Статья:

ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ТЕМЫ ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА: НА МАТЕРИАЛЕ ДНЕВНИКОВ И.А. БУНИНА

Конференция: XX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 9. Филология

Выходные данные
Белевцова Т.Б. ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ТЕМЫ ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА: НА МАТЕРИАЛЕ ДНЕВНИКОВ И.А. БУНИНА // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(19). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/1(19).pdf (дата обращения: 22.09.2021)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ТЕМЫ ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА: НА МАТЕРИАЛЕ ДНЕВНИКОВ И.А. БУНИНА

Белевцова Татьяна Борисовна
магистрант Северо-Кавказского федерального университета, РФ, г. Ставрополь
Сороченко Елена Николаевна
научный руководитель, канд. филол. наук, доц. кафедры русского языка Северо-Кавказского федерального университета, РФ, г. Ставрополь

 

Дневниковая проза И.А. Бунина явилась предметом особого внимания филологов сравнительно недавно. В первую очередь, исследование этих текстов стало проводиться в литературном аспекте. Действительно, дневники писателя дают немало сведений не только о его жизни и творчестве, но и о политическом, культурном фоне эпохи. Однако не следует говорить о высокой степени изученности данного материала. Особого внимания заслуживает язык дневниковых записей и заметок, в которых И.А. Бунин открывал свое видение мира природы, искусства, себя самого. Писатель подчеркивал особую историческую значимость дневника: «…дневник — одна из самых прекрасных литературных форм» — так он пишет в своем дневнике, полагая, что скоро эта форма вытеснит все остальные [1, с. 359].

Несмотря на то, что мы можем выявить отношение И.А. Бунина к искусству, в частности к литературному творчеству, из его художественных и публицистических произведений, обращение к дневнику составляет немаловажное, а в какой-то степени даже необходимое условие.

Дневниковые записи, относящиеся ко времени творческих начинаний еще юного Бунина, уже отражают его особый взгляд на поэтическое искусство. Будущий поэт и писатель порой находит подтверждение своим мыслям в творениях гениев русской литературы: В.А. Жуковского, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова. Запись 29 декабря 1885 г.: «Но, может быть, именно более всего святое свойство души Любовь тесно связано с поэзией, а поэзия есть Бог в святых мечтах земли, как сказал Жуковский» [1, с. 311]. Молодой Бунин считал, что поэтическое творчество имеет божественную сущность, и что истинный поэт всегда стремится к какому-то первобытному и чистому состоянию души, к раскрытию своих истинных чувств, не запятнанных «грязью жизни». В дальнейших дневниковых записях эта тема все больше отражает духовные искания писателя, процесс формирования его профессиональных взглядов на литературу и искусство в целом.

Тема литературного творчества в дневниках И.А. Бунина становится предметом внимания в заметках, содержащих критические оценки прочитанных им произведений классиков и современников, а также рефлексию над собственными произведениями, обстоятельствами, связанными с их созданием.

Поскольку наиболее информативным в интерпретации дневников и исследовании в них темы творчества является лексический слой, выявим и рассмотрим содержание тематического поля «литературное творчество». Итак, проанализировав языковой материал, мы выяснили, что данное поле реализует в себе следующие микрополя: «язык художественного произведения» (далее — ХП) (бойкий, мужицкий, полудикарским, простота, изобразительность, с вывертами, уменьшительные имена, распад, разрушение, старинного, народного), «художественный мир» (образы, звуки, лживые, не живой (совсем), неживая, «форма и содержание ХП» (поэзия, проза, стихи, пустяки, пошло, претенциозно, болтовня, риторика, литературность, длинно, мертво, лживо, умно, крепко, лирически, мертвяжина, бессмыслица), «действия творца (автора) ХП» (выдумывать, выкапывал, мучения, попытки, преображать, восторгается, найти, выразить, нарисовать, взвешивать, схватывает, поиски, волнуюсь, концентрирует, воплощает), «личностные качества художника» (умный, талантливый, сильный, редкий, литератор) и др.

Обратимся к наиболее обширным и содержательным микрополям: «действия творца ХП» и «форма и содержание ХП» и проанализируем ключевые слова данных групп.

К неизбежной «невыразимости», «мукам творчества», присущим творцу, Бунин обращается на протяжении всего дневника, который он вел до последних лет своей жизни. Об этом свидетельствует употребление таких лексем, как «мучения», «отчаяние», «поиски», «попытки», «выдумать», «волнуюсь» («Когда выехали, поразила картина…жнивья… — поля за садом, идущего вверх покато — и неба синего и великолепных масс белых облаков на небе — и одинокая маленькая фигура весь день косящего просо (или гречиху красно-ржавую) Антона; и все мука, мука, что ничего этого не могу выразить, нарисовать!» [1, с. 374]; «Все дни, как и раньше часто и особенно эти последние, проклятые годы, может быть, уже погубившие меня, мучения, порою отчаяниебесплодные поиски в воображении, попытки выдумать рассказ, хотя зачем это?...») [1, с. 435].

