Статья:

ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СОВРЕМЕННЫХ СТАРШЕКЛАССНИКОВ

Конференция: XIX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 7. Психология

Выходные данные
Локтионова Е.Ю. ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СОВРЕМЕННЫХ СТАРШЕКЛАССНИКОВ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12(18). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/12(18).pdf (дата обращения: 22.07.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СОВРЕМЕННЫХ СТАРШЕКЛАССНИКОВ

Локтионова Екатерина Юрьевна
магистрант факультета психологии АГУ, РФ, г. Астрахань
Мерзлякова Светлана Васильевна
научный руководитель, канд. психол. наук, доц. кафедры общей психологии и психологии развития АГУ, РФ, г. Астрахань

 

Компьютеризация и информатизация современного общества неизбежно оставляют свой отпечаток на специфике психического развития подрастающего поколения. Перевод огромного массива информации в электронный формат привёл к тому, что практически все данные, необходимые учащемуся (от книг и произведений искусства до сочинений и ответов на экзамены), представлены в готовом виде. Компьютерные программы в мгновение ока решают и бытовые проблемы: произведут расчёты, запишут на приём к врачу, закажут билеты на поезд, отыщут нужный адрес.

За очевидным удобством компьютерных технологий скрывается обратная сторона медали — обесценивание навыков целеполагания, планирования, таймменеджмента, самостоятельности и продуктивности мышления. Как отмечает известный японский психиатр Х. Тяги: «Интернет — это мир, где события происходят стремительно, где от человека можно избавиться одним щелчком мыши, где в одно мгновение можно уничтожить свой профиль, если он не нравится. Это может привести к подобной же легкомысленности и неадекватности восприятия в реальной жизни» [3].

Молодёжь склонна неразумно экстраполировать доступность информации на доступность всего в жизни. В таких условиях постановка и анализ жизненных целей, продумывание стратегии их достижения воспринимается как пустое и ненужное занятие. Выбор профессий осуществляется спонтанно и непродуманно, зачастую под воздействием модных веяний, мнения друзей или привлекательности внешних атрибутов профессии. Как следствие — сотни безработных на фоне явной нехватки отдельных специалистов. Абитуриенты занимают тысячи бюджетных мест на различных неинтересных для них специальностях, не давая возможность учиться на бюджетной основе тем сверстникам, для которых данная специальность действительно является заветной мечтой. А после окончания вуза вместо светлого будущего рисуется картина постоянного скитания с одного временного места работы на другое, неудовлетворённость жизнью, проблем в семье.

Бесцельная жизнь в стиле «проб и ошибок» пропагандируется не только в сети Интернет, но и в современной культуре. Героиня популярной молодёжной саги «Сумерки» произносит следующие слова: «Молодость — не время принимать быстрые трудные решения, это время делать ошибки. Сесть не в тот поезд и застрять неизвестно где, влюбиться... очень сильно. Специализироваться в философии, потому что иначе карьеру не сделаешь, передумать, а потом ещё раз, потому что в мире нет ничего постоянного. Так что делайте ошибки! И тогда, если нас спросят, кем мы хотим быть, нам не придётся гадать... мы будем знать». Красивая речь, которая тут же западает в душу. Но если вдуматься, эти слова действуют на уровне подсознания и опускают юношей и девушек до развития дошкольников. Игнорируется абстрактно-логическое мышление, рефлексия, антиципация, признаётся лишь действие путём «проб и ошибок», типичное для двух-трёхлетнего ребёнка.

А вместе с тем, формулирование целей, проблема выбора, в том числе выбора профессии, представляет собой одну из важнейших составляющих психической активности человека.

Целью данной статьи является освещение проблем профессионального самоопределения современных старшеклассников. В статье приводятся данные эмпирического исследования, проводимого на выборке из 48 учащихся 10—11 классов МБОУ «Средняя общеобразовательная школа № 29» г. Астрахани в период с сентября по ноябрь 2014 г. В выборку вошли школьники в возрасте от 15 до 18 лет, из них 29 девушек (60,42 %) и 19 юношей (39,58 %).

