Статья:

ИНВЕРСИЯ ИЛИ ЕЕ ОТСУТСТВИЕ В ХИАЗМЕ НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА

Конференция: XVI-XVII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 4. Лингвистика

Выходные данные
Репнина Т.В. ИНВЕРСИЯ ИЛИ ЕЕ ОТСУТСТВИЕ В ХИАЗМЕ НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XVIXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9-10(16). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/9-10(16).pdf (дата обращения: 19.08.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ИНВЕРСИЯ ИЛИ ЕЕ ОТСУТСТВИЕ В ХИАЗМЕ НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА

Репнина Татьяна Владимировна
студент магистратуры Санкт-Петербургского государственного университета, РФ, г. Санкт-Петербург
Арсентьева Мария Валентиновна
научный руководитель, канд. филол. наук, доц. кафедры романской филологии Санкт-Петербургского государственного университета, РФ, г. Санкт-Петербург
 

Инверсия как широко известное средство выразительности привлекает внимание ученых. Она изучается на материале разных языков в качестве риторической фигуры как в микро- [23; 13, с. 525; 12, с. 67—69; 25], так и в макроконтексте [8; 1, с. 13—16; 4, с. 168—178; 16, с. 77—87]. Отдельные работы посвящены психолингвистическому аспекту этой фигуры [19, с. 73—80], инверсии в окказиональных фразеологизмах [24, с. 171—173], а также в диахроническом аспекте [11, с. 391—394]. Нас будет интересовать инверсия как стилистическая фигура, которая может быть одним из компонентов хиазма.

Проблема выявления инверсии внутри хиазма до настоящего времени оставалась без пристального внимания ученых. Так, В.С. Соловьева указывает на отсутствие этой фигуры в антиметаболе и ее присутствие в синтаксическом хиазме, но эта мысль не получает развития [22, с. 7]. Научный интерес вызывает тот факт, что, несмотря на упоминание инверсии как обязательного свойства хиазма в его определениях, нами было выявлено значительное число неинверсионных высказываний, также относящихся к хиастическим. Цель данной статьи — разобраться, в каких случаях инверсия присутствует, а в каких не наблюдается в хиазме, попытаться объяснить данное явление.

В определении инверсии ученые практически единодушны, небольшие различия имеются в формулировках. Так, В.Г. Будыкина [8, с. 10], В.Е. Шевякова и М.А. Павликова [25, с. 5] понимают под ней отход от обычного, принятого в языке порядка слов. О.С. Ахманова [3, с. 176], Э.М. Береговская и Ж.-М. Верже [5, с. 75], а также И.В. Арнольд [2, с. 201] обращают внимание на аффективный характер инверсии, в результате которой инвертированный элемент становится выделенным. А.З. Тавасиева отмечает оппозицию «норма / отклонение от нормы» в основе инверсии [23, с. 6], а В.А. Кочетова понимает под ней сознательное нарушение структуры предложения [13, с. 525].

Эдде Моисеевне Береговской принадлежит наиболее универсальная и полная классификация хиазмов, деление на синтаксический хиазм, семантически осложненный хиазм и хиастический каламбур [6, с. 23—25]. К сожалению, большинство исследователей рассматривают только один тип хиазма [22; 20; 7; 34], не уделяя внимания остальным или же ограничиваются лишь кратким его определением [15, с. 71—73; 10, с. 38—39; 14, с. 555], последнее относится, в частности, к учебникам по стилистике или словарям стилистических фигур [33, с. 419; 29, с. 331; 27, с. 149].

В основу нашего исследования положена гипотеза, что присутствие инверсии в хиазме зависит от его типа. Для ее проверки мы воспользуемся сопоставительным анализом определений хиазма и научной литературе о нем, а также анализом высказываний с различными типами хиазмов.

Наше исследование основывается на корпусе хиазмов из цитат французских авторов и французских пословиц [21; 9; 18; 31; 30; 32; 26; 35; 36], отобранном нами методом выборки из генеральной совокупности. В сборниках, содержащих цитаты авторов и пословицы разных стран, были отобраны примеры хиазмов только французских авторов или французские пословицы.

