Статья:

ПОНЯТИЕ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЙ КЛАССИФИКАЦИИ

Конференция: XXXIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 4. Лингвистика

Выходные данные
Пацкин М.Ю., Гартунг С.Р. ПОНЯТИЕ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЙ КЛАССИФИКАЦИИ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(32). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/4(32).pdf (дата обращения: 20.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ПОНЯТИЕ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЙ КЛАССИФИКАЦИИ

Пацкин Михаил Юрьевич
студент, МГЛУ ЕАЛИ, ЕАЛИ9-3-21, РФ, г. Иркутск
Гартунг Стелла Рудольфовна
магистр, МГЛУ ЕАЛИ, РФ, г. Иркутск
Липовицкая Ирина Николаевна
научный руководитель, канд. геогр. наук, Санкт-Петербургский институт гуманитарного образования, РФ, г. Санкт-Петербург

Генеалогическая классификация основана на определении родственных отношений между языками. При этом доказывается общность происхождения родственных языков и демонстрируется их развитие из единого, часто реконструируемого специальными способами, языка, который получает название праязык.

При генеалогической классификации языков, прежде всего, выясняется степень их родственных отношений и связей. Такой подход возможен только при использовании так называемого генетического метода, который, помимо языкознания, применяется также в и ряде естественных наук: зоологии, ботанике, антропологии.

Использование этого метода возможно в том случае, когда какие-то объекты или группы объектов подвергаются постоянным и последовательным изменениям, в результате чего постепенно «отдаляются» друг от друга. Примером подобных изменений может служить эволюция животного или растительного мира. В отдаленное время многие животные имели общего предка, однако в дальнейшем в результате происходивших с различными группами животных изменениями образовались различные виды, порой значительно отличающиеся друг от друга.

Аналогично обстоит дело в лингвистике. Например, древнеиндийское avika и старославянское овьца 'овца' восходят к одному и тому же слову индоевропейского праязыка, облик которого уже второй век успешно восстанавливается учеными. Различия в звуковом воплощении этих слов образовались в результате действия различных фонетических законов в каждом из языков в различные эпохи.

Общая характеристика языков.

Все существующие на сегодняшний день классификации диалектов японского языка, сформулированные японскими диалектологами в разное время, основаны на принципах, заложенных в начале ХХ века знаменитым японским лингвистом Тодзё Мисао. Одной из самых значительных работ ученого считается опубликованная в 1927 году монография «Японский диалектологический атлас» («Дай ниппон хо:гэн тидзу» с приложением «Границы распространения диалектов японского языка», в которой Тодзё Мисао впервые сформулировал свою теорию «разграничения диалектов» («хо:гэн кукакурон»): ученый предполагал, что у японских диалектов существуют границы, «вопреки распространявшейся тогда в Японии теории лингвистической географии, отрицавшей наличие определенных границ, диалектных явлений, а следовательно, и наличие самих диалектов, как определенных языковых систем». У дальнейшем работа «Хо:гэн кукакурон» была признана подавляющим большинством японских лингвистов.

Согласно этой классификации, диалекты японского языка делились «на две группы, включающие в себя многие другие диалекты». К первой группе относятся диалекты основной части Японии – «хондо хо:гэн» («хонго» - основная территория, «хо:гэн» - диалект), ко второй диалектная группа островов архипелага Рюкю, которые классификации Тодзё Мисао стоят отдельно.

Несмотря на появление большого количества других концепций, а также новых подходов к классификации японских диалектов, объясняющихся изменениями в языковой ситуации в Японии в последние годы, классификация Тодзё Мисао не утратила своего значения, продолжая оставаться ориентиром в исследованиях ученых-диалектологов.

В целом, схема расположения диалектов японского языка может быть изображена следующим образом:

1)  Диалекты основной части Японии.

Восточная группа – Хоккайдо, Тохоку, Токай-Тосан, Хатидзё, Канто;

Западная группа – Хокурику, Кинки, Тюгоку, Умпаку, Сикоку;

Южная группа – Хонити, Хитику, Сацугу;

2)  Диалекты острова Рюкю.

Амами-окинавский язык – острова Амами и Окинава

Сакисимский язык – острова Мияко, Яэяма и Йонагуни.

При этом диалекты островов архипелага Рюкю настолько отличаются от всех других известных диалектов Япоонии, что некоторые ученые, например такие как: Чемберлейн и др. предпочитают относить рюкюские диалекты к самостоятельным языкам.

Диалект Окинавы («утина:гути» или «окинаваго») входит в число Рюкюских языков, традиционно распространённых на расположенных в Восточно-Китайском море (между Японией и Тайванем) островах Рюкю.