Процесс создания художественного произведения, в ходе которого прослеживаются неудовлетворенность, творческие трудности, выражается в лексемах: «ремесло», «мертвое», «глупо», «неприятные» (фразы). Как и любой истинно талантливый поэт, И.А. Бунин был достаточно критичен к себе и своим литературным трудам. Сложность внутреннего состояния художника, накладывающая огромный отпечаток на его литературную деятельность, может быть вполне объяснима несколькими причинами. В первую очередь, это связано с историческими событиями в России, которые не просто волновали писателя, но угнетали его как духовно, так и физически: «Смертельно устал, — опять-таки уж очень давно, — и все не сдаюсь. Должно быть, большую роль сыграла тут война, какое великое душевное разочарование принесла она мне!» [1, с. 372]. Отдельные дневниковые записи содержат лексемы со значением духовного или физического состояния (недомогания, тревоги и др.): «Чувствую себя, дай Бог не сглазить, все время хорошо, но пустота, бездарность — на редкость» [1, с. 393]; «Душевная и умственная тупость, слабость, литературное бесплодие все продолжается» [1, с. 372]; «Хочется писать, но чувствую себя тревожно, мысленно хватаюсь то за одно, то за другое»; «Все время полное безволие, слабость, — ничего не могу, кроме чтения лежа» [1, с. 479].

Обратимся еще к нескольким словам, неоднократно встречающимся в отзывах и оценках Буниным произведений известных писателей и поэтов и функционирующим в структуре микрополя «форма и содержание ХП».

«Читаю «Волхонскую барышню» Эртеля. Плохо. Мужицкий язык по частностям верен, но в общем построен литературно, лживо» [1, с. 394].

По данным Словаря русского языка (МАС), «литературно» — наречие к «литературный».

«Литературный.

  1. Литературное произведение. Литературное наследство. Литературное течение. Связанный с изучением литературы. Литературный кружок. Литературное отделение факультета. Принадлежащий какому-либо произведению художественной литературы, взятый из какого-либо произведения художественной литературы. Литературный образ. Литературный герой.
  2. Связанный с созданием художественных, критических и публицистических произведений. Литературная деятельность писателя. Литературный труд. Являющийся творческой способностью к созданию художественных произведений, свидетельствующий о такой способности.
  3. Прил. к литератор; писательский. Литературные круги. Литературное окружение писателя. Литературное имя.
  4. Соответствующий нормам литературного языка. Литературный слог» [3, с. 188].

В дневниковых записях И.А. Бунина слово «литературно» приобретает иной, негативный оттенок значения. На основании анализа данной лексемы, встречающейся в нескольких контекстах, можно полагать, что лексема «литературно» несет в себе такие оттенки значений, как «схематично» и «искусственно».

Близкой по значению и по стилистическому оттенку можно назвать лексему «литературщина». Так, в Словаре русского языка (МАС) приводится следующее определение: литературщина — «отсутствие литературного вкуса, которое проявляется в вычурности слога, в пристрастии к шаблонам в образах и в речи при тривиальном содержании» [3, с. 188].

«Дневник (прим. — «Дневник Башкирцевой») просто скучен. Французская манера писать, книжно умствовать: и все наряды, выезды, усиленное напоминание, что были такие-то и такие-то депутаты, графы и маркизы, самовосхваление и снова банальные мудрствования» [1, с. 371].

В Словаре русского языка (МАС) находим: «Книжный — 1. Книжный переплет. Предназначенный для книг. Книжный шкаф. Торгующий книгами. Книжный магазин. Книжный киоск. 2. Почерпнутый только из книг, не подкрепленный практической деятельностью, отвлеченный. Книжные знания. Знакомство с деревней, которое я вынес из этого чтения, было, конечно, наивное и книжное. (Короленко, История моего современника). Основывающийся на таких знаниях, предпочитающий их реальным. Литературовед, профессор — этими словами нередко обозначают сугубо книжного человека, далекого от тревог и забот своего времени. (В. Озеров, Тревоги мира и сердце писателя). 3. Характерный для литературного письменного изложения. <…> В моей передаче, я знаю, пропадет самое главное: прелесть старинных, иногда чуть-чуть книжных, иногда чисто народных оборотов речи. (Куприн, Однорукий комендант)» [3, с. 63].

«Вспоминал те чувства, что были в ранней молодости, в Озерках, при чтении некоторых стихов, 9/10 — скука, риторика и часто просто непонятная. Зато 1/10 превосходно» [1; 521].

Лексема «риторика» у Бунина получает дополнительные негативные коннотации. Риторика, — излишняя напыщенность, «красивость», воспринимается им как недостаток произведения сродни надуманности, лживости, правдивость же достигается естественностью и простотой: «Исчезли драгоценнейшие черты русской литературы: глубина, серьезность, простота, непосредственность, благородство, прямота, — и морем разлилась вульгарность и дурной тон, — напыщенный и неизменно фальшивый» [2, с. 471].

Таким образом, лексемы «литературно», «книжно», «риторика», будучи нейтральными, приобретают у И.А. Бунина отрицательную коннотацию. Негативная окраска подтверждается контекстом, в котором мы находим соседство вышеперечисленных лексем с такими, как «ужасная» (риторика), «построен» (литературно), «умствовать» (книжно), «задыхаешься» (от литературности). Писатель был противником механистичности, погони за традиционными формами, отсутствия жизнеподобия художественного образа.

Итак, при анализе дневников И.А. Бунина 1881—1953 гг. мы выявили основные микрополя тематического поля «литературное творчество». Так же мы обнаружили основные направления реализации темы литературного творчества, а именно ключевые лексемы, раскрывающие взгляд писателя на литературу, собственное творчество и творчество известных писателей и поэтов.

 

Список литературы:

  1. Бунин И.А. Дневники. Собр. соч.: В 6 т. — М.: Художественная литература, 1987. Т. 6.
  2. Бунин И.А. Речь на юбилее газеты «Русские ведомости» // Бунин И.А. Собр. соч.: В 9 т. — М.: Художественная литература, 1965. Т. 9.
  3. Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А.П. Евгеньевой — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999. Т. 2.