Статья:

МАНИПУЛЯТИВНЫЕ ТАКТИКИ В ПОЛИТИЧЕСКИХ БРИФИНГАХ

Конференция: XXIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 4. Лингвистика

Выходные данные
Герловская Э.О. МАНИПУЛЯТИВНЫЕ ТАКТИКИ В ПОЛИТИЧЕСКИХ БРИФИНГАХ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(23). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/5(23).pdf (дата обращения: 26.01.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 564 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

МАНИПУЛЯТИВНЫЕ ТАКТИКИ В ПОЛИТИЧЕСКИХ БРИФИНГАХ

Герловская Элеонора Олеговна
студент ИФЖ и МКК Южного федерального университета, РФ, г. Ростов-на-Дону
Гущина Людмила Викторовна
научный руководитель, доцент ИФЖ и МКК Южного федерального университета, РФ, г. Ростов-на-Дону

 

Человек непрерывно взаимодействует с другими людьми, поэтому во всех тех областях, где осуществляется межличностная коммуникация, частым явлением становится манипуляция. Особенно данное положение дел касается политической жизни общества. Итак, текущие общественно-политические реалии способствуют тому, что политика становится значительным элементом функционирования современного общества, направленного на обеспечение устойчивости социальных процессов посредством регулирования взаимоотношений людей в социуме.

Языковое манипулирование представляет собой такое использование особенностей языка, при котором адресант оказывает скрытое воздействие на адресата исключительно в своих интересах.

Проанализировав современные англоязычные политические брифинги, мы пришли к выводу о том, что манипуляция выступает неотъемлемым атрибутом таковых. Речевые тактики говорящих направлены не только на оказание воздействия на адресата, но и на убеждение его принять решение, необходимое и под час выгодное только субъекту политической деятельности, в данном случае — манипулятору. Таким образом, политическое манипулирование является скрытым управлением поведением и политическим сознанием социума и его отдельных представителей с целью побудить их действовать / бездействовать в интересах манипулятора.

Сегодня проведение брифингов оказывается достаточно популярным явлением. Цель таких встреч, прежде всего, заключается в информировании представителей средств массовой информации о мнении той или иной организации из уст их непосредственных представителей по тем или иным вопросам с последующими публикациями в журналах, газетах или освещении на телевидении. Как правило, брифинги проводят в результате какого-либо произошедшего события. Очевидно, что существуют необходимые знания и умения, а также некие правила, которыми должны обладать и следовать участники брифингов. Так, краткое изложение темы предполагает наличие хорошо продуманного текста, с одной стороны, а также умение быстро и четко реагировать и отвечать на все вопросы, с другой.

Таким образом, в связи со стремительной популярностью, которую приобретают политические брифинги ежедневно, нам представляется своевременным и актуальным изучение языкового манипулирования на материале подобных встреч, носящих в частности зарубежный формат.

Как известно, при применении говорящим манипулятивной стратегии речевого воздействия, совершается целенаправленное преобразование информации или влияние на субъективную сферу реципиента информации. Различие таких воздействий определяет манипулятивную тактику говорящего.

Тактика языкового манипулирования, связанная со специфическим представлением информации, может быть названа тактикой искажения информации или ложной информации. Она представляет собой совокупность речевых актов, в основу которых заложены: введение подразумеваемой, скрытой информации, ее искажение, утаивание или специальный отбор [2]. Данная тактика хорошо просматривается в высказываниях представителя Госдепартамента Соединенных Штатов Америки — Дж. Псаки: “I’m looking to that when I go back to my office”, “I’m just reading this paper”, “I’m not familiar with this term”, и т. д. Используя эти фразы ложной информации, Дж. Псаки пытается уйти от ответа, закрыть проблемный вопрос, опираясь на воображаемое отсутствие информации на данный момент.

Подобное поведение ухода от ответа обнаруживается и в речи коллеги Дж. Псаки — М. Харф:

“QUESTION: I would like to know what you’re basing this new evidence that the Russians intend to send any heavier equipment.

MS. HARF: It’s based — uh-huh. It’s based on some intelligence information. I can’t get into the sources and methods behind it, but I was able to be able to tell you that” (Daily Press, 2014).

Рассмотрим манипулятивную тактику мнимой любезности. В этом случае говорящий положительно оценивает качества манипулируемого реципиента или же заговорщически сообщает ему о чем-либо, словно бы советуя по-дружески принять то или иное решение. При этом, явно прикрываясь мнимой дружбой (на самом деле участники манипулятивной коммуникации могут быть едва знакомы), в качестве совета склоняет манипулируемого к тому варианту решения, который необходим и выгоден в первую очередь самому манипулятору [1]. Рассмотрим данную тактику на примере брифинга, в котором Дж. Псаки попросили прокомментировать ситуацию, относительно нелестных заявлений Министра иностранных дел Украины о В.В. Путине:

“QUESTION: Is it the kind of language that you would expect from an ally of the United States? And the foreign minister called President Putin something that I can’t even say here in the briefing room.

MS. PSAKI: Come on, Matt, you want to. (Laughter.)