В древности Рюкю называлось королевство со столицей Сюри (в настоящее время город Наха). Рюкюское королевство было образовано в начале 15 века и являлось отдельным независимым государством, которое имело политические связи с двумя сильными странами-соседями: Японией и Китаем, пока клан Симадзу из Кагосима не захватил его в 1609 году. После «Реставрации Мэйдзи» в 1867 году рюкюское королевство получило статус префектуры Японии и было переименовано в префектуру Окинава (островам был возвращен статус префектуры, после того как американские оккупационные войска оставили Японию в 1972 году). С этого исторического момента рюкюские языки сформировались как независимые. В настоящее время, префектура Окинава, состоящая из большого количества мелких, обособленных островов, характеризуется максимальным сохранением традиционных диалектов, очень значительно отличающихся от литературного языка, а иногда и друг от друга.

Ученый Чемберлейн заметил, что отношения японского и рюкюских языков были схожи с отношениями испанского и итальянского, или французского и итальянского языков. Однако в отличие от этих романских языков, границы между рюкюскими языками были размыты, что позволило им сосуществовать обособленно от других языков и сохранить множество старых слов, уже неупотребляемых в японском языке.

При всем огромном отличии рюкюских языков от литературного японского, существуют некоторые сходства, которые доказывают связанность этих двух языков. Например то, что на окинавском диалекте хаяй «быстрый, ранний» звучит как фэ:сан доказывает связанность литературного и окинавского языков, потому что слог ха преобразовывается в фэ.

Однако в окинавском языке есть и такие преобразования, которые совершаются не по правилам. Например, в слове ки 木 «дерево». По правилам окинавского диалекта в словах, состоящих из одного слога, в слове ки будет удлиняться гласный «и», но согласный звук «к» не преобразовывается в «ч», а произносится как «к». Также, помимо одинаковых звуков, в литературном и окинавском языках существуют схожие по смыслу слова. Так как данные языки были разделены еще в древности, то в окинавском диалекте сохранилось большое количество слов из древнего японского языка.

Система гласных.

Явление преобразования дифтонгов в один длинный гласный звук, является общим для всех японских диалектов, и окинавского в частности, что доказывает родство японского и рюкюских языков

Поэтому, несмотря на то, что в окинавском диалекте отсутствуют звуки «э» и «о», дифтонги «ау» и «ао» преобразуются в длинный звук «о:», слово кау «покупать» трансформируется в ко:, а сао «шест» в со:.

В отличие от литературного японского языка, в окинавском диалекте сорта, состоящие из одного слога или гласного звука, удлиняются. Например, слово ха «зуб» на диалекте окинавы будет звучать ха:, тэ «рука» - ти:, кэ «волосы» - ки: итд. Также удлиняются и последние слоги слов при перечислении при помощи служебной частицы «». Существует 4 вида подобной трансформации.

1)  В данном случае, «а» и «я» трансформируются в один долгий звук «а:» с присоединением падежного показателя «ва». Например: словосочетание сима я «остров ТЕМ», на окинавском диалекте будет звучать как сима:, а записываться как 島は.

2)  Гласный «и» с присоединением служебного слова «я».

В этом случае, «и» и «я» трансформируются в один долгий звук «э:» с присоединением падежного показателя «ва». Например: ами я «дождь», на окинавском диалекте будет звучать как амэ: и записываться 雨は

3)  Гласный «у» с присоединением служебного слова «я».

В данном случае, «у» и «я» трансформируются в один долгий звук «о:» с присоединением падежного показателя «ва». Например: куму я «облака», на окинавском диалекте будет звучать как кумо: и записываться 雲は

4)  Согласный «н» с присоединением служебного слова «я».

В данном случае, «и» и «я» трансформируются в один долгий звук «но:» с присоединением падежного показателя «ва». Например: сансин я «сансин», на окинавском диалекте будет звучат как сансино: и записываться 三線は.

Однако, при присоединении слова, заканчивающимся на слог «фи:» с присоединением частицы «я», в речи никаких изменений не производится и словосочетание будет произноситься также: фи: я.

Также, трансформации на уровне гласных производятся ии в окончаниях непредикативных прилагательных. В отличие от литературного японского языка, в окинавском диалекте окончанием предикативных прилагательных является «сан». Например, прилагательное амаи «сладкий» на окинавском диалекте будет звучать амасан, а кураи «темный» - курасан. Однако в окинавском диалекте осталось много лексики из древнего японского языка и слов исконно окинавского происхождения. Например, слово оой «много», на древнеяпонском языке звучало как охоси, поэтому в окинавском диалекте оно преобразуется в уфуси, а слово оокий «большой», на окинавском диалекте первоначально звучало магисан.

Система согласных.

Некоторые различия между литературным японским языком и окинавским диалектом существуют на уровне согласных.

