Статья:

ПОНЯТИЕ И РОЛЬ ИСТОЧНИКОВ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Конференция: XXIX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 10. Юриспруденция

Выходные данные
Борисенко А.В. ПОНЯТИЕ И РОЛЬ ИСТОЧНИКОВ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10 (28). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/10(28).pdf (дата обращения: 18.05.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 353 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ПОНЯТИЕ И РОЛЬ ИСТОЧНИКОВ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Борисенко Анастасия Витальевна
студент отделения «Правоохранительная деятельность» ГБПОУ Юридический колледж, РФ, г. Москва
Александрова Надежда Владимировна
научный руководитель, преподаватель ГБПОУ Юридический колледж, РФ, г. Москва

 

Уголовно-процессуальный институт «источник доказательств» находится в непосредственной взаимосвязи с такими основными категориями уголовного процесса, как непосредственно доказательство, доказывание, собирание и формирование доказательств, оценка доказательств. От правильного решения вопроса определения источника доказательства зависит и дальнейшее правовое регулирование статуса лица, от которого исходят доказательства, система гарантий обеспечения и защиты его прав и законных интересов, доброкачественность формируемых доказательств, результативность и эффективность реализации задач уголовного процесса в целом.

Существуют различные подходы к понятию источника доказательств.

Некоторые авторы, Громов Н.А., Зайцев С.А., Гущин А.Н., Ульянова Л.Т. рассматривают источник доказательства как его определенный вид [3, с. 23; 15, с. 103]. Другие авторы, такие как Зинченко И.А., Зажицкий В.И., под источниками доказательств понимают лиц, занимающих определенное процессуальное положение, от которых исходят доказательства [7, с. 67–70]. Смирнов А.В., например, в качестве источника доказательств рассматривает лиц, от которых исходят доказательственные сведения: обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, государственные органы, физических и юридических лиц, от которых исходят документы, лиц участвовавших в составлении протокола следственного действия (следователя, дознавателя, понятых и т. д.); лиц, представивших вещественные доказательства [13, с. 151].

Третьи авторы считают, что использование термина «источник доказательства» является некорректным и не соответствует законодательству. Так, Шейфер С.А. считает, что перечень доказательств, содержащийся в ч. 2 ст. 74 УПК РФ следует именовать не источниками, а видами доказательств [16 с. 87].

Не вызывает сомнения тот факт, что необходимо отличать доказательства от их источников, т. е. носителей тех сведений, которые составляют содержание доказательств. В определенных законом случаях сведения, представляемые в качестве доказательств, можно получить в действительности только из установленного в законе источника. Например, в соответствии со ст. 196 УПК РФ [14] для установления таких фактов, как причины смерти; характер и степень вреда, причиненного здоровью; психическое или физического состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, если это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение, – необходимо проведение экспертизы. То есть отсутствие заключения эксперта по перечисленным проблемным вопросам не может быть восполнено сведениями, содержащимися в других доказательствах.

Закон содержит четкий перечень лиц, которые не могут давать в некоторых случаях показания, т. е. быть источниками доказательств. Так, согласно ст. 51 Конституции РФ [8] никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, к которым в соответствии со ст. 5 УПК РФ помимо супруга относятся: родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка и внуки. Таким образом, если, например, свидетелю надлежащим образом не было разъяснено, что он вправе в определенных случаях отказаться от дачи показаний, то его показания будут недопустимым доказательством.

Безусловно, нельзя отождествлять понятие источников доказательств с лицами, от которых исходят доказательственные сведения. Лица, принимающие участие в уголовном процессе, самостоятельно не могут быть источником доказательств по той причине, что представляют собой не собственно доказательства, а сообщают конкретную информацию, сведения, которые в дальнейшем могут служить источниками доказательств. Эта информация становится доказательством только после того, как она будет надлежащим образом осмыслена и оформлена, т. е. эта информация должна приобрести установленную законом процессуальную форму. К примеру, по мнению Бородкиной Т.Н., сам специалист не может быть носителем сведений о фактических обстоятельствах расследуемого события, процессуальным источником информации могут быть показания специалиста, так как именно они содержат в себе сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу [2, с. 21]. В случае допроса специалиста содержанием устного доказательства будут сообщаемые в процессе сведения о фактах, формой выражения этих сведений будет являться сообщение, сделанное специалистом на допросе и занесенное в соответствующий протокол. Если же рассматривать заключение специалиста, то его содержанием будет суждение, которое отличается от сообщаемых фактов и сведений, так как обусловлено субъективным восприятием специалиста изучаемых им фактов, предметов и обстоятельств. Суд же оценивает именно сообщаемые специалистом сведения с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, но не сами суждения специалиста.

