Статья:

ИСТОКИ ПОЭТИЧЕСКОЙ ОБРАЗНОСТИ С.А. ЕСЕНИНА

Конференция: XIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 5. Литературоведение

Выходные данные
Суимбетова О.Г. ИСТОКИ ПОЭТИЧЕСКОЙ ОБРАЗНОСТИ С.А. ЕСЕНИНА // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(14). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/7(14).pdf (дата обращения: 25.05.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 7 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ИСТОКИ ПОЭТИЧЕСКОЙ ОБРАЗНОСТИ С.А. ЕСЕНИНА

Суимбетова Олеся Гариповна
студент Астраханского государственного университета, РФ, г. Астрахань

 

Выявление природы художественного образа и поиск ярких средств выразительности были главными задачами С.А. Есенина, образность он считал способом познания и выражения себя в этом мире. Значимые по своей художественной и нравственной ценности есенинские образы воплощают принцип единства мира.

С.А. Есенин с самого начала творческого пути проявлял интерес к выявлению природы художественного образа. Насколько глубинным было понимание образности, показывают статьи «Быт и искусство» и «Ключи Марии». Они представляют собой важнейшие документы, позволяющие понять литературные взгляды Есенина. Главным в его эстетической программе стало не только объяснение природы образов, но и требование их системы: «…должны разбить образы на законы определений, подчеркнуть родоспособность их и поставить в хоровой чин, также как поставлены по блеску луна, солнце и земля» [2, IV; с. 192].

«Образность в поэзии (имеются в виду микрообразы, или тропы) не словесный орнамент или украшательский прием, а способ художественного мышления и познания мира» [1, с. 45]. В литературоведении образность рассматривается как обязательное свойство любого произведения и характеризуется способностью реализовывать смысл в конкретных представлениях. Словесный образ — незаменимый элемент поэтической речи, который передает реальность, а также создает вымышленный мир.

А.А. Потебня считал, что поэзия всегда иносказательна. В художественном произведении не все можно прочесть буквально, слово изначально обладает способностью к словотворчеству, склонно к многозначности. Тропеические средства являются способом реализации образа в стихотворении, так как несут в себе переносное значение, вызывая ассоциации, эмоции и наглядные представления. «Троп (греч. tropos — оборот) — употребление слова (высказывания) в переносном значении» [4, с. 80]. Отсюда основная функция всех тропов — образная, также исследователи отмечают декоративную (эстетическую) функцию, как одну из главных, ведь образность в литературном произведении всегда должна быть эстетически оправданной.

Самым отличительным признаком русского словесного искусства С.А. Есенин считал именно образность, поэтому его всегда тянуло к яркой словесной живописи, он подбирал слова, которые способны передавать человеческие переживания и вызывать наибольшие впечатления. Каждое слово в его лирике, каждый образ живут не сами по себе, а в неразрывном единстве со всеми элементами произведения: «Органичность образа, т. е. его глубокая внутренняя связь с содержанием, со смыслом всего произведения, со всеми художественными элементами — вот есенинское понимание образотворчества» [5, с. 175]. В лирической поэзии система художественных средств подчиняется раскрытию движения человеческой души. С.А. Есенин умел при минимальной затрате художественных средств передать душевное состояние, свою поэтическую мысль, поэтому в каждом тропе содержится большой эмоциональный заряд, напряжение мыслей и чувств.

С.А. Есенин открыл новую поэтическую систему и собственную образную концепцию, основанную на важнейших принципах национальной культуры. В обосновании назначения поэзии Есенин исходит из народного идеала искусства, которое ставит во главе нравственные цели. Благодаря вниманию к вечным ценностям и проблемам человеческого существования поэт достигает такого масштаба в своем творчестве. В своих произведениях он решает проблему связи личности с миром, отношений между человеком, обществом и природой.

Как лирик С.А. Есенин особенно близок своей поэтической системой к элементам устного творчества, к народной лирике, в которой заключена естественная философия, обусловленная жизнью человека среди природы. Е.И. Наумов так определяет эту связь: «Вся поэтика Есенина имеет своей отправной точкой ту образную систему, которая лежит в основе русского фольклора» [5, с. 343]. Нельзя не отметить и влияние классической литературы. Следы особого внимания к поэзии А.С. Пушкина можно встретить в послереволюционном творчестве Есенина. В самом известном и противоречивом сборнике «Москва кабацкая» также присутствуют пушкинские мотивы и образы: принятие увядания как естественного хода жизни, тема осени.

Сам поэт признавал главенствующую роль народной образности для своего творчества. В трактате «Ключи Марии» (Мария — условное обозначение души), написанном в 1918 году, Есенин анализирует историческое прошлое и духовную жизнь русского народа, он определяет свои эстетические принципы, дает классификацию образов, рассуждает о русском орнаменте, который пронизывает всю жизнь: «Самою первою и главною отраслью нашего искусства с тех пор, как мы начинаем себя помнить, был и есть орнамент» [2, IV; с. 174]. Классификация содержит следующие определения: «заставочный образ» — метафора, «корабельный» — развернутая метафора, «ангелический образ» — символ. Его образ, несмотря на «текучесть», должен быть согласован, уместен, должен соответствовать теме и замыслу стихотворения. В этом поэт видит задачи творчества, в основе которого находится образ.

