Статья:

ЧТО ДАМА СДАВАЛА В БАГАЖ, ИЛИ «СТАРАЯ» КУЛЬТУРА ГЛАЗАМИ «НОВЫХ» ДЕТЕЙ

Конференция: XVIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 3. Культурология

Выходные данные
Кибишева А.А. ЧТО ДАМА СДАВАЛА В БАГАЖ, ИЛИ «СТАРАЯ» КУЛЬТУРА ГЛАЗАМИ «НОВЫХ» ДЕТЕЙ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(17). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/11(17).pdf (дата обращения: 16.09.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 28 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ЧТО ДАМА СДАВАЛА В БАГАЖ, ИЛИ «СТАРАЯ» КУЛЬТУРА ГЛАЗАМИ «НОВЫХ» ДЕТЕЙ

Кибишева Анастасия Андреевна
студент Вятского государственного университета, РФ, г. Киров
Городилова Татьяна Сергеевна
научный руководитель, канд. филос. наук, доц. Вятского государственного университета, РФ, г. Киров

 

Во второй половине XX века канадский социолог М. Маклюэн в своей работе «Понимание MEDIA», размышляя о влиянии информационных технологий на современную культуру, написал, что, благодаря им «…земной шар теперь — не более чем деревня» [2, с. 7]. Продолжая эту мысль, можно сказать, что и жители этой деревни уже не привычные «сельские аборигены», а цифровые.

В 2001 г. американский учёный и педагог М. Пренски, анализируя причины низкой эффективности американской системы образования, главной из них выделил игнорирование составителями программ обучения и преподавателями реалий цифровой эпохи «…в отличие от людей, выросших в «доцифровое» время, современные ученики совершенно иначе воспринимают и усваивают информацию, а это означает, что традиционные подходы к обучению не отвечают их возможностям и запросам и требуется разработка совершенно новых образовательных технологий…» [7, с. 6]. Для обозначения психологических особенностей разных поколений, М. Пренски ввёл новую терминологию, определив людей, рождённых после 1980 г. и выросших в окружении компьютерной техники, как “digital natives”, а «доцифровых» людей, как “digital immigrants”. Поколение «цифровых аборигенов» (“digital natives”) — людей, которые росли, уже окружённые многочисленными новинками, с лёгкостью работает за очередным компьютером, только что выпущенным разработчиками. В то время как «цифровые иммигранты» (“digital immigrants”), то есть люди, которым приходится осваивать новую область знания без багажа первоначальных навыков, не могут до конца понять чуждую для них сферу деятельности. Согласно М. Пренски, «цифровые иммигранты» иначе усваивают информацию — не из книг, а из интерактивных аудио-, видеопрограмм и компьютерных игр. Ещё одним важнейшим отличительным признаком является рассеянность внимания у молодого поколения. Дети и подростки постоянно «переключаются» с одной задачи на другую, не уделяя много сил и внимания каждой в отдельности. Отсутствие понимания между разными поколениями возникает из-за различного восприятия информации и образа мышления тех, кто родился в 2000-х и их родителями, бабушками и дедушками. Ещё 20 лет назад не оспаривался такой факт: умнее тот, кто старше. Вопрос здесь стоял не в простом уважении к сединам, а в богатом жизненном опыте старших поколений, и этот опыт не ставился под сомнение. Сегодня ситуация изменилась: прислушиваться, вероятнее всего, станут к тому, кто больше учился и продолжает процесс обучения, т. е. к тому, кто обладает большими знаниями — возраст перестал быть гарантом истины.

Современные дети активно потребляют информационные ресурсы и используют их автоматически. Ребёнок, не задумываясь, применяет приобретённые ранее навыки на более новой технике, что «иммигрантам» даётся с трудом. Подобное мышление значительно отличается от своего предшественника, и в связи с этим возникают трудности во взаимопонимании поколений, что накладывает свой отпечаток и на культуру общения.

Например, старшее поколение иногда с удивлением замечает, что их дети проводят совершенно не привычные для «иммигрантов» параллели и ассоциации, в то время как для юных «аборигенов» они очевидны. Показателен в этом контексте диалог родителей на одном из интернет-форумов, посвященном формированию современной детской библиотеки. Делясь впечатлениями о чтении с ребенком стихотворения С. Маршака «Дама сдавала в багаж», пользователь пишет: «Намедни читал ребёнку Самуила Маршака, про то, как дама сдавала в багаж диван, чемодан, саквояж, картину и так далее….. В порядке закрепления пройденного материала прошу ребёнка рассказать, что же таки дама сдала в багаж. Дитё смотрит на картинку и бодро перечисляет: «Диван, чемодан, собачонку, корзину и… и АйПЭД!» [1].

Данный пример хорошо иллюстрирует тезис о том, что культурные реалии «старого мира» утрачивают значение и интерпретируются новым поколением в так называемом цифровом контексте. Вместо картины на иллюстрации С. Лебедева к стихотворению ребенок увидел «айпэд».