QUESTION: No. I’m not going to take the — I’ll let you if you’d like to.

MS. PSAKI: No, thank you. I will refrain from that” (Daily Press, 2014).

Так, во время диалога представительница Госдепартамента США пыталась «по-дружески» смеяться с представителями средств массовой информации над произошедшей ситуацией.

Подобный пример данной тактики мы можем видеть и в действиях представителя Госдепартамента США М. Харф, когда во время брифинга она поздравляла репортера М. Ли с днем рождения:

“MS. HARF: So today is the — thank you — the dean of our press corps, it’s Matt Lee’s birthday. (Laughter.) So I wanted to start the briefing on a nice, positive, friendly note with some balloons, and he has to have them the whole time he asks questions today. So Happy Birthday. (Applause)” (Daily Press, 2014).

Тактика утаивания информации в наиболее полном виде проявляется в умолчании, сокрытии определенных тем. Проведенный нами анализ фактического материала позволяет нам в качестве разновидности коммуникативной тактики утаивания информации выделить тактики частичного освещения или избирательной подачи материала. В этих случаях говорящий преподносит информацию так, что на самом деле присутствует лишь видимость ее передачи [1]. Рассмотрим эту тактику на примере обсуждения обязательств по Минскому соглашению во время брифинга с комментариями Дж. Псаки:

“QUESTION: The Ukrainian Government is using heavy artillery in residential areas, is it not? Isn’t it a violation of the Minsk agreement?

MS. PSAKI: Well, one, as I’m sure you’re aware, there was an agreement for Russia to pull back their heavy artillery yesterday as part of the agreement made in Berlin. I would go back to the same point I made. Without getting into speaking to generalizations, Ukraine is a sovereign country” (Daily Press, 2015).

Так, очевидно, что Дж. Псаки якобы дает ответ, но не на конкретно поставленный вопрос. В оригинальном варианте соглашения указаны обязательства не только российской стороны, но и украинской. Однако в ответе представителя Госдепартамента США они скрыты таким образом, что речь идет исключительно об односторонних обязательствах России. Следовательно, в данном примере мы может наблюдать как сокрытие реальной информации, так и намеренную недосказанность.

Манипулятивная тактика отрицательной оценки объекта речи и его поступков направлена на то, чтобы подчеркнуть ответственность личности за порицаемое действие. Обвинения предъявляются, будучи основанными только на представлениях говорящего о норме и морально-этических установках. Например: “The ex-KGB spy; a former KGB agent; powerful Putin; Russia’s paramount leader; Russia’s powerful prime minister”. Здесь указание бывшей должности В.В. Путина может способствовать созданию отрицательного образа человека, обладающего такими качествами, как: хитрость, изворотливость в сознании западных читателей, имеющим определенное мифологическое представление о шпионах КГБ. Такой человек зачастую не внушает доверия и вызывает подозрение или даже опасение. Используемые в приведенных примерах имена прилагательные “powerful”, “paramount” определяют В.В. Путина как весьма влиятельного, могущественного политического лидера, а значит — и опасного.

Подобную отрицательную оценку мы можем встретить и в речи М. Харф, голословно обвиняющую президента Российской Федерации В.В. Путина во всем происходящем на Украине:

“MS. HARF: But suffice to say, the Russian separatists we believe fired this, in general, could not be doing what they’re doing without the Russians. And responsibility lays at the feet of President Putin, not just for this but for every incident that we have seen throughout this conflict, period” (Daily Press, 2014).

Повтор информации (повторяемость фраз или навязывание мыслей) осуществляется за счет многократно повторенных фраз. Так манипулятор «приучает» реципиента к той информации, которую собирается ему донести. В данном случае необходимый манипулятору смысл его слов достигается посредством бессознательного формирования положительных ассоциаций чего-то родного и знакомого в психике манипулируемого. Рассмотрим данную манипулятивную тактику на примере высказывания М. Харф:

“MS. HARF: Well, they — they did. They did. They showed some imagery, they showed a number of images; they showed some maps, they showed some graphics. I’m happy for you to get in touch with DNI Public Affairs, who can probably give you that packet that they showed. They showed some — one of the maps that we actually have posted on our Facebook page and our Kyiv Embassy that shows the trajectory of the SA-11 missile” (Daily Press, 2014).

Представитель Госдепартамента США повторяет фразу “they showed”, что заставляет реципиентов поверить в реальность факта о предоставлении такой информации.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что манипуляция в политике — это, прежде всего, сложный психологический процесс, успех которого может гарантировать правильно выбранная коммуникативная тактика.

 

Список литературы:

  1. Агапова С.Г., Агапова Е.А., Гущина Л.В. Манипуляция общественным сознанием в политическом дискурсе СМИ (на материале английского языка): учебное пособие. Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ ЮФУ, 2014. — 88 с.
  2. Agapova S.G., Agapova H.A., Gushchina L.V. The Role of Censorship in Public Consciousness Manipulation in Mass Media // Canadian Journal of Science, Education and Culture. № 2 (6). 2014. — P. 1099—1105.