Статья:

АНАЛИЗ ТРАКТАТА Л.Н.ТОЛСТОГО «ИСПОВЕДЬ»

Конференция: XXX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 5. Литературоведение

Выходные данные
Беляева Е.Т. АНАЛИЗ ТРАКТАТА Л.Н.ТОЛСТОГО «ИСПОВЕДЬ» // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1 (29). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/1(29).pdf (дата обращения: 25.10.2021)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

АНАЛИЗ ТРАКТАТА Л.Н.ТОЛСТОГО «ИСПОВЕДЬ»

Беляева Елизавета Тимофеевна
Студентка 2 курса Высшей Школы Экономики, Россия

Введение. Лев Николаевич Толстой работал над автобиографическим произведением «Исповедь» в 1879–1882 годах, а впервые опубликован этот труд был в 1882 году в журнале «Русская мысль», однако был позже запрещен цензурой. Это произведение представляет собой рассуждения великого русского писателя о вере, смысле жизни, духовности, разуме и других философских понятиях.

Суть работы автора заключается в осмыслении важнейших категорий разума и мышления, обобщении умозрительного и научного знания, анализе жизненных процессов, а самое главное, в попытке найти ответ на один из главных философских вопросов – объяснить не только себе, но и потомкам, в чем смысл жизни.

Глубокое изучение понятий веры и разума – вот главная проблема очерка Льва Николаевича. Идея, положенная в основу статьи, может быть выражена вопросом, которым Толстой неоднократно задается по ходу рассуждения – есть ли в жизни какой-то смысл, не перекрываемый неизбежностью смерти каждого человека?

Во все времена эта проблема волновала умы людей, и по сегодняшний день остается неоспоримо актуальной.

Анализ. Статья Толстого, совершенно справедлива названная Исповедью, раскрывает перед читателем многие идеи писателя, находившие, конечно, и ранее отражение в его художественных произведениях, но не дававшие полного и точного представления об его суждениях.

Методология написания текста статьи, как мне кажется, может быть выражена некоторым планом, по которому Толстой организует главы статьи. Во-первых, в основе практически каждой отдельной части лежит какой-либо вопрос из категории умозрительных понятий, помогающий разобраться в главной проблеме произведения – смысле жизни. Во-вторых, пытаясь найти ответ на все противоречия, Лев Николаевич обращается как к общему понятийному аппарату областей знания, так и к конкретным философским трудам, приводя даже примеры из суждений Соломона и Шопэнгауэра. В итоге в конце каждой главы автор приходит к определенным выводам, которые либо удовлетворяют его, если должно, логично и разумно отвечают на тот или иной вопрос, либо дают толчок к новым рассуждениям, как бы срывают лавину следующих, иных философских вопросов.

Статья включает в себя части, не только посвященные проблемам умозрительной науки, но и рассказывающие о некоторых вехах жизненного пути Толстого, которые также являются своего рода аргументами и, что самое важное, показывают, откуда вообще у Толстого возникли идеи написания статьи; какие события в жизни подтолкнули его на рассуждения об ее смысле. Лично для меня статья стала открытием, потому как перевернула знания о богатом, счастливом, семейном человеке, каким он мне всегда представлялся, и вывела на поверхность реальные проблемы и вопросы, к которым Толстой, как человек мыслящий и тонко чувствующий окружающих, должен был непременно прийти.

Направление и мировоззрение автора проходит долгий и сложный путь буквально на глазах читателя, меняясь от полного отрицания веры и существования Бога до принятия православия и провозглашения его благом и смыслом жизни любого человека. Побуждением для основательной мыслительной работы по обнаружению тонких связей между структурой человеческого разума, религией, социальным разделением и другими областями философии стало для Толстого, как мне кажется, возникновение мыслей о самоубийстве как единственно верном исходе жизненного пути. По ходу рассуждения писатель создает для себя новые задачи, заключенные то в изучении трудов великих мыслителей прошлого, то в общении с людьми другого круга, то в осознании принципов различных вероисповеданий, и, как человек, истинно стремящийся к нахождению истины, ответа на вопрос о смысле жизни, он честно решает эти задачи. В конечном счете такие маленькие цели, все вместе объединенные в неоднозначный вопрос «Зачем я живу?», приводят Толстого к выводу о блаженстве веры, единственной дарующей человеку бесконечный смысл существования.

Один из первых тезисов, фигурирующих в тексте трактата, можно обозначить так: вера прививаема и неосозноваема большинством людей. Действительно, православие в жизни многих окружающих и самого автора было воспитано в семейной среде. Однако Толстой отмечает, что уже юном возрасте стал противиться вере, потому как не понимал ее смысла и был, по его словам, достаточно образован, чтобы перестать исповедовать религию. В самом деле, не имея реальной практической пользы и сопровождаясь большим количеством сомнительных обрядов, вера может не представлять интерес для человека мыслящего. В то время Толстой считал совершенствование своей целью, а обучение других посредством писательства – путем.