Анализ работ Н.С. Пряжникова [2] и Э.Ф. Зеера [1] позволил нам прийти к выводу, что наиболее оптимальный и всесторонний анализ профессионального самоопределения учащихся должен основываться на следующих критериях:

  1. Сформированность личной профессиональной перспективы:
  • широта и глубина знаний учащихся относительно многообразия, содержания и востребованности профессий, представленных на современном рынке труда;
  • глубина микроинформационной основы (по Н.С. Пряжникову) выбора профессии (количество и характер источников, из которых оптанты получают информацию о выборе профессии);
  • сформированность траектории профессионального развития (наличие промежуточных целей в профессиональном становлении, осознание возможных препятствий на пути овладения профессией и способов их преодоления, наличие системы резервных вариантов).
  1. Сформированность образа будущей профессии:
  • осознание содержания труда наиболее предпочитаемой профессии;
  • осознание предназначения данного профессионального труда;
  • эмоциональное отношение к наиболее предпочитаемой профессии.
  1. Осознанность профессионального выбора учащихся:
  • основные критерии выбора профессии;
  • умение оптантов соотносить выбираемые профессии с индивидуальными психологическими особенностями и интересами.

Для оценки обозначенных критериев был составлен следующий комплекс диагностических методик:

1. Авторская анкета «Выбор профессии».

2. Матрица выбора профессии Г.В. Резапкиной.

3. Опросник профессиональной готовности (ОПГ) Л.Н. Кабардовой.

4. Опросник «Карта интересов» (авторы А.Е. Голомшток, Е.А. Климов, О.П. Мешковская и др.) в модификации О.Г. Филимоновой.

5. Анкета «Ориентация» И.Л. Соломина.

6. Методика «Диагностика структуры сигнальных систем» (авторы Э.Ф. Зеер, А.М. Павлова, Н.О. Садовникова).

7. Типологический опросник Д. Кейерси.

8. Методика «Тип мышления» Г.В. Резапкиной.

Вышеуказанные методики позволили нам выявить следующие проблемные зоны профессионального самоопределения старшеклассников.

Наиболее существенной нам представляется проблема слабо сформированной профессиональной перспективы учащихся. Профессиональная перспектива как обобщённое представление о цели профессионального становления о способах её достижения [2] должна выступать в качестве основного внутреннего регулятора оптанта. Хорошая ориентация в мире профессий, чёткое представление о содержании отдельных профессий составляют тот фундамент, на котором зиждется осознанный выбор дела всей жизни. Однако исследование обнаружило фрагментарность и размытость подобного представления, указывающее на то, что для подавляющего большинства старшеклассников профессиональная перспектива находится лишь на стадии зарождения.

На момент исследования лишь 18,75 % опрошенных окончательно определились с будущей профессией.

Девушки чаще всего связывают свой выбор с такими профессиями как юрист, экономист, специалист по банковскому делу, переводчик, учитель начальных классов, социальный работник, актриса, психолог, специалист по туризму. Выбор юношей чаще всего падает на такие профессии как юрист, механик, моряк, специалист по судостроению. Из приведённого списка видно, что выбор выпускников во многом соответствует сложившимся в обществе стереотипам о типично женских и мужских профессиях.

Однако среди ответов респондентов были и выборы, противоречащие половым стереотипам: 20 % девушек отметили, что в качестве одной из возможных профессий они рассматривают профессию военного, 20 % юношей рассматривают профессию психолога в качестве будущей профессии. Данная тенденция соответствует имеющей в обществе универсализации профессий: большинство профессий приобретают бесполый характер, профессий, которые исконно считались типично мужскими, становятся всё доступнее для женщин.

При этом в целом очевиден неутешительный факт: большинство респондентов имеют достаточно поверхностные знания о профессиях, представленных на современном рынке труда. Проявляется это в следующих моментах:

  • Учащиеся обнаружили незнание мира профессий. При том, что предлагалось назвать до 10 предпочитаемых профессии, лишь 12,5 % опрошенных смогли назвать 5 профессий, 25 % назвали 4 профессии, 25 % — 3 профессии, 37,5 % не смогли назвать более 2 предпочитаемых профессий.
  • 81,25 % респондентов обнаружили неумение различать понятия профессия/специальность, профессия/должность. Вместо профессий часто указывались должности (директор, начальник цеха), понятия, обозначающие общий вид деятельности или степень состоятельности (олигарх, гос. служащий, политик, бизнесмен), понятия, обозначающие целую группу занятий («торговое дело» — за ним может скрываться целая группа профессий: маркетолог, мерченжайзер (товаровед), специалист по рекламе, специалист по тренингам продаж). Вместо перечисления разнородных профессий, школьники часто указывали различные специальности, относящиеся, по сути, к одной и той же профессии. Наиболее часто встречающийся пример — замена профессии юрист перечнем юридических специальностей (нотариус, адвокат, судебный пристав, судья).
  • В своих ответах респонденты не учитывают востребованности профессий на современном рынке труда. 50 % опрошенных выбирают профессии юриста или экономиста, которыми уже не первый год перенасыщен рынок труда. Вместе с тем фактически не указываются профессии инженера, IT-специалиста, логиста, строителя, медика, химика, которые сейчас востребованы.

