Статья:

НОНСЕНС В ПРОЗВЕДЕНИИ Л. КЭРОЛЛА «ОХОТА НА СНАРКА»

Конференция: XIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 9. Филология

Выходные данные
Фаргиева Ж.А. НОНСЕНС В ПРОЗВЕДЕНИИ Л. КЭРОЛЛА «ОХОТА НА СНАРКА» // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(14). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/7(14).pdf (дата обращения: 30.06.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 116 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

НОНСЕНС В ПРОЗВЕДЕНИИ Л. КЭРОЛЛА «ОХОТА НА СНАРКА»

Фаргиева Жаннета Аламбековна
студент Ингушского государственного университета, РФ, Республика Ингушетия, г. Магас
Мерешкова Хэди Рашидовна
научный руководитель, доц. кафедры английского языка филологического факультета ИнгГУ, РФ, Республика Ингушетия, г. Магас

 

В последние годы наука немало внимания уделяет такому феномену как нонсенс, иными словами бессмысленность. Бессмысленность мы часто можем наблюдать в высказывании, в предложении, и даже целое произведение может состоять из сплошных нонсенсов. Нонсенс — часто воспринимается как явление, во многом характеризующее британскую национальную особенность, литературно-фольклорные традиции англичан.

Нередко нонсенс определяется как своеобразная аллегория, «подстановка», «скрытый код» для описания вполне реальных событий [6; 96]. Основателями данного направления принято считать Льюиса Кэрролла и Эдварда Лира. Они внесли необычайно большой вклад в развитие литературного нонсенса.

Данная работа посвящена анализу нонсенса на примере произведения Льюиса Кэрролла «Охота на Снарка», а именно выведению новой интерпретации текста данного произведения. В данной работе кэрролловский нонсенс представлен, как интеллектуальный прием, нацеленный на логическую и языковую игру. Л. Кэрролл не просто воссоздает в своем произведении бессмысленность, а как бы подвергает ее радикализации, придает ей философско-эстетический оттенок. Спустя двадцать лет после опубликования «Охоты на Снарка» Кэрролл писал: «В чем смысл Снарка? Боюсь, мне нужен был не смысл, а бессмыслица! Однако, как вы знаете, слова означают больше, нежели мы полагаем, пользуясь ими, и поэтому книга должна означать нечто большее, чем рассчитывал сказать автор. Поэтому, какой бы смысл ни находили в книге, я его приветствую, в этом ее назначение» [4; 73].

Эти слова вдохновили меня на проведение интереснейшего эксперимента. Суть состояла в том, чтобы выяснить возникнут ли идеи у современной молодежи насчет Снарка и, конечно же, Буджума. Видят ли они в данном произведении скрытый смысл? В эксперименте принимало участие 50 студентов филологического факультета Ингушского Государственного Университета. Все студенты получили тексты произведения «Охота на Снарка» и листочки. На листочках им необходимо было написать, с чем они связывают Снарка и Буджума. Всего было получено 48 вариантов ответов. Два человека не смогли ответить. Наиболее частотными ответами на вопрос «что такое Снарк?» были «счастье», «радость», «покой», «удача», «победа». Что такое Буджум? Ответы: «неудача», «позор», «разочарование». Единичные ответы про Снарка: «кошка», «сестра», «курица». Ответы про Буджума: «змея», «огонь», «работа». Интереснейшую трактовку представил студент 3 курса, предположивший что Снарк — это знания, которые человек ищет и «и с умом, и со свечкой». Знание — результат, полученный индивидом посредством опытного познания действительности.

Но если Снарк — это Знания, то кто же или что же тогда Буджум? Вот перевод Ивана Анисимова: «Но Буджум если встретится вдруг на пути, А я знаю, что это случится, То внезапно и плавно ты должен уйти, С этой мыслью нельзя примириться» [10; 24]. Буджум — представитель рода Снарков, который обладает всеми свойствами предка (то есть Снарка), но имеет и свои дополнительные характеристики. «Снарки, в общем, безвредны; но предостеречь, Вас я должен (пусть шанс этот мал): Среди них есть Буджумы... — но прервана речь, Ибо в обморок Булочник пал» [9; 20]. На основании этих строк мы можем сделать вывод, что Буджум — это обратная сторона той самой медали, коим является Снарк. Соответственно Буджум — это ложные знания, то есть заблуждения. Переводчик Клюев пишет: «Не отчаивайтесь, если название произведения, которое вам предстоит прочесть, выглядит непонятным, — утешайте себя тем, что после того, как Вы закончите читать, оно так нисколько и не прояснится» [8; 5]. Осмелюсь не согласиться с этим утверждением. Любое предложение, даже самое бессмысленное на первый взгляд, наталкивает нас на различные ассоциации. И мы, так или иначе, находим в нем смысл. И если уж само название «Охота на Снарка», не говорящее ни о чем конкретном, обладает тем не менее каким-то содержанием, то насколько богаче должно быть само это произведение! «Охота на Снарка» — безусловно искуснейшая модель, но отметим также, что перед нами творение великого математика. Многое непонятно на первый взгляд. Само название произведения, имена персонажей — все представляется каким-то лабиринтом, из которого невозможно выпутаться. Но, в конце концов, читатель все же находит свой собственный смысл, исходя из своего мировоззрения, по-своему трактует данный текст, создает свой мир, со своими ассоциациями и представлениями о Снарке и всем, что с ним связано. Бессмысленное всегда представляет собой некий конфликт с правилами, с определенными установками.