Переходя к выявлению инверсии в хиазме, рассмотрим последовательно все три подвида хиастических высказываний.

Для синтаксического хиазма обязательны полная инверсия в сочетании с синтаксическим параллелизмом и симметрией, при которой правая часть повторяет в обратном порядке все составляющие левую члены предложения [6, с. 23]. Береговская приводит следующие примеры (перевод примеров здесь и далее наш, в некоторых случаях в нем специально сохранена структура французской фразы, чтобы отразить строение хиазма именно там — Т.Р.)

1.  Un roi chantait en bas, en haut mourait un Dieu (Hugo). Король пел внизу, наверху умирал Бог (Гюго).

2.  Un seul printemps dans l’année, et dans la vie une seule jeunesse (de Beauvoir). Лишь одна весна в году, и в жизни лишь одна молодость (де Бовуар).

В данных высказываниях инверсия эксплицитна. Схему первого предложения можно выразить следующим образом (условимся, что S — подлежащее, V — сказуемое, Ci — обстоятельство, Co — дополнение, Conj- союз; напомним, что нормативный порядок слов для французского языка — S V Ci).

Un roi chantait en bas, en haut mourait un Dieu (Hugo).

 S V Ci Ci V S

В первой части хиазма соблюдается грамматически верный порядок слов, а во второй наблюдаются отход от него: обстоятельство занимает позицию подлежащего, а подлежащее — обстоятельства, то есть, ради симметрии обстоятельство выносится в начало предложения и делается инверсия подлежащего и сказуемого. Подчеркнем, что обмена синтаксических ролей в этом высказывании нет.

Рассмотрим пример 2.

Un seul printemps dans l’année, et dans la vie une seule jeunesse (de Beauvoir).

 S C C S

Приведенный пример с синтаксической точки зрения отличается от первого эллипсисом сказуемого, в остальном картина та же (рис. 1).

 

Рисунок 1. Трансформация в синтаксическом хиазме

Рисунок 1 иллюстрирует инверсионную трансформацию внутри синтаксического хиазма. Отметим, что в первом случае в ней участвует три элемента, а во втором — только два, но каждый член предложения охватывается инверсией.

Об инверсии в составе хиазма пишет А.З. Тавасиева. Исследователь отмечает, что хиазмы с инверсией могут быть как чисто синтаксическими, так и семантико-синтаксическими. Обратим внимание, что под вторым типом понимается хиазм без обмена синтаксических ролей, то есть, синтаксический хиазм по классификации Береговской.

Рассмотрим пример Тавасиевой [23, с. 8]:

1)  Hélas ! j'étais trop sensible à la jeunesse pour ne pas envisager que je me détacherais de Marthe, le jour où sa jeunesse se fanerait, et que s'épanouirait la mienne. (Raymond Radiguet). Увы! Я был слишком чувствительным к молодости, чтобы не предугадать того, что я отдалюсь от Марты в тот день, когда увянет ее молодость, а моя — расцветет. Раймон Радиге.

В приведенном примере симметрия не полная, она нарушается словами “le jour où” (в первом предложении) и que” во втором (то есть, оба обстоятельства стоят в начале предложений). В некоторых случаях такая конструкция менее экспрессивна, но она более частотна по сравнению с примерами 1 и 2. Несмотря на наличие инверсии в примере 3, ассиметрия конструкции не позволяет построить симметричную схему по аналогии с приведенными выше.

Встречаются и менее строгие конструкции с синтаксическим хиазмом.

2)  Courent les années, le temps de l'âme est immuable. Eugène Cloutier. Быстротечны лишь годы, возраст души неизменен. Ежен Клутье.

В отличие от цитат 1 и 2, в примерах 3 и 4 инверсия расположена в первой, а не во второй части хиазма, что говорит о бинарности ее позиции, то есть в случаях 3 и 4 не вторая часть хиазма претерпевает трансформацию, стремясь к симметрии с первой, а наоборот.