Смеем предположить, что столь поверхностные знания связаны с ограниченным количеством источников, из которых оптанты получают информацию о будущих профессиях. В среднем респонденты обращаются к 4 источникам. Самые популярные из них: СМИ (телевидение, газеты, социальные сети) и сайты вузов (87,5 %), советы и личный опыт родителей, родственников (75 %), советы и личный опыт знакомых, друзей, выпускников школы (68,75 %). Лишь 12,5 % респондентов посещают дни открытых дверей в вузах и специализированные сайты по профориентации, и лишь 6,25 % получили информацию о профессиях от учителей. Никто из выпускников не отметил, что помощь в получении информации о будущей профессии им оказали агитация, которую проводят представители вузов в школе, или специальные школьные мероприятия по профориентации, что фактически указывает на отсутствие подобных мероприятий. Таким образом, микроинформационная основа выбора профессии (по Н.С. Пряжникову) не достаточна.

Но справедливости ради, стоит отметить, что существуют и другие факторы, ограничивающие представления школьников о мире профессий. Во-первых, выпускники склонны отождествлять названия профессий с названиями специальностей, представленных в современных вузах. Отсюда все профессии, которым в высших учебных заведениях не обучают, не принимаются во внимание или расцениваются как постыдные, пригодные только для неудачников и двоечников, «проваливших» поступление в вуз. А вместе с тем, круг таких профессий достаточно широк: почтальон, продавец, секретарь, дальнобойщик, фотограф, официант, реквизитор, предприниматель и т. д. Каждая из этих профессий может стать делом всей жизни, но редко кто из выпускников школ берёт во внимание данные профессии на стадии оптации.

Во-вторых, существенный отпечаток накладывает необходимость сдачи ЕГЭ. Если выпускник осознаёт, что в силу различных обстоятельств не способен хорошо сдать экзамен и поступить на бюджетную форму обучения, то все профессии, связанные с данным предметом автоматически не принимаются во внимание. Выпускники не учитывают тот факт, что плохое знание предмета может вовсе не зависеть от них, а быть связано с некомпетентностью школьного учителя, несоответствием стиля преподавания особенностям восприятия школьника. Обучение в вузе зачастую позволяет улучшить знания по многим предметам.

В-третьих, ряд профессий исключается из поля внимания в виду их недоступности в Астраханском регионе. В Астрахани фактически отсутствуют учебные заведения, которые бы выпускали парфюмеров, космонавтов, балерин, цирковых артистов, ювелиров и представителей некоторых иных редких профессий.

Траектория профессионального развития у оптантов также слабо сформирована, что выражается в следующих показателях:

