Согласно ст. 48 Федерального закона «Об исполнительном производстве» [9] сторонами исполнительного производства являются взыскатель и должник. Рассмотрим c конституционного уровня закрепление норм перспективной (позитивной) ответственности. Конституция признает человека, его основные права и свободы высшей ценностью. Так, в п. 3 ст. 17 Конституции РФ [4] говорится, что осуществление прав и свобод человека и гражданина (должника, либо взыскателя) не должно нарушать права и свободы других лиц (должника, либо взыскателя). Ст. 19 Конституции РФ [4] устанавливает равенство всех (участников исполнительного производства) перед законом и судом. Несмотря на абстрактность норм Конституции РФ, мы можем предположить, что в данных положениях Конституции РФ фактически закреплены перспективная (позитивная) ответственность должника и перспективная (позитивная) ответственность взыскателя. Должник и взыскатель, как непосредственные участники исполнительного производства, должны осознавать их равенство перед законом и судом, и признавать и соблюдать права и свободы друг друга, как участников исполнительного производства. Соблюдение при осуществлении своих прав права других лиц — один из основных демократических принципов. В случае несоблюдения данных положений одной из сторон исполнительного производства, на правонарушителя будет возлагаться соответствующий вид ответственности за нарушение законодательства. Необходимо отметить, что Конституция РФ-основной закон Российской Федерации и служит ориентиром в принятии законов, и будет целесообразным выделение норм перспективной (позитивной) гражданско-правовой ответственности в Конституции РФ.

В гражданском законодательстве также можно встретить нормы перспективной (позитивной) ответственности. Согласно п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ «предполагаются добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий» [1], п. 1 этой ж статьи «не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)» [1]. Согласно п. 3 ст. 1 Гражданский кодекс РФ, «при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно» [1]. Таким образом, законодатель по сути побуждает участников гражданских правоотношений к надлежащему законному поведению и способствует к предотвращению правонарушений в будущем.

Также мы можем говорить o перспективной (позитивной) ответственности в исполнительном производстве непосредственно осуществляющих функции принудительного исполнения, согласно ст. 5 Федерального закона «Об исполнительном производстве» [9], судебных приставов-исполнителей. Судебные приставы-исполнители представляют непосредственно интересы общества и государства, поэтому они являются самыми ответственными участниками исполнительного производства. В соответствии c Конституцией РФ, согласно ст. 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» [4]. То есть стороны исполнительного производства могут рассматривать свои основные права и свободы как высшую ценность, а судебные приставы-исполнители, в свою очередь, обязаны рассматривать основные права и свободы сторон исполнительного производства высшей ценностью. Как говорил нынешний председатель Правительства РФ Д.А. Медведев в своем выступлении на научно-практической конференции, посвящённой 15-летию принятия Конституции РФ, 12 декабря 2008 года: «…в соответствии с Конституцией именно права и свободы человека и гражданина определяют смысл и содержание государственной деятельности…» [6]. Согласно ст. 52 Конституции РФ: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причинённого ущерба» [4], ст. 53: «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причинённого незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц» [4]. Здесь фактически закрепляется перспективная (позитивная) ответственность судебных приставов-исполнителей соблюдать права сторон исполнительного производства.

Перспективная (позитивная) ответственность судебных приставов-исполнителей также регулируется гражданским законодательством. Например, согласно ст. 13 Гражданского кодекса РФ: «Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления» [1]. Правовые нормы данной статьи побуждают государственных органов в лице судебных приставов-исполнителей издавать соответствующие закону или иным правовым актам нормативно-правовые акты, не нарушающие права и охраняемые законом интересы граждан или юридических лиц.

Правовую основу деятельности судебных приставов-исполнителей составляет Федеральный закон «О судебных приставах» [10]. Рассмотрим ст. 13, в котором закрепляется перспективная (позитивная) ответственность. Так, данная статья стимулирует судебных приставов-исполнителей использовать предоставленные им права в соответствии с законом и не допускать при осуществлении деятельности ущемления прав и законных интересов непосредственно сторон исполнительного производства, то есть должника и взыскателя. В случае нарушения правовых норм, наступает ретроспективная ответственность судебных приставов-исполнителей. Согласно п. 2 ст. 19 Федерального закона «О судебных приставах»: «Судебный пристав-исполнитель несёт ответственность за проступки и правонарушения в соответствии с законодательством Российской Федерации» [10], и согласно п. 3 ст. 19: «Ущерб, причинённый судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации» [10].

Таким образом, перспективная (позитивная) ответственность является предпосылкой для возникновения ретроспективной (негативной) ответственности. В случае нарушения перспективной (позитивной) ответственности, её сменяет ретроспективная (негативная) ответственность. Перспективная (позитивная) ответственность выступает как ответственное отношение участников к своим обязанностям не нарушать законодательство, в частности, в исполнительном производстве сторонами исполнительного производства (должником и взыскателем) и судебными приставами-исполнителями.

В юридической учебной и научной литературе большинство правоведов рассматривают юридическую ответственность, а именно рассматриваемую нами гражданско-правовую ответственность в сфере исполнительного производства c ретроспективного (негативного) аспекта. Так, гражданско-правовая ответственность правоведами понимается как санкция, наказание за правонарушение, обязанность претерпевать неблагоприятные последствия своего противоправного поведения правонарушителем и т. д. Гражданско-правовая ответственность и ее меры носят, как правило, имущественный и компенсационный характер.