Меж тем, смысл жизни начал ускользать от Толстого вместе с получением новых титулов, женитьбой, рождением детей и другими событиями. Возникшие в этот период мысли о самоубийстве, а вместе с тем чувство надежды на существование истинной причины и цели бытия повлекли за собой желание Льва Николаевича обратиться к умозрительным и естественным наукам для того, чтобы понять, зачем он живет, и есть ли объективные причины продолжения этого пути. Тут возникает следующий тезис: все области знаний порождают лишь отсылки на другие субстанции, проблемы мироздания, не отвечая на вопрос о сути бытия или не давая определенного ответа. При этом автор уверен, что он всего лишь заблудился среди понятий, научных категорий и трактатов. В рамках «подготовки» тезиса Толстой обратился к первоисточникам философского знания: трудам известных мыслителей. Суждения выбранных философов, представителей разных эпох, стран и конфессий отражали лишь уверенность в бессмысленности существования, связанную с неизбежностью смерти, болезни и бедности. Однако такие ответы не удовлетворили Толстого, потому что отмечали только то, что он и сам знал: цели и смысла у бытия нет.

Следующим важным пластом труда Льва Николаевича Толстого является вопрос социальной дифференциации. Принадлежность его к определенному кругу образованных, обеспеченных людей значительно сужала его наблюдения, делала их ориентированными исключительно на тех, кто в размеренности и уверенности в завтрашнем дне имел возможность часто задумываться о смысле жизни, анализировать происходящее вокруг. Таким образом, изучив особенности представителей своего круга, Толстой даже вывел способы «распоряжения» жизнью и понял, что он, в числе многих, относится к слабым и трусливым людям, осознающим бессмысленность существования, но не решающимся его прекратить. Очевидно, что многое из подчерпнутого Толстым в окружающей его действительности отражало лишь взгляды аристократического меньшинства. В определенный момент писателя посетила мысль о том, как несправедливо было такое исключение. Поразительным фактом оказалось для автора трактата то, что он и большинство утверждающих отсутствие смысла жизни, так и не решились ее закончить. А, главное, миллиарды остальных также продолжали жить. Это все и подтолкнуло Толстого на мысли об особой вере, способе мышления простых, бедных, необразованных людей, в суете жизни не познающих глубины философских знаний, но принимающих события такими, какие они есть. Еще один тезис можно выразить так: истинная вера кроется среди простых людей, считающих жизненный путь не суетливым столпотворением, а добром, подаренным Богом.

Мне кажется, самая суть христианства, да и любой другой религии, заключена в этом утверждении. Действительно, если видеть в жизни не некое дарование, божественное снисхождение, возможность осуществить что-либо, а суету, зло, бессмыслицу; не верить ни во что и пытаться объяснять смысл жизни без привязки к бесконечности, то можно скоро заключить, что самоубийство является единственным логичным шагом. Вера, причем не только в бога, но и во многие другие субстанции, объекты нематериального мира дарует нам бесконечное пространство для простой жизни, не нуждающейся в поиске конечной сути, а открывающей возможности поиска личного смысла для каждого из нас.

Одной из самых ключевых идей трактата, как я считаю, является разделений понятий веры и церкви. Рассуждая о соотношении этих явлений, Толстой не мог не отметить, что церковь представляет собой скорее государственное образование, чем истинно божественное «послание» в мир людей. Дело в том, что, помимо многих противоречий религии, вопиющим несоответствием Лев Николаевич признает участие церкви в войне, некую пропаганду священности убийства врагов, праведности этих поступков. Действительно, одобряя, оправдывая и даже часто становясь причиной человеческий смертей, церковь противоречит добру, благодетели и святости, положенной в основу любой религии. Невозможно не согласиться с тем, что вера объединяет в себе совершенно различные понятия, лживые или истинные, разумные и неясные, но все же представляет собой важную ценность для жизни человека.

Заключение. Создав истинно философский трактат о религии, разуме и жизни, Лев Николаевич Толстой доказал справедливость теории веры, привносящей смысл в человеческие судьбы и являющейся надежной опорой жизненного пути. Логически обосновывая каждый этап своего мыслительного процесса, автор заключает, что ни одна область знания, никакой философский труд не может дать человеку четкого ответа на вопрос о сути бытия; ответ – внутри каждого из нас, а вера становится поддержкой при поиске этого смысла. В этой автобиографии Толстой вывел условия праведности, заключенные в том, чтобы жить как простые люди, откреститься от круга богатых и ученых и прилагать усилия на благо не только себя, но и окружающих. Именно так, как доказал Толстой, и зарождается в душе человека вера, а вместе с ней и смысл жизни.