  • Отвечая на вопрос «Что тебе необходимо, чтобы успешно освоить выбранную профессию?», никто из респондентов не представил процесс овладения профессией в виде последовательности действий, что указывает на слабо развитые навыки целеполагания.
  • Указывая способы подготовки к поступлению в вуз, респонденты в среднем называли лишь 3 варианта: подготовка к экзаменам, посещение сайтов вуза и общение с людьми, которые уже учатся по данной специальности. Никто из выпускников не посещает спецкурсы при вузе, дни открытых дверей, никто не занимается изучением личностных особенностей (самостоятельно или обращаясь к психологу). Таким образом, система подготовки к поступлению в вуз маловариативна и ненадёжна, что может повлечь за собой провал при поступлении, неправильный выбор вуза, необъективный выбор специальности.
  • Указывая факторы, которые будут способствовать овладению профессией, подавляющее число респондентов (75 %), прежде всего, отмечали внешние факторы: деньги, связи, удачное стечение обстоятельств. 62,5 % респондентов также отмечали необходимость образования по профессии, знаний, навыков, опыта. Лишь 18,75 % респондентов отметили необходимость личностных качеств, способностей, таланта. 18,75 % респондентов не указали ни одного условия, необходимого для успешного освоения профессии. Указывая факторы, которые гипотетически могут препятствовать успешному освоению профессии, респонденты вновь отдавали приоритет внешним факторам (62,5 %): отсутствие денег на обучение, связей, злой директор, коррупция, семья, дети, неудачное стечение обстоятельств. Лишь 43,75 % респондентов связали неудачи в овладении профессией с факторами, зависящими лично от них: лень, слабые знания, отсутствие целеустремлённости, стеснительность, неумение заявить о себе, конфликтный характер. 25 % респондентов не указали ни одного условия, которое способно помешать успешному освоению профессии. Таким образом, для большинства выпускников характерен внешний локус контроля, неспособность объективно оценить важность личностных ресурсов для профессионального становления.
  • Указывая учреждения, в которых возможно освоить выбранную профессию, лишь 12,5 % респондентов отметили 4 возможных учреждения, 18,75 % не смогли назвать более 3 учреждений, 37,5 % не смогли назвать более 2 учреждений, 31,25 % респондентов назвали лишь 1 учреждение. Акцент делался на вузы Астрахани, фактически не брались во внимания среднеспециальные или иногородние учебные заведения. Аналогично, указывая место возможной работы, лишь 25 % респондентов назвали 3 возможных варианта, 50 % респондентов обозначили лишь 2 варианта, 25 % респондентов смогли назвать лишь 1 место возможной работы по выбранной профессии.
  • Анализируя сами перечни профессий, привлекающих респондентов, мы обнаружим, что большинство выпускников указывают профессии достаточно узкого круга и не пытаются обратить внимание на профессии аналогичного предмета труда, связанные с несколько иной сферой деятельности. К примеру, выпускникам, интересующимся профессией актёра, стоит обратить внимание и на профессии аниматора, социального педагога, специалиста по социально-культурной деятельности и работе с молодёжью, режиссёра, которые игнорируются большинством респондентов. Таким образом, можно утверждать, что для респондентов характерно отсутствие системы резервных вариантов профессионального становления, ригидность профессиональной перспективы.

Вторая по значимости проблема, которую демонстрируют оптанты, – слабая осознанность профессионального выбора. Подавляющее большинство респондентов не соотносят собственные способности, индивидуально-типологические особенности и интересы с выбором будущей профессии. Указанный факт находит следующие проявления:

  • Говоря об интересах респондентов, мы обнаруживаем, что, 81,25 % опрошенных на самом деле не испытывают интереса к отдельным видам деятельности, с которыми связаны выбираемые ими профессии. Это указывает на то, что при выборе профессии школьники обращают внимание лишь на единичные аспекты профессиональной деятельности, привлекательные для них, упуская из виду другие стороны профессионального труда. Так оптанты, указывающие на интерес к профессии юриста, часто демонстрируют равнодушие или даже негативное отношение к области психологии, социологии, истории, с которыми, тем не менее, неизбежно связана профессия юриста. Респонденты, выбирающие в качестве возможной будущей профессии профессию экономиста, не испытывают интереса к математике и социологии. Респонденты, мечтающие стать переводчиками и лингвистами, на деле демонстрируют отсутствие интереса к сфере «человек-знаковая система». Мы предполагаем, что данное явление является следствием первой проблемы — незнания мира профессий в целом, а также содержания и специфики конкретных профессий. Образ тех или иных профессий у школьников достаточно фрагментарен и составлен из шаблонных «картинок», взятых из фильмов, СМИ, социальных стереотипов.
  • У 87,5 % респондентов имеются выраженные интересы к различным областям профессиональной деятельности, которые при этом никак не учтены при выборе будущей профессии. Для юношей, выбирающих профессии юриста и психолога, часто характерен выраженный интерес к военной сфере, ручному труду, технике и электронике. Для девушек, выбирающих профессии экономиста, юриста, социолога, переводчика, характерен выраженный интерес к творческой сфере, изобразительному и сценическому искусству. Игнорирование этих интересов может привести в будущем к чувству неудовлетворённости профессией, быстрой утомляемости от работы, эмоциональному выгоранию.
  • Аналогичные по содержанию проблемы мы обнаружим, соотнося профессиональные выборы респондентов с их способностями, типом мышления, составляющими темперамента и функциональными способностями нервной системы. 62,5 % респондентов не обладают на должном уровне способностями и навыками, необходимыми в выбираемых профессиях. 56,25 % респондентов не соотносят характер будущей профессии с функциональными способностями нервной системы. По данным методики 37,5 % респондентов не учитывают при выборе профессии преобладающий тип мышления. Наконец, 18,75 % выбирают профессии, не соответствующие параметрам темперамента. Несоответствие выбранной профессии индивидуально-типологическим особенностям значительно усложняет процесс овладения профессией, адаптации на производстве, требует больших физических и психологических затрат, может повлечь пагубные последствия и для здоровья молодого специалиста.
  • В то же время, 93,75 % опрошенных не учитывают собственных выраженных способностей, талантов, типа мышления при выборе профессии. Девушки чаще всего не берут во внимание выраженные у них организаторские, художественные, математические и коммерческие способности, юноши игнорируют способности к ручному труду, хорошую спортивную подготовку, творческие способности. Данный факт может привести в будущем к чувству нереализованного потенциала. Психологическая помощь в данном направлении может сводиться к просветительской работе с оптантами: знакомству с миром профессий, поиску связей между различными сферами деятельности, нахождению профессии, интегрирующих различные способности специалиста.

