Статья:

РЕЦЕНЗИЯ НА СТАТЬЮ АЛЕКСЕЕВОЙ Т.А «ИСТОРИЯ ИСПАНСКОЙ КОНСТИТУЦИИ»

Конференция: XX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 10. Юриспруденция

Выходные данные
Носачёв В.А. РЕЦЕНЗИЯ НА СТАТЬЮ АЛЕКСЕЕВОЙ Т.А «ИСТОРИЯ ИСПАНСКОЙ КОНСТИТУЦИИ» // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(19). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/1(19).pdf (дата обращения: 27.02.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 24 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

РЕЦЕНЗИЯ НА СТАТЬЮ АЛЕКСЕЕВОЙ Т.А «ИСТОРИЯ ИСПАНСКОЙ КОНСТИТУЦИИ»

Носачёв Владислав Андреевич
студент ВШЭ, юридический факультет, РФ, г. Санкт-Петербург
Тонков Евгений Никанондрович
научный руководитель, преподаватель государства и права ВШЭ, РФ, г. Санкт-Петербург

 

Кадисская конституция 1812 по своему значению в мировой политико-правовой практике была вторым по величине после «Великой Французской революции» актом радикальных преобразований. Она должна была изменить до неузнаваемости государственный строй тогдашней Испании, но в силу определенных обстоятельств выступила лишь теоретической основой для последующих изменений. Не найдя в себе «продолжительного» практического применения, она, в идейном плане, не остановилась на достигнутом, обрела новую «резиденцию умов», тем самым повлияла на весь исторический ход событий, внесла значительный вклад в «сокровищницу правовой мысли».

Конституция и авантюра.

Главной особенностью данной Конституции является отсутствие очевидной революционной направленности. Первоначально она рассматривалась как акт, призванный модифицировать политическую систему Испании 19 века, но ввиду определенных факторов превратилась в метеорит, стремительно прожигающий «оболочку атмосферы государственного строя», огненный шар, который уже невозможно было разрушить изнутри.

Актеры.

Основополагающим условием, в корне изменившим конституционную направленность из формально-преобразовательной в революционную, была та плеяда последователей идей «Великой французской революции», которая фактически вышила эту конституцию из «революционного волокна». По заявлению авторов проекта Основного закона, в котором они пытались объяснить предлагаемые революционные пре­образования исключительно восстановлением исторической традиции было написано следующее: «Комиссия не предлагает в своем проекте ничего, что бы не было записано самым достоверным и торжественным образом в различных испанских законах; ею лишь использован новый метод, которым распределен, упоря­дочен и классифицирован материал так, чтобы была создана система Основ­ного закона, в котором содержалось бы в единстве, гармонии и согласии то, что имелось в основных законах Арагона, Наварры и Кастилии по поводу свободы, независимости нации, прав и обязанностей граждан, титула и прав короля и трибуналов, создания и использования вооруженных сил, экономи­ческого состояния и управления провинциями». Важно отметить, что в данной конституции нет никаких оскорблений в сторону абсолютной монархии, претензий, и все в ней представлено так, будто бы король добровольно лишает себя части полномочий в пользу конституционно-монархического строя. Истинные мотивы данного акта выяснились позже и нашли свое отражение в размышлениях Томаса-и-Вальенте, который высказывался что «авторы проекта не хотели пугать нерешительных новаторов и поэтому представляли как простую «консти­туционную реформу» тот акт, что на самом деле был конституцией, основан­ной на революционных принципах» — так сказать, «невинная» политическая театрализация.      

За вуалью национальной идеи.

Что же касается исключительности Основного закона, то таковым его делает ревностное национальное честолюбие, которым руководствовались авторы данного проекта. Они воспитанные на опыте Великой французской революция, «не желая в глазах соотечественников показаться «офранцуженными», попытались воплотить свою доктрину в конституционную практику при помощи мифа о возрождении исторической испанской конституции, в которую верила значительная часть общества» Правда, несмотря на все попытки автономизировать свою конституцию, она все-таки подверглась идейному влиянию английского и французского правового опыта,          за что впоследствии неоднократно обвинялась в бесстыдном плагиате.

