Статья:

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕТОУБИЙСТВА

Конференция: XIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 10. Юриспруденция

Выходные данные
Гайнулина С.А. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕТОУБИЙСТВА // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(14). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/7(14).pdf (дата обращения: 08.07.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕТОУБИЙСТВА

Гайнулина Светлана Андреевна
магистрант НАЧОУ ВПО СГА, РФ, г. Москва
Матвеева Анастасия Алексеевна
научный руководитель, канд. юрид. наук, доц., РФ, г. Москва

 

Ответственность за детоубийство, или убийство матерью своего новорожденного ребенка, предусмотрена в действующем Уголовном кодексе РФ в ст. 106, максимум санкции которой равен 5 годам лишения свободы, поэтому состав детоубийства безусловно является привилегированным по отношению к ст. 105. При квалификации подобных деяний возникает несколько сложных проблем, происходящих из за просчетов законодателя и сложности самого правового материала. К числу их нужно отнести: момент, с которого человеческая жизнь охраняется уголовным правом; правовая оценка убийства ребенка матерью в возрасте 14—16 лет; соотношение составов ст. 106 и ч. 2 ст. 105; разграничение покушения на детоубийство и оставления в опасности; квалификация убийства младенца матерью и соучастниками; оценка убийства матерью двух или более новорожденных детей.

В теории советского, а затем и российского уголовного права вопрос о моменте начала жизни решался неоднозначно. По мнению А.А. Пионтковского и С.В. Бородина, к детоубийству относятся и случаи причинения смерти рождающемуся младенцу еще до момента начала его дыхания (например, удары в голову в процессе его появления на свет). Такого же мнения придерживаются С. Проценко и Д. Берсей, предлагающие даже считать убийством умерщвление плода в утробе матери. С этим вряд ли можно согласиться: в настоящий момент, исходя из ст. 53 ФЗ РФ от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов. Видимо, к этому времени в подавляющем большинстве случаев новорожденный уже начинает дышать.

Так, в 2012 г. в с. Шереметьево Татарской республики 27 летняя Е. Венкова родила девочку, которая стала шестым по счету ее ребенком. Поскольку роженицу к этому времени оставил ее муж, а средств на воспитание всех детей у нее не было, она решила избавиться от новорожденной.

Практически сразу же после окончания родов, когда ребенок уже безусловно дышал, Венкова выбросила дочку из окна больницы, расположенного на шестом этаже, в результате чего новорожденная мгновенно погибла.

С медицинской точки зрения, плод — это «человеческий зародыш с девятой недели внутриутробного развития до момента рождения» .

В современной медицине роды рассматривают как многозвеньевой процесс, продолжающийся от нескольких часов до одних суток, в зависимости от первичности или повторности родов. Р.Д. Шарапов предлагает сделать акцент на двух последних периодах родов: изгнание плода (продолжительность 1—2 часа) и последовый период (продолжительность до 30 минут). Второй из них начинается после полного рождения плода, т. е. выхода его наружу и заканчивается изгнанием последа (плаценты, плодных оболочек и пуповины) из половых путей роженицы.

Но этот автор предлагает считать рождением ребенка все таки не последовый период, а гораздо более ранний — наступление первых родовых схваток у беременной женщины. Мы не можем согласиться с таким подходом.

Только по завершении изгнания плода новорожденный начинает проявлять жизненно важные обменные функции, свойственные самостоятельному человеческому организму (легочное дыхание, сопровождаемое первым вдохом или криком, а при закупорке дыхательных путей родовой слизью — сердцебиение и иные признаки, указанные в Инструкции Минздрава РФ от 4 декабря 1992 г. «Об определении живо рождения, мертворождения, перинатального периода»).

До этого же он питается за счет организма матери, но вовсе не самостоятельно. В ч. 1 ст. 53 ФЗ РФ «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» от 21 ноября 2011 г. установлено, что моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов (т. е., на наш взгляд, именно последовый период, а не начало родовых схваток, как полагает Р.Д. Шарапов).

Если посягательство на плод произошло ранее указанного момента, содеянное может квалифицироваться по ст. 123, ст. 118 либо ч. 1 ст. 111 УК РФ в случае его совершения посторонним лицом, а при посягательстве самой матерью — нейтральным для уголовного права, хотя и морально осуждаемым деянием [1].