Нонсенс — вовсе не отсутствие смысла. Наоборот — это обилие бесконечных смысловых коннотаций и интерпретаций. И в самом деле, сказать что-то более определенное о Снарке вряд ли возможно. Но это не значит что Снарк — бессмыслица. Вовсе нет, Снарк — это загадка, тайна, которую человечество до сих пор разгадывает. И тут было бы целесообразным привести цитату одного из наиболее влиятельных современных американских критиков Хэролда Блума: «Кэрролл вовсе не автор нонсенсов, загадка — это не нонсенс» [2; 31]. В лингвистике отмечаются специфические отношения между смыслом и нонсенсом, эти два явления ни в коем случае не рассматриваются как взаимоисключающие. Вопрос о нонсенсе обычно поднимается, когда анализируются проблемы воспроизведения и восприятия человеком речи и текста. В нонсенсе изначально встречается некий парадокс, создаваемый автором, в который при этом он не вкладывает какой-либо существенный смысл. Тем самым автор дает возможность реципиенту вложить в речь свой смысл, который более приемлем ему.

С учетом вышесказанного, было бы справедливо связать нонсенс с системой языковой игры. Нарушение смысла, алогичность, создание невообразимых или невозможных с точки зрения рассудка образов и ситуаций составляют своеобразие стилистического нонсенса. «Охота на Снарка», несмотря на всю нелепость образов и ситуаций, представляет интерес не только для детей, которые находят в данном тексте много веселого, но и для более глубокомыслящей аудитории. В произведениях Кэрролла открывается более значимая, глубокая гармония жизни, завуалированная под всевозможными семантическими нарушениями, то есть мы наблюдаем в «Охоте на Снарка» лишение текста смысла за счет нарушения его логических связей и создании через невозможные сочетания слов образов и ситуаций, противоречащих общепринятым представлениям о действительности:

«Запаситесь наперстком, сомненья поправ,

Парой вилок, сорвиголовой

И квитанцией, чтобы содрать с него штраф,

И обмылкой с улыбкой кривой» [8; 11].

Итак, вернемся к нашему эксперименту. В каждой строчке, рассматриваемого нами текста, присутствует нелогичность, невообразимость, персонажи все до единого не встречаемы в действительности, практически каждое слово подвергнуто неким изменениям в плане формальности, и сразу и непонятен этот сплошной набор непонятных слов. Но студенты все же смогли вывести из это бессмыслицы свое связное содержание, и, конечно же, для каждого студента это содержание индивидуально. Льюис Кэрролл имел цель показать, что за сложным скрывается простое, и тем самым придать комичность и некую иронию своему произведению. Следует отметить, что цель его достигнута, о чем свидетельствует большое количество научных исследований в области кэрролловского нонсенса. Кэрролл создает ярчайшую картину реальности. Картина мира, созданная Кэрролом, — это нереальная реальность. Кэрролл торопится ввести читателя «в игру» как можно скорее, давая ему тем самым огромный простор для размышлений о такой высокой материи как Жизнь.

 

Список литературы:

  1. Анисимов И.В. Охота на Снарка. М., 2003 Tigges W. An Anatomy of Nonsense. L., 1952.
  2. Галинская И.Л. Льюис Кэрролл и загадки его текстов. М.: ИНИОН РАН, 1995. 76 с.
  3. Демурова Н.И. О переводе сказок Кэрролла. М.: Наука, 1991. 375 с.
  4. Клюев Е. Охота на Снарка. М.: Всесоюз. молодеж. кн. центр, 1992.
  5. Новикова В.Ю. Языковой абсурд как лингвистическое явление. М.
  6. Фет В. Охота на Снарка. М., 1981.
  7. Carroll Lewis. The hunting of the snark. L, 1876.
  8. Pudney John. Lewis Carroll and his world. L., 1976.
  9. Sewell Elizabeth. The field of nonsense. L., 1952.