Такой разброс во мнениях и позициях авторов относительно понятия источников доказательств обусловлен еще и тем, что понятие источника доказательств не закреплено в уголовно-процессуальном законодательстве. Более того источники доказательств не упоминаются в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Однако в судебной практике данный термин используется достаточно широко.

Так, в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 18.06.2003 [12] говорится, что в ч. 2 ст. 74 УПК РФ дается перечень источников доказательств. Также ссылка на содержащийся в ч. 2 ст. 74 перечень как на источники доказательств, есть в Апелляционном определении Верховного Суда РФ от 19.11.2013 [1], Определении Верховного Суда РФ от 20.08.2012 [11]. Таким образом, судебная практика исходит из того, что информация только тогда будет доказательством, когда она будет надлежащим образом закреплена в одном из источников, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ.

Такой подход к понятию источника доказательств позволяет разработать и эффективно применять систему гарантий, оптимально обеспечивающих достоверность доказательств, предотвращающих искажение информации ее носителем. Источник доказательства в рассматриваемом аспекте должен быть известен как органам дознания и следствия, так и суду. Знание источника доказательства дает возможность проследить стадии формирования доказательства, обеспечить возможность его проверки, определить его легитимность. Обращение к неизвестному или незаконному источнику доказательств создает возможность нарушения законных прав и интересов участников уголовного судопроизводства, что противоречит принципу законности, являющемуся фундаментом уголовного процесса. В связи с этим неизвестные источники доказательств не могут быть признаны легитимными и быть рассмотренными в качестве доказательств по расследуемому уголовному делу.

Представляется некорректным понимание в качестве источников доказательств лиц, участвовавших в уголовном судопроизводстве. Так, в качестве источника доказательств при совершении преступления следует рассматривать протокол осмотра места происшествия, отражающий криминальную обстановку, а не следователя или дознавателя, который составляет этот протокол.

В научной литературе отмечается, что носитель какого-либо явления, в том числе и доказательства, не может быть одновременно и элементом этого явления, то есть его составной частью. По мнению Кокорева Л.Д., Кузнецова Н.П., источник явления должен находиться вне этого явления [9, с. 114–115]. С точки зрения Кокорева Л.Д. и Кузнецова Н.П. источником доказательств являются предметы материального мира, обладающие определенными свойствами, качествами и признаками, использующиеся для установления имеющих значение для дела обстоятельств, а также люди, в сознании которых запечатлелись эти обстоятельства.

Следует присоединиться к мнению Костенко Р.Ф. о том, что источником доказательства должно быть то, в чем содержится само доказательство [10, с. 90]. Причем источником доказательства должен быть такой носитель, в котором находится целиком доказательство, состоящее из сведений и процессуальной формы. То есть источниками могут быть только такие категории, которые указаны в ст. 74 УПК РФ.

Уголовно-процессуальная форма доказательства имеет решающее значение, так как доброкачественность и легитимность самого доказательства во многом зависит не только от объективных свойств исследуемого события, отображаемых вовне, но и от иных факторов, как объективного, так и субъективного характера, влияющих на формирование и воспроизведение доказательства. Относящиеся к расследуемому уголовному делу фактические данные и сведения могут быть допущены в качестве доказательств только в том случае, если они содержатся в конкретном известном источнике, относительно которого есть необходимые гарантии, позволяющие использовать достоверные фактические данные, содержащиеся в нем.

Перечисление в законе конкретных источников сведений о подлежащих установлению фактах необходимо в целях недопущения использования недоброкачественных источников и произвольного использования сведений органами следствия и судами. Допущение в уголовный процесс фактических данных, содержащихся в законных источниках, должно соответствовать установленному процессуальному порядку в отношении каждого доказательства [5, с. 51].