Логичным следствием первых двух проблем является третья выявленная проблема — фрагментарный и отчасти негативный образ будущей профессии в представлении оптантов.

  • Указывая, в чём заключается содержание наиболее предпочитаемой профессии, все респонденты ограничивались короткими шаблонными фразами. Так, содержание профессии юриста сводилось к «знанию законов и борьбе с преступниками», при том, что деятельность юриста гораздо шире и включает в себя помощь гражданам в оформлении разного рода документации, правовое обслуживание предприятия, контроль сбора налогов. Аналогично, суть деятельности банковского работника сводилась к «подсчёту денег», суть работы инженера — к «рисованию схем и ремонту разных механизмов».
  • Отвечая на вопрос «В чем предназначение данной профессии?», 100 % респондентов ограничивались общими фразами: «нести пользу обществу», «быть полезным людям», «помогать своей стране», «облегчать людям жизнь».
  • Наконец, респондентам был предложен вопрос: «С чем ассоциируется у вас выбранная профессия?». 64 % названных ассоциаций несут негативный характер. Также юноши связывали профессии механика, инженера с «грязными руками, усталостью, скучной, однообразной работой». Девушки ассоциировали профессии психолога со «стрессом, слезами», профессии банковского работника и экономиста с «бесконечной кучей цифр», профессию юриста с «убийцами, судом, тюрьмой, взятками».

На наш взгляд столь фрагментарный и отчасти негативный образ будущей профессии, во-первых, обусловлен незнанием специфики и содержания конкретных профессий, во-вторых, отсутствием истинного интереса к отдельным аспектам профессий.

В свете обнаруженных проблем, актуальными представляются следующие направления психологической работы со старшеклассниками:

  1. Ознакомление школьников с миром профессий, состоянием рынка труда.
  2. Развитие умения дифференцировать близкие виды профессиональной деятельности и в то же время находить взаимосвязи между различными видами профессиональной деятельности,
  3. Обучения оптантов основам объективного анализа профессий с помощью метода профессиографирования.
  4. Коррекция профессиональной ригидности и развитие в противовес ей профессиональной мобильности выпускников.
  5. Развитие навыков целеполагания, знакомство с ловушками и издержками профессионального становления и развитие продуктивных копинг-стратегий в рамках профессионального становления.
  6. Знакомство с требованиями, предъявляемыми различными профессиями к специалисту, формирование знаний о профессионально-важных качествах (ПВК).
  7. Коррекция представления выпускников о собственных способностях и талантах, обучение навыкам самодиагностики.
  8. Коррекция негативного образа будущей профессии, создание позитивной установи на успешное овладение профессией.

 

Список литературы:

  1. Зеер Э.Ф. Психология профессий. — М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2003. — 336 с. — (“Gaudeamus”).
  2. Пряжников Н.С. Профориентация в школе: игры, упражнения, опросники (8—11 классы). — Москва: Вако, 2005. — 288 с.
  3. Локтионова Е.Ю. Специфика проявления социальных страхов подростков в контексте социальных сетей / Е.Ю. Локтионова // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: Электронный сборник статей по материалам VIII студенческой международной заочной научно-практической конференции. — Москва: Изд. «МЦНО». — 2014. — № 1 (8) / [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/1(8).pdf.