Статья:

ПРОИЗВОДСТВО ИССЛЕДОВАНИЙ ПРЕДМЕТОВ, ДОКУМЕНТОВ, ТРУПОВ НУЖДАЕТСЯ В ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ

Конференция: XII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 10. Юриспруденция

Выходные данные
Нестеровская Ю.Л. ПРОИЗВОДСТВО ИССЛЕДОВАНИЙ ПРЕДМЕТОВ, ДОКУМЕНТОВ, ТРУПОВ НУЖДАЕТСЯ В ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(12). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/5(12).pdf (дата обращения: 02.12.2021)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 3 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ПРОИЗВОДСТВО ИССЛЕДОВАНИЙ ПРЕДМЕТОВ, ДОКУМЕНТОВ, ТРУПОВ НУЖДАЕТСЯ В ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ

Нестеровская Юлия Леонидовна
студент, кафедра «Теория государства и права» Института сферы обслуживания и предпринимательства (филиал) ДГТУ, РФ, г. Шахты
Фахрутдинова Алсу Наильевна
научный руководитель, ст. преподаватель «Трудовое право и право социального обеспечения», Института сферы обслуживания и предпринимательства (филиал) ДГТУ, РФ, г. Шахты

 

Эффективность борьбы с преступностью зависит от многих факторов. Одним из основополагающих является достижение высокого уровня теоретической разработки положений уголовно-процессуального права, касающихся, в частности, использования специальных знаний в процессе раскрытия и расследования преступлений.

Общепризнанно, что во все времена правоприменительная практика нуждалась и нуждается в нормативных дефинициях тех или иных терминов, используемых в законодательстве, без которых порой даже квалифицированные специалисты не всегда могут дать правильное толкование тому или иному понятию. К сожалению, это не было учтено при разработке и принятии ныне действующего Уголовно-процессуального кодекса.

Принятый 22 ноября 2001 г. Государственной Думой в окончательной редакции и одобренный Советом Федерации 5 декабря 2001 г. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации является одним из наиболее противоречивых законодательных актов, как итог не вполне удачного компромисса, и наиболее несовершенным с точки зрения законодательной техники. Это подтверждается обилием противоречий и просто нереализуемых в современных условиях положений, вызвавших многочисленные дискуссии.

Не стали исключением и законодательные решения по урегулированию вопросов использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Анализ различных точек зрения ученых и практических работников показывает, что до настоящего времени не выработан единый подход к пониманию места некоторых форм использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений.

В Уголовно-процессуальном кодексе содержится несколько положений, относящихся к использованию специальных знаний. Однако сформулировать критерии отграничения одних форм использования специальных знаний от других, исходя только из текста Уголовно-процессуального кодекса, затруднительно. Достаточно подробно и детально регламентировано использование только одной формы использования специальных знаний — назначение и производство судебных экспертиз.

Внесенные изменения в УПК РФ после его принятия, на наш взгляд, только усугубляют положение.

Прежде всего это относится к изменению, внесенному Федеральным законом от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ, о том, что самостоятельным доказательством по уголовному делу наряду с заключением и показаниями эксперта признано «заключение и показания специалиста» (п. 3.1 ч. 2 ст. 74, ч. 3 ст. 80 УПК РФ), т. е. «представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами» (ч. 3 ст. 80 УПК РФ). К сожалению, законодатель, указав новый источник доказательства, при этом не разъяснил, в чем разница между заключением эксперта и заключением специалиста, каково процессуальное положение специалиста и чем оно отличается от процессуального положения эксперта, на какой стадии расследования может быть назначено и проведено исследование специалистом, какими правами обладают участники уголовного судопроизводства в процессе назначения и проведения такого исследования, порядок получения образцов для сравнительного исследования и т. д. Как следствие, данная новелла и перед учеными, занимающимися данной проблемой, и перед практическими работниками поставила ряд вопросов, однозначные ответы на которые в самом тексте уголовно-процессуального законодательства получить сложно. Несмотря на то что прошло уже почти семь лет, т. е. достаточный срок для изучения правоприменительной практики и оценки права на жизнь заключения специалиста, единого мнения относительно данной формы использования специальных знаний до настоящего времени не сложилось. Об этом свидетельствует активная дискуссия, ведущаяся в юридической литературе [1, с. 569], во время которой высказываются зачастую противоположные мнения. Опрос сотрудников экспертно-криминалистических подразделений системы МВД в нескольких регионах показал, что ими не было оформлено ни одного заключения специалиста.