Религиозный вектор.

Еще одна важная особенность данной конституции заключается в «разношерстном» составе лиц, ее принимающих. Для ее разработки 23 декабря 1810 г. была создана комиссия в составе 15 депутатов; 10 из них были представителями испанских провинций, остальные — колоний; 5 членов комиссии являлись служителями церкви, остальные были юристами. Такое сочетание главным образом выражало интересы всех социальных слоев общества, исключительно выделяя религиозную периферию, которой «пронизана вся Конституция, что существенно отличает ее от Конституции 1791 г. Выборы на всех уровнях начинаются с исполнения мессы “Espiritu Santo”, выступлений священнослужителей (ст. 47, 71, 86) и заканчиваются исполнением “Те Deum” (ст. 58, 77, 103). Избранные депутаты кортесов присягают, положив руку на Евангелие, клянутся прежде всего защищать и охранять католическую религию, не признавая иной в королевстве (ст. 117) (учредители делали то же самое). Конституция остав­ляет неизменной систему церковных трибуналов (ст. 249), предписывает обучать детей в начальных школах в том числе и катехизису католической религии (ст. 366) и т. д.». Примечателен тот факт, что эта конституция в отличие от французских, распространяла свое действие и на колонии, отдавая предпочтение принципу политической целостности, тем самым превращая их фактически в равный субъект правоотношений.

Кортесы.

Важно отметить приобретенную роль кортесов в новой конституции, которые фактически символизировали волю народа и выступали в качестве предохранительного механизма против произвола со стороны королевской власти. На самом деле, здесь зарыты более глубокие исторические мотивы, обусловленные второстепенным положением кортесов у власти, ограничением выполнения ими только функции «налогового фильтра». Разумеется, среди властолюбивых оставались «праведные», которые во многом определили сущность конституции, но не без некоторых уступок политическим мотивам.

Сущность Конституции.

В ней отдавалась историческая дань королю, но она была чисто формальной, атрибутивной. Основалась она чистоте понимания права и его верховенстве. В ней провозглашался народный суверенитет, руководствуясь которым народ мог корректировать действия короля. В ней разграничивались полномочия короны и кортесов, оставляя исключительные права изменения Конституции за последними. Процедуры импичмента в ней не было, и король не нес ответственности за акты против конституции, но чтобы продемонстрировать Ее эффективность в таких ситуациях была предусмотрена карательная мера для министров, подписавших такой указ.

Значение Конституции.

Конституция 1812, совокупив в себе все достижения революционной политико-правовой мысли, выступила компромиссной альтернативой нового государственного строя. По масштабу либеральных преобразований она была беспрецедентна, в некотором роде феноменальна, так как гарантировала естественные права граждан, предусматривала вполне справедливую избирательную систему, устранив противоречия в процедуре избрания должностных лиц, рационально для того времени определив категорию выборщиков, исключала политический произвол, высшей ценностью провозглашала благополучие граждан, объявляла неприкосновенность частной собственности. Абсолютно все, чего можно было желать в соответствии соображениями справедливости, в адекватной мере учитывающей интересы каждого, она олицетворяла. Разумеется, она не была совершенна, но ее действенное стремление ко всеобщему равенству и благу делало ее эталонной для 19 века. Обреченная на непринятие, она не предалась окончательному забвению, потому что дух ее всегда был близок «народному» человеку, который впоследствии неоднократно пользовался ее мудростью.        

 

Список литературы:

  1. Алексеева Т.А «Политическая конституция испанской монархии, 1812 год» статья.
  2. Tomas у Valiente F. Manual de historia de derecho espanol. Madrid, 1995. P. 439.