Поиск синтаксических хиазмов во французских цитатах выявил почти полное их отсутствие, в то время как семантически осложненный хиазм, являющийся более сложной структурой, представлен широко. Объясняется это аналитическим строем французского языка, практически не допускающим синтаксически необоснованной инверсии. Так, среди многочисленных хиазмов во фразах на французском языке, приведенных Э.М. Береговской [6, с. 23], подавляющее число являются лексическими хиазмами или синтаксическими каламбурами. Гроте [28], опубликовавший более 200 примеров этой фигуры на английском языке, также практически не приводит примеры синтаксических хиазмов. В русском языке, благодаря свободному порядку слов, инверсия как средство выразительности широко распространена, что позволило Соловьевой изучать хиазм в русской поэзии [22; 20].

Минимальное количество синтаксических хиазмов во французском языке отмечается А.М. Еливановой при рассмотрении инверсии на материале французского языка с позиции диахронического подхода. Она пишет: «В анализируемых произведениях современного периода практически не обнаружены примеры использования инверсии, в связи с чем представляется невозможным выявить какие-либо ее функции» [11, с. 393].

Анализ синтаксических хиазмов в русском языке подтверждает присутствие в них инверсии и отсутствие обмена синтаксических ролей, подробное их рассмотрение выходит за рамки нашего исследования.

После анализа чисто синтаксического хиазма перейдем ко второму типу. «В семантически осложненном хиазме, по словам Береговской, к перечисленным выше релевантным признакам добавляется еще два: двойной лексический повтор в инвертируемых элементах и обмен синтаксическими функциями у этих элементов». Например:

(1)                 De la table au lit, du lit à la table. От стола к кровати, от кровати к столу.

 Ci Ci Ci Ci

В данном примере, в отличие от высказываний с синтаксическим хиазмом все члены предложения, получившие выражение, являются обстоятельствами, однако роль их несколько отличается и смысл меняется, благодаря обмену предлогами. Слитные формы артиклей (с предлогами “de” и “à”) являются, в данном случае показателем семантически осложненного, или, по терминологии Москвина, лексического хиазма [17; 804], поскольку именно они способствуют обмену смысловыми ролями между обстоятельствами «стол» и «кровать». Конструкция с изменением управления одинаковыми членами предложения характерна для лексического хиазма.

Рассмотрим другой пример.

(2)                 Une vie ne vaut rien, mais rien ne vaut une vie. André Malraux. Жизнь не стоит ничего, но ничто не стоит жизни.

 S V Co S V Co

Анализ показывает, что, несмотря на иллюзию инверсии, создаваемую повтором слов в обратной последовательности (“une vie” — “rien”), порядок членов предложения в первой и во второй частях идентичны, в отличие от рассмотренных выше примеров с инверсией. Анализ лексических хиазмов из собранного нами корпуса хиазмов французского языка подтверждает отсутствие в нем инверсионных структур и присутствие обмена синтаксических ролей.

После рассмотрения чисто синтаксического и лексического хиазмов остается упомянуть хиастический каламбур, под которым Э.М. Береговская понимает структуру с признаками, характеризующими первые два подвида, к которым прибавляется изменение значения [6, с. 24]. Рассмотрим примеры такого хиазма из нашего корпуса:

(3)                 Un trésor n'est pas un ami, mais un ami est un trésor. Сокровище не друг, но друг — сокровище.

 S V1 V2 Conj S V1 V2

Данный хиазм усложнен отрицанием, не влияющем на тип хиазма, а также изменением значения: “trésor” в первом случае обозначает сокровище в прямом, а во второй раз — в переносном смысле. Инверсия в таком хиазме отсутствует.

(4)                 Ne possédait pas l'or, mais l'or le possédait. Jean de la Fontaine. Не он владел золотом, а золото им владело. Жан де Лафонтен.

 V Co Conj S Co V

В примере 8 наблюдается эллипсис подлежащего “il”, что в некотором степени нарушает симметрию хиазма. Эксплицитно повторение слов “posséder” и “or”, которые лежат в основе структуры этого высказывания. “Lor” в первой части играет роль дополнения, а во второй — подлежащего, так реализуется обмен синтаксических ролей.