Отсутствие процессуальной регламентации назначения и проведения исследования специалистом, в отличие от производства судебной экспертизы (гл. 27 УПК РФ), позволило нам сделать предположительный вывод о том, что признание доказательством заключения и показаний специалиста является попыткой законодателя легализовать такую непроцессуальную форму использования специальных знаний, как предварительные специальные исследования, и снять вопросы о порядке введения в уголовный процесс результатов данного проверочного и оперативно-розыскного мероприятия. Результаты проведенных предварительных специальных исследований должны оформляться не в виде справок и актов, а в виде заключения специалиста. Однако для однозначного толкования рассматриваемой новеллы подобным образом необходимо было внесение изменений и дополнений в уголовно-процессуальное и оперативно-розыскное законодательство.

Однако Федеральный закон от 9 марта 2010 г. № 19-ФЗ внес очередные изменения в УПК РФ, позволяющие при проверке сообщения о преступлении дознавателю, органу дознания, следователю, руководителю следственного органа требовать производства исследования документов, предметов, трупов и привлекать к участию в них специалистов, полностью опровергающие наше предположение, поставившие перед учеными и практическими работниками в очередной раз не разрешенные уголовно-процессуальным законодательством вопросы. Разумеется, положительным в данном случае является официальное закрепление такого проверочного мероприятия, как исследование, которое до этого регламентировалось лишь ведомственными нормативными актами. В то же время непонятно, почему законодатель предусмотрел возможность исследования до возбуждения уголовного дела лишь предметов, документов и трупов, оставив неурегулированным вопрос об обследовании граждан для определения характера и тяжести вреда здоровью, возраста, половых состояний и разрешения других вопросов, требующих познаний в области судебной медицины.

Значимость данного нововведения обусловлена тем, что одним из важнейших условий соблюдения законности в уголовном процессе является своевременное и обоснованное возбуждение уголовного дела. Нельзя не согласиться с Л.А. Савиной в том, что «на пути от выявления преступления до привлечения к ответственности и наказания виновного лица правоохранительные органы осуществляют огромный объем работы, положительный результат которой чаще всего определяется на первоначальном этапе уголовного процесса. Это, в свою очередь, во многом зависит от эффективности проверки, предшествующей вынесению постановления о возбуждении уголовного дела либо отказе в таковом» [2, с. 6].

Недостаточная теоретическая разработка вопроса о проведении проверки в ряде случаев затрудняет решение некоторых проблем, связанных с возбуждением уголовного дела. Прежде всего это относится к необходимому объему проверки, а также средствам и формам осуществления проверочных действий. При этом ранее достаточно остро стояла проблема, заключающаяся в том, какие действия относить к средствам проверки, и, в частности, об отнесении к ним предварительных специальных исследований. Невозможность назначения экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела, по нашему мнению, явилась обстоятельством, способствующим возникновению и широкому распространению такой формы использования специальных знаний, как исследование предметов, документов и трупов (далее — исследование), одним из основных назначений которого является попытка подменить экспертизу и каким-то образом обосновать решение о возбуждении уголовного дела.

В юридической литературе имеются предложения об использовании результатов исследований в уголовном процессе. При этом в частности, некоторые авторы полагают, что вывод об их допустимости при доказывании можно сделать на основании отсутствия соответствующих запретов в уголовно-процессуальном законодательстве и постановлениях руководящих судебных инстанций, т. е. воспользоваться принципом «разрешено все, что не запрещено законом».

Предложение об отнесении актов или справок специалиста к иным документам противоречит также требованиям действующего уголовно-процессуального законодательства, в котором согласно ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств по уголовному делу допускаются: «3) заключение и показания эксперта; <...> 6) иные документы». При этом в соответствии со ст. 84 УПК РФ: «1. Иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 настоящего Кодекса». В этой же статье дается и понятие документа: «2. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном статьей 86 настоящего Кодекса. 3. Документы приобщаются к материалам уголовного дела и хранятся в течение всего срока его хранения. По ходатайству законного владельца изъятые и приобщенные к уголовному делу документы или их копии могут быть переданы ему. 4. Документы, обладающие признаками, указанными в части первой статьи 81 настоящего Кодекса, признаются вещественными доказательствами». Из анализа ст. 86 УПК РФ, регламентирующей собирание доказательств, усматривается, что собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных действующим уголовно-процессуальным законодательством, а также что доказательства могут быть представлены потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями, защитником. Однако ни одно из названных оснований не может быть применено к справкам (актам) исследований. Таким образом, справку (акт) исследования, по нашему мнению, нельзя отнести к иным документам как по содержанию, так и по их происхождению, в отличие от результатов ведомственных проверок.