Предъявляемые законодательством требования к форме доказательств составляют важные гарантии достоверного установления обстоятельств, подлежащих доказыванию; обоснования раскрытия преступлений, изобличения и справедливого наказания виновных и охраны прав участников процесса.

Источник доказательства отражает соответствующую часть объективной действительности, учет особенностей которой имеет существенное значение в ходе познания значимых для уголовного дела фактов и обстоятельств, путем соблюдения процессуального положения лица, от которого в процессе формирования доказательства исходят относимые к делу данные [6, с. 6]. В этом проявляется взаимодействие онтологического, гносеологического и правового аспекта источника доказательства.

На практике понятие «источник доказательств» позволяет лицам, рассматривающим уголовное дело, учесть влияние правового положения лиц, от которых исходит информация, на содержание и допустимость формируемых доказательств, их проверку и оценку.

Таким образом, к источникам доказательств в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ относятся:

  • показания подозреваемого и обвиняемого;
  • показания потерпевшего и свидетеля;
  • заключения и показания эксперта;
  • заключение и показания специалиста;
  • вещественные доказательства;
  • протоколы следственных и судебных действий;
  • иные документы.

Необходимо отметить, что все перечисленные источники доказательств должны быть вовлечены в сферу доказывания в установленном законодательством процессуальном порядке.

В связи с этим полагаем целесообразным вместо существующей формулировки «В качестве доказательств допускаются» ввести в ч. 2 ст. 74 УПК такую формулировку: «В качестве доказательств допускаются полученные посредством использования процессуальной формы …».

Такое уточнение содержания ст. 74 УПК РФ позволит соблюсти требование, содержащееся в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, которая гласит: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

Таким образом, информация только тогда будет доказательством, когда она будет надлежащим образом закреплена в одном из источников, указанных в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Знание источника доказательства дает возможность проследить стадии формирования доказательства, обеспечить возможность его проверки, определить его легитимность. Источник доказательства отражает соответствующую часть объективной действительности, учет особенностей которой имеет существенное значение в ходе познания значимых для уголовного дела фактов и обстоятельств, путем соблюдения процессуального положения лица, от которого в процессе формирования доказательства исходят относимые к делу данные.

 

Список литературы:

  1. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 19.11.2013 № 51-АПУ13-42сп // СПС «Консультант Плюс» – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http: //base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=366434 (Дата обращения 22 ноября 2015 года).
  2. Бородкина Т.Н. Реализация процессуального статуса специалиста на этапе предварительного расследования. – М. – 2014. – С. 21.
  3. Громов Н.А., Зайцев С.А., Гущин А.Н. Доказательства, их виды и доказывание в уголовном процессе. – М., 2006. – С. 23.
  4. Данилова Л.С., Громов Н.А. К вопросу об источниках доказательств в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. – 2006. – № 1.
  5. Доля Е.А. Источник доказательства в уголовном судопроизводстве // Законность. 2011. – № 12. С. 51.
  6. Ерпылев И.В. Развитие идеи о допустимости уголовно-процессуальных доказательств в уголовном процессе России до 1864 года // История государства и права. 2014. – № 21. С. 6.
  7. Зинченко И.А. Регламентация статуса источников доказательств в уголовно-процессуальном законодательстве. – 2014. – № 2. С. 67–70.
  8. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ).
  9. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж. – 1995. – С. 114–115.
  10. Костенко Р. Доказательства в уголовном процессе // Уголовное право. 2003. – № 3. С. 90.
  11. Определение Верховного Суда РФ от 20.08.2012 № 91-Дпр12-5 // СПС «Консультант Плюс» – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL : http:// base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=298555 (Дата обращения 24 ноября 2015 г.)
  12. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 18.06.2003 № 169п03пр // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 1. – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL:  http: //base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=17846 (Дата обращения 24 ноября 2015 г.).
  13. Смирнов А.В. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. М. – 2011. – С. 151.
  14. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 13.07.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.09.2015) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4921.
  15. Ульянова Л.Т. Предмет доказывания и доказательства в уголовном процессе России. – М. – 2008. – С. 103.
  16. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. – М. – 2009. – С. 87.