Статья:

ЗНАЧЕНИЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СОВРЕМЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ

Конференция: XXIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 1. Искусствоведение

Выходные данные
Комцян Т.Б. ЗНАЧЕНИЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СОВРЕМЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(23). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/5(23).pdf (дата обращения: 08.12.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ЗНАЧЕНИЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ СОВРЕМЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ

Комцян Татьяна Борисовна
студент Смоленского государственного университета, РФ, г. Смоленск
Черткова Валентина Ивановна
научный руководитель, доц. Смоленского государственного университета, РФ, г. Смоленск
 

 

Современная ситуация в искусстве дает художнику безграничные возможности, когда не существует никаких внешних ограничений в выборе пластического языка — от любых вариаций традиционной живописи до всех возможных направлений искусства актуального. В этой ситуации особенно заметно, что, с одной стороны, художественный язык — это все-таки средство передачи мыслей и тех тонких субстанций, которые мы обозначаем как эмоции, чувства, движения души. Без наполнения энергией, без искренней веры в выражаемые своим искусством истины, любой язык становится лишь набором приемов. С другой стороны, именно через выбор художественной системы художник обретает свою индивидуальность, а абсолют достигается в случае нахождения именно «своего» языка.

В своей работе я хочу проанализировать значение высшего художественного академического образования для художника на примере творчества молодого живописца Константина Лупанова.

Фундаментальные принципы академического образования, заложенные еще в эпоху классицизма (опора на художественный лексикон, сложившийся со времен греческой и римской античности; повышенные требования к точному и грамотному рисунку; изучение логичных и универсальных законов композиции; ориентация на высшие достижения мирового искусства, в первую очередь, западные традиции), остаются базовыми с момента открытия Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге — вот уже более чем 250 лет. Но на протяжении всей своей истории академическая система не оставалась неизменной. Свежие импульсы во второй половине XIX века внесли реалисты-«передвижники» во главе с Ильей Репиным, которые расширили круг тем и сюжетов, перенесли акцент с антиков на изучение натуры. Краткий период авангардистских экспериментов в 1920-е годы сменился возвратом к реалистическим традициям (реализм, правда, был «социалистическим») в советское время. «Железный занавес» почти на семьдесят лет вырвал Россию из контекста мирового художественного процесса. Однако любое явление обладает диалектическим единством плюсов и минусов. Благодаря изоляции и консерватизму в России сохранилась классическая художественная школа, в большинстве других стран утраченная.

Долгое время чуть ли не хорошим тоном было принято критиковать академическое образование, считать его рутинным, уверять, что нормативы и правила «засушивают» личность, ограничивают свободу самовыражения. Однако, ругать академию можно лишь при условии, что она существует, служит камертоном и ориентиром, дает ясность критериев и задает высокую планку. Ибо академическая система художественного образования — это отработанный веками коллективный опыт. Слабую личность эта система может поглотить и нивелировать, сильной индивидуальности даст старт для мощного взлета и раскрытия своего дарования. Когда эта система отсутствует, то все начинает дробиться, мельчать, критерии расшатываются, и «все» стремится в неизбежное «ничто». Каким оригинальным и сложным ни является внутренний мир личности, выражение внутреннего «я» средствами визуального искусства требует знания ремесла — умения держать кисть в руках, смешивать краски на палитре, рисовать, работать цветом и компоновать. Освоив эту систему, можно либо развиваться в ее лоне, либо отказываться от нее совсем, но без нее дойти до понимания глубинных, сущностных основ формообразования практически невозможно.

Можно вспомнить, что нормативность и консервативность академии часто приводила к ощущению, что возможности ее исчерпаны, но каждый раз появлялись мощные творческие силы, сформированные именно академией и доказывавшие жизнеспособность академической системы. В девятнадцатом веке это были великие русские художники Карл Брюллов, Александр Иванов, вдохнувшие новую жизнь в классицистические каноны; передвижники, изменившие тематический репертуар, но сохранившие основы художественного языка — Илья Репин, Василий Суриков. Академический фундамент виден в работах Михаила Врубеля, Валентина Серова и художников начала ХХ века Бориса Кустодиева, Филиппа Малявина, Николая Фешина, Александра Яковлева, Василия Шухаева. В советский период новая интерпретация академического искусства проявилась в работах Евсея Моисеенко, Андрея Мыльникова и многих других.