Есенин подчеркивает необходимость ориентации на этическое, эстетическое и словесное богатство: «Но дорога к этому свету искусства, помимо смываемых препятствий в мире внешней жизни, имеет целые рощи колючих кустов шиповника и крушины в восприятии мысли и образа. Люди должны научиться читать забытые ими знаки» [2, IV; с. 191]. Глубина любого искусства связана с постижением духовных основ жизни, поэтому статья «Ключи Марии» — собственная философия искусства Сергея Есенина, она также служит ключом к разгадке характера образности его поэзии.

С.А. Есенин, определяя истоки народного творчества, исследуя жизненный уклад крестьян, символические знаки крестьянского обихода, отношения человека к природе, пришел к выводу, что поэтический образ во многом определен бытом и жизнью: «разобрав весь, казалось бы, внешне непривлекательный обиход, мы наталкиваемся на весьма сложную и весьма глубокую орнаментичную эпопею с чудесным переплетением духа и знаков» [2, IV; с. 181]. Во всем устройстве жизни, в расположении предметов, в вышивках, песнях, сказках хранится стремление к вечности, познанию сущности мироздания. Есенин знал и чувствовал жизнь крестьянской России, но традиционный взгляд на него как на крестьянского поэта сужает идейные, эстетические и тематические границы его поэзии и снижает ту огромную роль, которую сыграло творчество С.А. Есенина в русской литературе.

Интерес поэта к словесному орнаменту находил прочное основание во всем его творчестве. Многие исследователи обращали внимание на совпадение его образов с метафорами славянских мифов, а также с загадками. Современники поэта утверждают, что у него не было необходимости обращаться к книжным источникам, он был прекрасным знатоком русской словесности, создавал песни и частушки. А.М. Марченко считает, что «загадке стоит отвести преимущественную роль в выработке у Есенина метафорического мышления» [3, с. 222]. Есенин мастерски владел приемом психологического параллелизма, характерного для фольклора и заключающийся в уподоблении жизни человека жизни природы. Это позволило поэту создать собственную систему поэтических образов.

Способность к метафорическому видению проявилась у поэта очень рано и стала затем одной из самых ярких и значительных черт его поэтического таланта. Есенин считал мифологию источником словесного искусства и первоосновой поэтических символов. В основе его образов лежит метафорическое сопоставление природных и культурных объектов, сочетание космического мифа и жизненной конкретности. В соответствии с народным мифопоэтическим мышлением, поэт устанавливает единство живой и «неживой» природы, материального и духовного.

Мир животных и растений у Есенина, как правило, антропоморфен, все становится взаимосвязанным и взаимообратимым: природа олицетворяется, а человек наделяется ее признаками. Все неодушевленное, неорганическое поэт подчиняет законам органики, делает соприродным человеку. Например, образ-эмблема «жизнь-сад» находит воплощение в сравнительных конструкциях: «Был я весь как запущенный сад» [2, II; с. 131].

Люди, животные, растения, стихии и предметы в его стихах — дети одной матери — природы, отсюда стремление ко всеобщей гармонии, к единству всего сущего. Здесь необходимо отметить особую роль метафор и эпитетов, относящихся к образам животных. Яркая метафора весны, радости, юности: «Словно я весенней гулкой ранью // Проскакал на розовом коне» [2, II; 111] содержит фольклорный и мифологический подтекст.

Животные, являясь частью бытового пространства и окружения, предстают в поэзии Есенина в качестве источника и средства художественно-философского осмысления окружающего мира, позволяют раскрыть содержание духовной жизни человека. Есенин не только использует образы животных, но и переосмысляет их значение в жизни человека, наделяет чертами высшей психической деятельности. Животные часто изображаются с помощью необычных эпитетов и других тропов, им нередко отводится роль друга или помощника лирического героя, хранителя воспоминаний. Значительное место в лирическом мире С.А. Есенина отведено именно зоологическим образам, что обусловлено крестьянскими, народными корнями художественного мышления поэта.

Обращением к мифологической памяти человечества, к образу «древа жизни», который стал сквозным для всей лирики Есенина, поэт утверждал слияние человека с природой, души с разумом, красоты с добром и истиной. Вся лирика Есенина 20-х гг. имеет множество скрытых связей между человеком и мифологическим «древом жизни». Этот образ можно считать примером «струения образа» (обратимость тропа), который характеризуется повторяемостью и переходом. Есенинские имажи, даже самые ранние, переходят из стихотворения в стихотворение, обрастая подробностями. Именно из-за этой черты образной системы, отдельно взятые произведения, без учета контекста, всегда беднее, чем цикл. Струением образа определяется стиль Есенина, где оно всецело подчинено движению лирической эмоции.