Например: согласный звук «к» изменяется на «ч», если он стоит в позиции перед гласной «и». Это преобразование отражает связь окинавского диалекта с древним японским языков. Так как первоначально в окинавском диалекте слог «кэ» изменяется на «ки» (по принципу трех гласных), но в силу того что во многих словах практически везде присутствовал слог «ки», и они имели одинаковое звучание, перед гласной «и» его стали заменять согласным «ч». Например, слово «токи» (время) на окинавском диалекте преобразуется в «тучи». Трансформация согласных перед и после гласной «и» называется палатализацией (особенность артикуляции согласного звука, связанная в общем случае с продвижением языка в более переднюю зону). В окинавском диалекте существуют и другие виды палатализации: трансформация согласного «г» в «дз», «т» в «ч» и «д» в «дз». Например, слово куги «гвоздь» на окинавском диалекте будет звучать как кудзи, сита «низ» - сича, а адсида «высокие гэта» - асидзя.

Также, первоначально в окинавском диалекте слог «рэ» преобразовался в «ри», и по правилам палатализации, чтобы избежать аналогичного звучания многих слов, «ри» преобразовывался в «и». Например, слово тори «птица» на окинавском диалекте трансформируется в туи, ари «муравей» в аи, а одори «танец» в удуй. Ко всему прочему, в окинавком диалекте слог «цу» будет произноситься как «ту», в частности слово тацу «стоять» будет преобразовываться в тату.

В окинавском диалекте в слогах с согласными «н» и «м», часто опускаются гласные, и слоги преобразуются в согласный звук «н». Например, слово минато «гавань» на окинавском диалекте будет преобразовываться в ннату, а слово тани «долина» в тан. Кроме этого согласный звук «н» в окинавском диалекте используется для образования третьей формы глаголов, поэтому глагол каку «писать» на окинавском диалекте будет звучать ка ккачун, осу «нажимать» - осун, сину «умирать» - синун и так дажее. В дополнение ко всему, «н» используется и для образования отрицательной формы глаголов, поэтому отрицательные окончания глаголов «наи» литературного японского языка, на окинавском диалекте будут преобразовываться в «н». В частости такие глагол каканаи «не писать» будет преобразовываться в какан, синанай «выжить, не умереть» - санан, а татанаи «не стоять» - татан. Однако форма глагола запрета действия образуется также как и в литературном японском языке, путем присоединения окончание «на» к третьей форме глагола, единственные изменения будут производиться на уровне гласных. Например, глагол какуна «не пиши» на окинавском диалекте будет звучать абсолютно идентично. Однако, глаголы, которые заканчиваются на «ру» и «у» на окинавском диалекте в отрицательной форме будет изменяться следующим образов: торанай «не бери» - туран, вараванай «не смейся» - вараван, а мисэнай «не показывай» - мисиран.

Как уже было сказано выше, окончания завершенной формы непредикативных прилагательных в окинавсом диалекте преобразовываются из «и» в «сан». Однако когда прилагательные выполняют функцию определения слова, их окончания будут вновь претерпевать изменения. В этом случае, окончания будут вновь претерпевать изменения. В этом случае, окончание прилагателього «н» будет трансформироваться в «ру». Например, выражение амай сато: «сладкий сахар», где прилагательное амай выполняет функцию определения, на окинавском диалекте будет звучать как амасару са:та:. Также непредикативные прилагательные в окинавском диалекте с формой на «тэ/дэ» и стоящие в середине предложения, будут изменяться в «ну», например, выражение сато: га амакутэ на диалекте будет звучать как са:та: ну амасану. Прилагательные будут претерпевать те же изменения, если после них стоит связка «нодэ».

Однако непредикативные прилагательные в литературном японском японском языке, которые имеют форму на «ку/сику»Ю в окинавском диалекте, также имеют подобную форму. Рассмотрим слова амаку «сладкий» и хадзукасику «стыдно, стеснительный», в выражения амаку наттэиру «становиться сладким» и хадзукасику омоу «скромно полагаю». На окинавском диалекте они будут иметь идентичную форму: амаку нато:н и хадзукасику умуюн.

Также следует заметить, что указательные местоимения в окинавском диалекте преобразуются по особой схеме:

1)  Предметно-указательные местоимения корэ «это», сорэ, «это, то» и арэ «то», изменяются следующим образом: корэ трансформируется в кури, сорэ в ури, а арэ в ари.

2)  Местоимения-прилагательные коно «этот», соно «этот, тот» и ано «тот», изменяются следующим образом: коно преобразуется в куну, соно в уну, а ано в ану.

 

Список литературы:

1. Алпатов В. М. Теоретическая грамматика японского языка [Текст] / В. М. Алпатов, П. М. Аркадьев, В. И. Подлесская. – М.: Наталис, 2008. – 560 с.

2. Алпатов, В. М. Япония: Язык и общество [Текст] / В. М. Алпатов. – М.: изд-во Муравей, 2003. – 208с.

3. Мейе, А. Сравнительный метод в историческом языкознании [Текст] / пер. с франц. А. В. Дилигенской, под ред. Б. В. Горнунга, М. Н. Петерсона. – М.: Издательство иностранной литературы, 1954. – 104 с.

4. Википедия, свободная Энциклопедия – [Электронный ресурс] // Алтайские языки. https://ru.wikipedia.org/wiki/Алтайские_языки (20.11.2015).