Статья:

ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ В ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

Конференция: XXVIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 10. Юриспруденция

Выходные данные
Бригадир А.Г. ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ В ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9 (27). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/9(27).pdf (дата обращения: 07.08.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ В ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

Бригадир Анна Григорьевна
магистрант НАЧОУ ВПО СГА, РФ, г. Москва
Орлова Елена Леонидовна
научный руководитель, канд. юрид. наук, доц. НАЧОУ ВПО СГА, РФ, г. Москва

 

В соответствии с п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В некоторых случаях (см., например, Постановление ФАС ВВО от 17.10.2011 по делу № А31-8619/2010) суды добавляют к указанному, что деятельность сторон гражданского правоотношения должна быть направлена на достижение взаимовыгодного результата. Согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Рассмотрим несколько примеров из судебной практики, при которых суды сочли действия стороны недобросовестными и указали на недопустимость получения преимущества от совершения таких действий:

  • удержание исполнителем излишне оплаченного заказчиком НДС сверх суммы, которую исполнитель обязан был предъявить заказчику с учетом требований НК РФ (Определение ВС РФ от 23.06.2015 по делу № 305-ЭС14-8805, А40-2065/2014);
  • необоснованное уменьшение неустойки, если оно позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, может побудить недобросовестных должников к нарушению денежного обязательства и вызвать крайне негативные макроэкономические последствия (Постановление Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12035/11 по делу N А64-4929/2010);
  • предъявление иска о признании договора долевого участия в строительстве незаключенным в случае исполнения застройщиком своих обязательств по договору долевого участия в строительстве многоквартирного дома и принятии квартиры дольщиком (Апелляционное определение ВС Республики Алтай от 04.02.2015 по делу № 33-81);
  • действия гражданина (страхователя), который не предоставил возможность страховой компании (страховщику) осмотреть поврежденное транспортное средство и присутствовать при проведении экспертизы в целях подтверждения факта наступления страхового случая (Апелляционное определение Ростовского областного суда от 26.02.2015 по делу № 33-2935/2015).

В любом случае недобросовестное поведение контрагента необходимо доказывать в суде. Важное значение здесь также имеет разъяснение, сделанное в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ № 25 [1]. Согласно ему, при оценке действий сторон как добросовестных или недобросовестных следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

При этом каждая сторона имеет право заявить о недобросовестном поведении другой стороны.

Кроме того, поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались.

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством закреплена презумпция добросовестности участника гражданского правоотношения, однако, как и любая иная презумпция, она является опровержимой.

Не стоит забывать о том, что в силу п. 3 ст. 53 ГК РФ единоличные органы юридического лица и члены коллегиальных органов также обязаны действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

По общему правилу, установленному п. 2 ст. 10 ГК РФ, в случае установления недобросовестного поведения суд, арбитражный суд или третейский суд отказывает в защите принадлежащего недобросовестной стороне права полностью или частично.

Отметим, что в п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 127 [2] выражена правовая позиция, согласно которой отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление. Президиум ВАС также указал, что непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления. Следовательно, для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие его действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства.

Кроме отказа в защите принадлежащего стороне права, суды могут применить иные законные меры защиты добросовестной стороны.

Например, в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ № 25 в качестве иных мер указаны:

  • признание условия, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона, соответственно наступившим или не наступившим (п. 3 ст. 157 ГК РФ);
  • указание, что заявление недобросовестной стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

Не стоит забывать, что в соответствии с п. 4 ст. 10 ГК РФ, если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

Так, в Постановлении АС ВВО от 09.04.2015 № Ф01-628/2015 по делу № А38-6132/2013 арбитры, установив недобросовестность действий председателя ликвидационной комиссии (заключение сделок по продаже имущества по заведомо низкой цене), удовлетворили требования акционера о взыскании убытков (действительная стоимость проданного имущества) пропорционально количеству принадлежащих акционеру акций.

Следует отметить, что возмещение убытков является самостоятельным способом защиты гражданских прав. К примеру, в Определении ВС РФ от 11.11.2014 № 9-КГ14-7 признание гражданско-правовых сделок недействительными действующим гражданским законодательством к способам возмещения понесенных убытков не отнесено.

Судебная практика также рассматривает иные последствия совершения стороной недобросовестных действий.

Например, в п. 6 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2015) [3] указано: злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный ст. 10 ГК РФ, поэтому такая сделка признается недействительной на основании ст. ст. 10 и 168 ГК РФ.

В заключение сформулируем выводы:

  1. действующим законодательством установлена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений, но данная презумпция может быть опровергнута;
  2. недобросовестными действиями признаются:
  • осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу;
  • обход закона с противоправной целью;
  • злоупотребление правом (заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав);
  • использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции или злоупотребление доминирующим положением на рынке.

 

Список литературы:

  1. Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
  2. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации».
  3. Обзор судебной практики ВС РФ № 1 (2015), утв. Президиумом ВС РФ от 04.03.2015.