Хиазмы из примеров 7 и 8 охватывают семантическое поле «богатство, золото, сокровище и др.» Изменение значения в этих примерах аналогичное, только во втором случае оно сконцентрировано на глаголе “posséder”, который в первом случае используется в прямом значении, а во второй части хиазма — в переносном.

Как видно из рассмотренных примеров хиастического каламбура, с точки зрения выявления в нем инверсии, он образует одну типологическую группу с лексическим хиазмом. Дальнейший анализ хиастического каламбура инверсии в нем не выявил.

Э.М. Береговская представляет классификацию хиазмов, по которой каждый следующий тип включает элементы предыдущих, к которым добавляются новые. Однако присутствие инверсии в синтаксическом хиазме и ее отсутствие в лексическом нарушает эту лаконичную схему, что иллюстрируется таблицами.

Таблица 1.

Трансформации хиазмов, по Э.М. Береговской [6, с. 26]


Виды хиазма /

признаки


Синтаксический хиазм


Семантически осложненный хиазм


Хиастический каламбур


Бинарность в словорасполо­жении: исходная форма + пе­рестановка


+


+


+


параллелизм


+


+


+


повтор


+ -


+


+


антитеза


+ -


+ -


+ -


Обмен синтаксическими ролями


-


+


+


Появление нового значения


-


-


+

 

Таблица 2.

Трансформации хиазмов с моими уточнениями


Виды хиазма /

признаки


Синтаксический хиазм


Семантически осложненный хиазм


Хиастический каламбур


Бинарность в словорасполо­жении: исходная форма + пе­рестановка


+


+


+


инверсия


+


-


-


параллелизм


+


+


+


повтор


+ -


+


+


антитеза


+ -


+ -


+ -


Обмен синтаксическими ролями


-


+


+


Появление нового значения


-


-


+

 

Заключительные выводы нашей статьи могут быть сформулированы следующим образом:

1.  Инверсия является обязательным компонентом не для каждого типа хиазма.

2.  Для синтаксического хиазма она является элементом sine qua non. Причем обратный порядок слов не создает высказывание, а превращает его в хиазм. Иначе говоря, если восстановить грамматически верный порядок слов в таком хиазме, предложение будет грамматически верным и практически идентичным по смыслу инвертированному.

3.  В лексическом хиазме под влиянием двойного повтора реализуется иной механизм создания хиастической структуры. Обмен синтаксических ролей практически исключает присутствие инверсии, заменяет ее.

4.  В хиастическом каламбуре инверсия отсутствует, как и в семантически-осложненном хиазме.

5.  Анализ инверсии в хиазме выявил, что обратный порядок одних и тех же слов не обязательно является синонимом инверсии, как в случае с лексическим хиазмом, в котором слова повторяются в обратном порядке, но на синтаксическом уровне инверсии нет.

6.  Таким образом, представляется целесообразным внести уточнение в формулировку Э.М. Береговской о том, что лексический хиазм (семантически осложненный) — синтаксический хиазм с добавлением двойного повтора, обмена синтаксических ролей, симметрии по формуле АВВА и др. В чисто синтаксическом хиазме есть инверсия, но нет обмена синтаксических ролей, а в лексическом есть обмен синтаксических ролей, но нет инверсии.

7.  Поскольку чисто синтаксические хиазмы во французском языке практически отсутствуют, а инверсия сосредоточена именно в них, можно говорить об отсутствии инверсии в большинстве хиазмов французского языка.

8.  Проведенное исследование позволяет внести уточнение в определение хиазма. Инверсия может быть идентифицирующим признаком только для синтаксического хиазма.

Хиазм представляет огромное пространство для изучения. Нами были рассмотрены структуры с инверсией без повтора, а также с повтором, но без инверсии. Однако существует и другие комбинации этих элементов, в частности регрессия, представляющая собой фигуру стиля, чрезвычайно близкую к хиазму.