Вряд ли можно согласиться с предложением Д.С. Князева и других авторов исключить из диспозиции ст. 106 формулировку «во время родов», поскольку начало уголовно-правовой охраны жизни человека падает как раз на этот период. Н.С. Таганцев предлагал считать убийством все случаи, когда лишают жизни живого ребенка, появившегося на свет в результате естественного или искусственного прерывания беременности, независимо от срока беременности и независимо от жизнеспособности этого ребенка. Т.А. Плаксина считает, что лишение жизни ребенка, оказавшегося вне утробы матери в результате преждевременных родов, бесспорно, образует убийство, так как в этих случаях плод уже приспособлен к внеутробной жизни.

Плоды же, родившиеся до истечения 28 недель беременности, при самопроизвольном аборте обычно погибают. Однако если в результате такого аборта на свет появится плод с признаками жизни, то прекращение этой жизни путем действия либо бездействия следует расценивать как убийство. Этой же концепции придерживается А.Н. Попов.

По мнению многих исследователей, период сразу же после родов — это первые сутки с момента рождения ребенка.

 Так, А.Н. Красиков пишет о том, что в судебной медицине, когда речь идет об убийстве матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, акцентируется внимание на понятии новорожденности, которое определяется сроком в одни сутки [2].

Поэтому он предлагает сделать вывод, что в особо тяжелом состоянии женщина пребывает только во время родов или сразу же после родов в течение суток с момента появления на свет новорожденного.

Этой же позиции придерживаются Э.Ф. Побегайло и Т.В. Кондрашова. По мнению О. Погодина и А. Тайбакова, понятие «сразу же после родов» имеет четкое медицинское определение — это краткий промежуток времени после рождения ребенка и до выделения плаценты (детского места). С этим согласиться нельзя, так как выделение плаценты относится к периоду родов. На взгляд А.Н. Попова, правы те авторы, которые называют конкретный срок или возраст потерпевшего, при котором убийство ребенка может быть квалифицировано по ст. 106 УК РФ. Срок этот не может превышать более одного месяца. Если быть совсем точным, то этот срок не может превышать 28 суток, потому что в педиатрии только в этот период ребенок признается новорожденным. Таким образом, новорожденный — это ребенок в возрасте от момента рождения до 28 дней жизни. За 28 дней ребенок полностью адаптируется к обычной жизни. Мы поддерживаем мнение Р.Д. Шарапова о том, что период после родов в составе детоубийства можно бы ограничить не одними сутками, как сейчас, а сократить его до 6—8 часов, поскольку далее в большинстве случаев женщина успокаивается от стресса и мало чем отличается от обычного субъекта преступления.

Проблема квалификации содеянного матерью, которая находится в возрасте 14—16 лет, исключительно сложна и по сей день не разработана в теории российского уголовного права. В большинстве учебников она вообще не упоминается, а в некоторых специальных работах констатируется ее сложность, но не более того.

Нужно сказать, что она порождена непродуманными новациями российского законодателя, который в новом УК РФ 1996 г. почему-то повысил возраст ответственности по ст. 106, 107 и 108 с 14 до 16 лет. Это обернулось, вопреки оптимистическому мнению М. Феоктистова и И. Бочарова, громадными проблемами в квалификации убийств.

Законодатель, дифференцировав возраст, с которого наступает ответственность за убийство, тем самым блокировал действие специальных норм по отношению к убийцам, достигшим 14 летнего, но не достигшим 16 летнего возраста. Поэтому он считает (пусть и несправедливо с социальной точки зрения), что 14 летней детоубийце должно грозить лишение свободы от шести до десяти лет, а 16 летней — лишь до пяти лет. К сожалению, данный вопрос в специальной литературе оставлен без внимания.

Между тем основания для такого решения (если не кардинального, то хотя бы частичного) имеются». Е. Карасова и А.Н. Красиков предлагают в данной ситуации применить положение теории о конкуренции общего и специального состава: так как специальный состав (ст. 106 УК РФ) имеет приоритет, а поскольку его субъект отсутствует, то состава преступления нет вообще и мать-убийцу надо освобождать от уголовной ответственности [3].

 

Список литературы:

  1. Мурзина Л.И. Квалификация убийства наворожённого его матерью // Известия Пензенского ун-та им. В.Г. Белинского. 2012. № 28 — С. 134—137.
  2. Марогулова И.Л. Некоторые вопросы квалификации убийства // Журнал российского права. 2010.№ 2.
  3. Шарихин А.Е. К вопросу о формах борьбы с преступностью в различных моделях государственного устройства // Российский следователь. 2011. № 6.