В Академии художеств на протяжении большей части ее истории не просто учат профессиональной технике, здесь прививают ту идеологию, которая отличает русских художников: сочувствие жизни простых людей, важность гуманистических ценностей и вера в великую миссию искусства. Поэтому для художников с академическим образованием характерен поиск больших тем и большой формы. Нравственные вопросы социума, смысл человеческого бытия, вечный поиск ответа на вопрос «Что есть Красота?» находят воплощение в традиционной форме станковой картины, нередко тяготеющей к монументальной значительности художественного языка.

Сегодня, когда пройден кризис очередной смены социальных ориентиров, в отечественную художественную жизнь уверенно вошло новое поколение художников, к которым принадлежит и Константин Лупанов, с новым осмыслением академических традиций, что дает основание говорить о рождении «новой Академии».

Константин Лупанов родился в 1977 году в Краснодаре. Закончил художественно-промышленную Академию Краснодарского государственного университета культуры и искусств, по классу монументальной живописи. Долгое время занимался коммерческой живописью, но несколько лет назад стал работать для души. Константина Лупанова уже многие привыкли воспринимать как легкого кистью ироничного интерпретатора. Художник придерживается классических гуманистических традиций, согласно которым человек понимается как создание цельное, когда внешние индивидуальные черты позволяют выявить сущностные основы личности во всей сложности ее психологии, биографии и духовной жизни. Нельзя не заметить влияние импрессионизма в стремлении передавать случайность состояния или настроения модели, что сохраняет не только эффект естественности, но и свежесть первого впечатления.

Главные герои картин Константина Лупанова — друзья и знакомые. Чем проще сюжет, говорит художник, тем правдивее получается картина. С другой стороны, признается Константин, живопись для него — это приключение. «Мне интересна красота человека — душевная и внутренняя, как она выходит в лицо, в позу, артистизм человека. У каждого человека есть какой-то определенный артистизм, и как он вообще находится в пространстве... Когда начинаешь работу, самому интересно, что из этого получится». Некоторые работы художника представлены на рисунке 1.

 

Рисунок 1. Живопись Константина Лупанова

 

Одновременно для художника важно организовать произведение как законченное эстетическое целое, где портретный образ не делит произведение на модель и фон, а возникает единая пластическая структура. Поэтому здесь соблюдается паритетность реального и условного, изобразительного и декоративного, что заставляет вспомнить дуалистичность стиля модерн. Впрочем, сразу обнаруживают себя и традиции постановок академических мастерских. Сложно составленные живописные аккорды, их свежесть и спонтанность делают работы художника — работами именно Лупанова, а не репликами исторических стилей.

Какими средствами бы ни пытался выразить себя художник, к какому стилю бы ни относил он свое творчество, он должен знать основу своего ремесла — гармония цветов, правила композиции, правила построения рисунка. Без этого достичь успехов в искусстве практически невозможно.

В любой художественной академии студенты, постигая навыки академического рисунка, учатся грамотному, точному рисунку, изучают основы композиции. И для каждого художника академическое образование должно быть основой, базисом для всего его дальнейшего творчества.

 

Список литературы:
1.    Грушевицкая Т.Г. «Словарь по мировой художественной культуре». — М.: Академия, 2001.
2.    Краснова О.Б. «Энциклопедия искусства XX века». — М: ОЛМА-ПРЕСС, 2003.
3.    Ростовцев Н.Н. и др. «Рисунок. Живопись. Композиция»: Хрестоматия: учеб. пособие для студентов худож.-граф. фак. пединститутов. — М.: Просвещение, 1989.