 

Список литературы:
1.    Абашкина Е.А. Инверсия как принцип организации текста // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2013. № 9—2 (27). С. 13—16.
2.    Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка (Стилистика декодирования). Л., 1973.
3.    Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 196.
4.    Белозерова Н.Н. Концептуальные инверсии: концепт «месть» в русской эпистеме 19-го века // Вестник Тюменского государственного университета. 2005. № 2. С. 168—178.
5.    Береговская Э.М., Верже Ж.-М. Занятная риторика. М., 2000.
6.    Береговская Э.М. Очерки по экспрессивному синтаксису. М.: 2004.
7.    Брек Дж. Хиазм в Священном Писании. М., 2004.
8.    Будыкина В.Г. Инверсия в нарративе литературной сказки. Автореф. на соиск. уч. степ. канд. филол. наук. Челябинск, 2004.
9.    В.А. Гнездилова. Французско-русский словарь пословиц и поговорок. М., 2010.
10.    Гуревич В.В. English Stylistics. Стилистика английского языка. М., 2005.
11.    Еливанова А.М. Инверсия как средство формирования текстовых стратегий во французской прозе: диахронический подход // Мир науки, культуры, образования. 2012. № 1. С. 391—394.
12.    Еливанова А.М. Порядок слов в предложении во французском языке: диахронический подход // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2013, № 9—1 (27)  С. 67—69.
13.    Кочетова В.А. Прагматические особенности инверсии в современном английском языке // Современные проблемы науки и образования. 2012. № 6. С. 525.
14.    Кузнецов И.Н. Риторика: Учебное пособие. М., 2013.
15.    Кухаренко В.А. Практикум по стилистике английского языка. М., 1986.
16.    Медведева Н.Г. Инверсия сюжетного архетипа в стихотворной книге О. Седаковой «Старые песни» // Сибирский филологический журнал. 2008. № 2. С. 77—87.
17.    Москвин В.П. Выразительные средства современной русской речи. Тропы и фигуры. Терминологический словарь. Ростов на Дону, 2007.
18.    На языке Вольтера. Liberté, Egalité, Fraternité. Французские изречения / сост. Т.П. Понятина. — М., 2006.
19.    Павлова А.В. Психолингвистический аспект инверсии // Вопросы психолингвистики. 2006. № 4. С. 73—80.
20.    Сабанеева М.К.. Художественный язык французского эпоса. Опыт филологического синтеза. СПБ, 2001.
21.    Скворцов Г. Французское остроумие на франц. и рус. яз. СПБ:, 2011.
22.    Соловьева В.С. Хиазмы в стихотворной речи. Ашхабад, 1982.
23.    Тавасиева А.З. Инверсия подлежащего как синтаксическая фигура. Автореф. на соиск. уч. степ. канд. филол. наук. М, 2002.
24.    Третьякова И.Ю. Ролевая инверсия как сложный приём окказионального преобразования фразеологических единиц. Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2009. Т. 15. № 3. С. 171—173.
25.    Шевякова В.Е., Павликова М.А. Инверсионные структуры английского языка. М., 2001.
26.    Dournon J.-Y. Le Grand Dictionnaire des Citations françaises. Paris, 1982.
27.    Dubois J. Dictionnaire d’étymologie. Paris, 2001. P. 149.
28.    Grothe M. Never Let a Fool Kiss You or a Kiss Fool You. New York, 2002.
29.    Lexis Larousse de la langue française. Paris, 2002.
30.    Maloux M. Larousse. Dictionnaire des proverbes, sentences et maximes. Paris, 2000.
31.    Oster P. Le Robert. Dictionnaire de citations françaises. V. 1—2. Paris, 1994.
32.    Ripert P. Dictionnaire des citations de langue français. Paris, 1995.
33.    Robert P. Le petit Robert: dictionnaire alphabétique et analogique de la langue française. Paris, 2011.
34.    Welch J.W. Chiasmus in Antiquite. Structures, Analyses, Exegesis. Gerstenberg, 1981.
35.    http://citations.ca/index.cfm?fuseaction=citations.searchAuteurs (дата обращения 31.08.2014).
36.    http://evene.lefigaro.fr/citations/dictionnaire-citations-auteurs.php (дата обращения 31.08.2014).