Гражданско-правовая ответственность в исполнительном производстве заключается в применении к правонарушителю предусмотренных законодательством мер гражданско-правовой ответственности. Суханов Е.А. мерами гражданско-правовой ответственности называет гражданско-правовые санкции, к которым относит возмещение убытков и неустойки (в форме штрафов и пени). Загидуллин М.Р. в своей диссертационной работе выделяет следующие меры гражданско-правовой ответственности в исполнительном производстве, как взыскание расходов по исполнению за счет одной из сторон, выплата должником по алиментным платежам взыскателю неустойки за просрочку этих платежей и непосредственные меры гражданско-правовой ответственности.

Взыскание расходов по исполнению может применяться только за счет обязанной стороны в исполнительном производстве-должника. Согласно ст. 30 Федерального закона РФ «Об исполнительном производстве» [9] основанием для возбуждения исполнительного производства в отношении должника является постановление о взыскании расходов по совершению исполнительских действий. Данная мера по своей природе является гражданско-правовой. Так, гражданское законодательство в качестве меры применяемой к правонарушителю называет возмещение убытков, и согласно п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ «под убытками понимаются расходы» [1]. Таким образом, взыскиваемые c должника расходы по совершению исполнительских действий можно отнести к мерам гражданско-правовой ответственности. Взыскиваемая c должника, в судебном порядке привлеченного к алиментным обязательствам, неустойки за просрочку алиментных платежей также можно считать мерой гражданско-правовой ответственности. Согласно п. 2 ст. 115 Семейного кодекса РФ [8], c лица, привлеченного к алиментным обязательствам по решению суда, взыскивается неустойка при образовании задолженности в пользу получателя алиментов (взыскателя). В ст. 330 Гражданского кодекса РФ дается официальное толкование понятия неустойка. Так согласно статье, неустойка определяется как «денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства» [1].

Взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами (395 ГК РФ) может применяться как в отношении должника, так и взыскателя. Так, основанием для применения в отношении должника данной меры может быть просрочка в уплате денежных средств, то есть неисполнение должником исполнительных документов o взыскании денежных средств в пользу взыскателя. В отношении взыскателя данная мера может применяться за неосновательное получение денежных средств или сбережение денежных средств за счет другого лица.

Обратим внимание, ст. 120 Федерального закона «Об исполнительном производстве» предполагает взыскание «… ущерба, причиненного организации выплатой денежных сумм работнику в случае неисполнения содержащегося в исполнительном документе требования о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника» [9]. Ст. 120 Федерального закона «Об исполнительном производстве» обязанной стороной, то есть должником, при неисполнении исполнительного документа называет руководителя или иного работника этой организации. Согласно ст. 15 Гражданского кодекса РФ [1], ущерб — это те же убытки. Таким образом, в данном случае мы видим меру гражданско-правовой ответственности.

В отношении судебных приставов-исполнителей можно также применить меры гражданско-правовой ответственности. Так, ст. 19 Федерального закона «О судебных приставах» устанавливает, что «ущерб, причиненный судебным приставом, подлежит возмещению в порядке, установленном гражданским законодательством РФ» [10]. Согласно ч. 2 ст. 119 Федерального закона «Об исполнительном производстве»: «… заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения» [9]. В Гражданском кодексе РФ, в частности, в ст. 16 устанавливается, что подлежат возмещению убытки, причиненные незаконными деяниями государственных органов, то есть Федеральной службой судебных приставов или ее территориальными органами, или должностными лицами этих органов, непосредственно в лице судебных приставов-исполнителей, и возмещение ими вреда, согласно ст. 1069 Гражданского кодекса РФ, в частности, морального вреда, согласно ст. 1099 — ст. 1101 Гражданского кодекса РФ [2].

Таким образом, воплощение в жизнь положений о перспективной (позитивной) гражданско-правовой ответственности и систематизирование норм ретроспективной (негативной) гражданско-правовой ответственности сыграло бы большую роль в повышении эффективности исполнительного производства, эффективного исполнения обязанностей участниками исполнительного производства. Перспективная (позитивная) гражданско-правовая ответственность сыграло бы важную роль также в ограничении злоупотреблений правами и свободами других участников исполнительного производства.

 

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Поисково-правовая система «КонсультантПлюс».
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 28.12.2013) // Поисково-правовая система «КонсультантПлюс».
  3. Загидуллин М.Р. Гражданско-правовая ответственность в исполнительном производстве: дисс. … к. ю. н. — К., 2003. — 177 с.
  4. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Поисково-правовая система «КонсультантПлюс»
  5. Mapданов Д.А. Гражданско-правовая ответственность в исполнительном производстве // Российский юридический журнал. — 2005. — № 1. — С. 108—111.
  6. Медведев Д.А. Выступление на научно-практической конференции, посвящённой 15-летию принятия Конституции Российской Федерации. — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://archive.kremlin.ru/appears/2008/12/12/1538_type63374type63376type82634type122346_210519.shtml (дата обращения 06.05.2014).
  7. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. — 4-е изд., стереотип. — М.: Статут, 2014. — 958 с.
  8. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 25.11.2013, с изм. от 31.01.2014) // Поисково-правовая система «КонсультантПлюс».
  9. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 № 229-ФЗ (ред. от 12.03.2014) // Поисково-правовая система «КонсультантПлюс».
  10. Федеральный закон «О судебных приставах» от 21.07.1997 № 118-ФЗ (ред. от 12.03.2014) // Поисково-правовая система «КонсультантПлюс».
  11. Юридическая ответственность — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Юридическая_ответственность (дата обращения 28.04.2014).