Ещё одна важная особенность — у современного ребёнка учёные выявляют так называемый «рефлекс свободы»: у него система отношений преобладает над системой знаний. Сейчас малыша не назвать «почемучкой», он теперь «зачемка». Сам рефлекс свободы заключается в том, что ребёнок не подражает взрослым или ждёт от них объяснений, как делали его предшественники, а сам выстраивает стратегию своего поведения, опираясь на целесообразность. Именно поэтому кажется, что с подрастающим поколением так сложно общаться и его понимать — их действия не похожи ни на чьи другие, взрослым самим необходимо подстраиваться под формирующееся восприятие.

В книге «Третья волна» американский социолог футуролог Э. Тоффлер пишет о том, что Третья (постиндустриальная) волна изменяет все централизованно разработанные во Вторую (индустриальную) волну образы. Мы изменяемся сами по мере того, как во всех сферах деятельности происходят изменения. «Нас настигает всё новая информация…» [6, с. 123], и это значит, что старые образы будут вытеснены новыми, в противном случае наши действия не будут соответствовать реальности, а это будет говорить о некомпетентности человека. «При столь серьёзном изменении инфосферы мы обречены и на трансформирование собственного сознания…» [6, с. 134] Такое серьёзное предсказание в полной мере оправдалось. Так, В.Н. Пугач (кандидат медицинских наук) и В.М. Кабаева (кандидат психологических наук) новую модель поведения объясняют, сравнивая мозг ребёнка с операционной системой. Они говорят о том, что у детей XXI века не одна такая система, а две — по числу полушарий, и на языке психофизиологии называют это «амбидекстрия», то есть по работе мозга современный ребёнок и левша, и правша, но преобладает что-то одно. Отсюда появляются все минусы и плюсы — именно в таком порядке. В младших классах такое раздвоение операционной системы приводит к «зависанию» и «сбоям» программ. В старших классах амбидекстрия становится преимуществом: сразу оба полушария начинают эффективно воспринимать и перерабатывать информацию, в связи с чем и задание выполняется быстро и легко, и внимания уделяется на большее количество файлов.

Более актуальным становится вопрос о «сопротивлении среды». Ребёнок учится писать — у него получается не с первого раза, криво и с ошибками. Он старается верно выразить свою мысль в ходе учебного процесса, и здесь в первый раз ученик «спотыкается». Ребёнок знает, что текст можно напечатать, устный рассказ он получит из аудио- и видео-источников. С осознанием этого у него одновременно пропадает желание сказать что-то устно и письменно. «Развиваясь и приспосабливаясь к новым технологиям, мозг теряет базовые социальные навыки» [5, с. 6].

В то же время, любое сопротивление человеческого организма вырабатывает так называемые антитела, которые помогают бороться с неблагоприятной средой, а затем появляются последствия новых процессов. Ребёнок, оказывая сопротивление той среде, в которой мирно росли его родители, приобретает полезные для жизни качества. Гибкость мышления, лояльность, быстрая обработка информации, умение идти в ногу с развитием техники и технологий — важные черты и способности, благодаря которым «цифровой абориген» моментально находит общий язык в своей социальной группе, а также успешно развивается сам и ведёт к прогрессу общество.

Новый способ восприятия мира требует иного подхода к ребёнку и его воспитанию, а также к форме подачи необходимой информации. Для того, чтобы заново заинтересовать детей в процессе обучения, применяют использование интерактивных аудио-, видеопрограмм, игровых симуляторов, а также проводят децентрализацию и дестандартизацию системы образования.

Таким образом, восприятие современного человека, особенно ребёнка, изменяется в зависимости от развития цифровых технологий. Темпы преобразований растут, а значит, приспосабливаться к новому сознанию необходимо здесь и сейчас. Совершенно иное мышление детей в XXI в. — это не признание победы или поражения человеческого прогресса, это данность, к которой сам человек должен адаптироваться, чтобы восстановить гармонию между обществом и окружающим миром, между различными поколениями одной семьи.

 

Список литературы:

  1. Домашняя библиотека современного ребёнка: блог компании Инфопульс Украина — [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://habrahabr.ru/company/infopulse/blog/230659/ (дата обращения: 2.11.2014).
  2. Маклюэн Г.М. Понимание Медиа: Внешние расширения человека / Г.М. Маклюэн; пер. с англ. В. Николаева. — М., Жуковский: КАНОН-пресс-Ц, Кучково поле, 2003. — 464 с.
  3. Пугач В.Н. Функциональная асимметрия мозга: амбидекстрия и амбицеребральность, новые тенденции // «Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии и нейропластичности» (Материалы Всероссийской конференции с международным участием). — 2008. — С. 79—83.
  4. Ревич Ю. Наши дети — цифровые аборигены — [Электронный ресурс] / Ю. Ревич // Новая газета [web-сайт]. — Режим доступа: http://www.novayagazeta.ru/society/7380.html (дата обращения: 29.10.2014).
  5. Смолл Г. Мозг онлайн. Человек в эпоху Интернета / Г. Смолл. — М.: Колибри; Азбука-Аттикус, 2011. — 352 с.
  6. Тоффлер Э. Третья волна / Э. Тоффлер. — М.: Издательство АСТ, 2004. — 371 с.
  7. Шукова Г.В. Интенсивность цифрового опыта и возрастные особенности когнитивных процессов // Психологические исследования. — 2013. — С. 6.
  8. Якунова И.А. Об образе виртуальной реальности // Виртуальное пространство культуры. Материалы научной конференции 11—13 апреля 2000 г. — 2000. — С. 62—63.