Метафорические образы «древо-человек» и «яблоня-душа» наиболее распространены и связаны с глубинными основами мироощущения поэта. Так, древо жизни часто являлось метафорой сотворения жизни, проекции вселенной. Оно действительно занимало в религии мысли наших предков важное место, мировое древо — это символ мироздания. В славянской мифологии дерево предстает как одушевленное существо, ему приписывались категории и этапы жизнедеятельности человека, так как Есенин считал мифологию первоосновой художественных символов, он использовал характерные образы и сопоставления. Поэт показывает связь образотворчества с древними символами и особенностями мифопоэтического мышления, олицетворяющего все вокруг.

Есенин не просто верил в существование узловой завязи человека с миром природы, он сам чувствовал себя частью этой природы. Распространен мотив цветения — увядания (антиномия «жизнь−смерть»): «Увяданья золотом охваченный, // Я не буду больше молодым» [2, II; 111]. В природе все неизбежно повторяется, цветет и увядает каждый год. Человек, в отличие от природы, однократен, и его цикл, совпадая с природным, уже неповторим.

Необходимо отметить, что связь изобразительно-выразительных средств с народным творчеством, претерпевая изменения, все же сохранялась на протяжении всего литературного пути автора.

Гений определяется не только причастностью к народной жизни, реалистичностью и правдивостью изображения эпохи, но и новаторством поэтики. С.А. Есенин всегда чувствовал необходимость обновления образной системы, возможно, это и привело его к имажинистам. Принципы имажинизма были провозглашены в коллективной «Декларации», опубликованной в начале 1919 года, к тому времени у Есенина уже был собственный взгляд на образность, изложенный в статье «Ключи Марии». Имажинистами поэт называл всех художников слова, владеющих образным, метафорическим языком. Л.Л. Бельская считает, что в 20-е гг., когда Есенин сблизился с имажинистами, он частично пересматривает свои взгляды на образность, он «огрубляет и приземляет свою речь», а также «выдумывает вычурные и вызывающие образы» [1, с. 54]. Е.И. Наумов придерживается похожего мнения: «В стихах Есенина начал появляться тот натурализм и цинизм, присущий имажинистам…» [5, с. 163]. Это могло быть связано с творческими поисками поэта, желанием выйти за пределы устоявшихся образов. Имажинизм Есенина являлся попыткой мастера найти новые художественные возможности с помощью усложненного образа, теория этого образа у Есенина соприкасалась с канонами литературной группы только в самых общих чертах. Его имажи восходили не к формалистическим теориям, а к поэтическому мышлению народа, которое обусловлено духовной жизнью, нравами и обычаями.

Короткий творческий путь С.А. Есенина отмечен многообразием его художественных исканий. Поэт не стоял в стороне от литературно-организационных поисков своего времени, но моде на словотворчество он всегда противопоставлял слово, органически связанное с бытом, то есть самой жизнью. В 1921 году появляется статья «Быт и искусство» — фрагмент задуманной им книги «Словесные орнаменты». В статье обозначились расхождения между Есениным и другими имажинистами: «Понимая искусство во всем его размахе, я хочу указать моим собратьям на то, насколько искусство неотделимо от быта и насколько они заблуждаются, увязая нарочито в тех утверждениях его независимости» [2, IV; с. 203].

В целом образный мир поэзии С.А. Есенина характеризуют: многообразие мотивов и тем, художественных приемов и средств, сложность мышления и противоречивость. Отсюда одна из особенностей образного мира — борьба противоположных начал: духовное — материальное; человеческое — звериное; прошлое — настоящее; старое — новое.

Несмотря на противоречивость, все творчество С.А. Есенина представляет собой единый художественно-философский мир, отличающийся самобытным метафоризмом. Как отмечает сам поэт: «Вся жизнь наша есть не что иное, как заполнение большого, чистого полотна рисунками» [2, IV; с. 207].

Делая вывод, мы можем сказать, что С.А. Есенин не только теоретически обосновал художественную значимость своих имажей, раскрыл их народные истоки, но и создал собственную классификацию. Его теоретические труды служат разгадкой к пониманию характера образности его поэзии.

 

Список литературы:

  1. Бельская Л.Л. Песенное слово: поэтическое мастерство С. Есенина. — М., 1990.
  2. Есенин С.А. Собрание сочинений: в 5 т. М., 1966—1968.
  3. Марченко А.М. Поэтический мир Есенина. — М., 1989.
  4. Мещеряков В.П. Основы литературоведения. — М., 2003.
  5. Наумов Е.И. Сергей Есенин. Личность. Творчество. Эпоха. — Л., 1973.
  6. Прокушев Ю.Л. Сергей Есенин. Образ. Стихи. Эпоха. — М., 1986.