В свое время Р.С. Белкин указывал, что «попытки подменить экспертизу некими «предварительными исследованиями», дабы хоть чем-то обосновать решение о возбуждении уголовного дела, не только не решают проблемы, но и, наоборот, могут существенно осложнить ее решение, повлечь за собой прямые нарушения законности» [3, с. 105].

Средствами проверки исходной информации о преступлении служат: получение объяснений, назначение документальных проверок, ревизий и другие мероприятия, которые затем, после возбуждения уголовного дела, зачастую дублируются проведением допросов, назначением и производством соответствующих экспертиз. Однако никто не усматривает в этом нарушения законности и затягивание сроков предварительной проверки. Представляется, что и к производству исследований необходимо относиться как к одному из средств проверки исходной информации.

Пределы использования исследований на этой стадии расследования должны зависеть от направления их применения: как оперативно-розыскного мероприятия или как проверочного мероприятия. Кроме того, различия в суждении обусловлены тем, что на этап предварительной проверки как в уголовном процессе, так и в криминалистике зачастую некоторыми авторами возлагаются задачи расследования. Вместе с тем основное отличие предварительной проверки от расследования заключается прежде всего в том, что во время предварительной проверки одной из основных задач выступает получение достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а во время расследования — установление и доказывание состава преступления [4, с. 63].

В отличие от наиболее распространенных средств проверки исследования представляют собой форму использования специальных знаний. В силу существующей процессуальной процедуры, которая не дает разрешения на назначение судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, исследования в известной степени выполняют ее функции.

Не меньшее значение производство предварительных специальных исследований имеет для получения информации о выдвижении версий и определения направлений расследования. Данная задача может решаться и на стадии возбуждения уголовного дела (как правило, это определение оснований для возбуждения уголовного дела), и во время расследования на различных его этапах (например, получение предварительных сведений о личности преступника, механизме образования следов и т. п.), как следователем, так и оперативным работником. Исследования могут производиться сотрудниками экспертных подразделений либо иными специалистами, назначенными лицом, производящим дознание, следователем и оперативным работником. В качестве специалиста может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения по поставленным на его разрешение вопросам, давшее на это свое согласие и не заинтересованное в исходе дела. Выполнение требования о вызове специалиста не является обязательным для руководителя предприятия, учреждения или организации, где работает специалист.

Специалист должен делать выводы, оформляемые справкой (актом), от своего имени на основании произведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями, он несет за сделанные им выводы личную ответственность. Вместе с тем эта ответственность имеет моральный характер, и к специалисту не могут быть применены меры уголовно-правового воздействия как в случае отказа специалиста от дачи заключения, так и за дачу им заведомо ложного заключения, оформляемого в виде справки (акта), в отличие от случаев его привлечения к участию в следственных действиях (ч. 5 ст. 164 УПК РФ).

По нашему мнению, исследования в настоящее время не заменяют и не должны заменять производство экспертиз. Основные отличия исследований от судебной экспертизы заключаются в следующем:

  • одним из условий возможности проведения исследований являются сохранение исследуемого объекта в неизменном виде и, как следствие этого, применение неразрушающих методов исследования (чтобы иметь возможность в случае необходимости провести экспертизу);
  • проведение исследований в большинстве случаев должно быть нацелено на стандартные задачи, значимые для выдвижения версий и определения направления деятельности по раскрытию и расследованию преступлений (например, выявление природы исследуемого вещества).

Анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет нам сделать вывод о том, что с позиций уголовного процесса не имеет значения, из какого непроцессуального источника следователь получает ту или иную информацию по специальным вопросам. В то же время сведения, полученные из непроцессуальных источников, лишь повод для использования знаний сведущих лиц в формах, предусмотренных законом. Для исследований, выступающих одним из непроцессуальных источников информации, такой формой является назначение и производство экспертиз.

В настоящее время назрел вопрос о разрешении производства судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела, что в конечном итоге поможет снять многие проблемы использования в процессе раскрытия и расследования преступлений специальных знаний.

 

Список литературы:

  1. Баев О.Я. Руководство по расследованию преступлений: науч.-практ. пособие. 2-изд., пересмотр. и доп. М., 2012. 766 c.
  2. Савина Л.А. Организация и тактика предварительной проверки сообщений об экономических преступлениях. М., 2013. 24 c.
  3. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 2000. 456 с.
  4. Егоров Н.Н. Теория и практика предварительных исследований // Актуальные проблемы борьбы с преступностью на современном этапе: Тезисы докладов и сообщений Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 90-летию Омской академии МВД России. Омск, 2010. 346 с.
  5. Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2010. 124 с.