Статья:

РОМАН СОЛА БЕЛЛОУ «МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ»: ОБРАЗ ЧИКАГО И СПОСОБЫ ЕГО СОЗДАНИЯ

Конференция: XXXIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 5. Литературоведение

Выходные данные
Фролова С.С. РОМАН СОЛА БЕЛЛОУ «МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ»: ОБРАЗ ЧИКАГО И СПОСОБЫ ЕГО СОЗДАНИЯ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXXIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(33). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/5(33).pdf (дата обращения: 17.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 12 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

РОМАН СОЛА БЕЛЛОУ «МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ»: ОБРАЗ ЧИКАГО И СПОСОБЫ ЕГО СОЗДАНИЯ

Фролова Сусанна Саидовна
студент факультета филологии и журналистики, ТГУ им. Г.Р. Державина, РФ, г. Тамбов
Платицына Наталья Игоревна
научный руководитель, канд. филол. наук, доц. кафедры русской филологии и журналистики, ТГУ им. Г.Р. Державина, РФ, г. Тамбов

Как известно, город является объектом изучения ряда наук: экономики, социологии, истории, культурологии, филологии, литературоведения и др. Актуальность исследования города обусловлена необходимостью установления различных типов взаимосвязей между человеком и окружающим его пространством.

Отечественная филологическая наука располагает многочисленными работами, в которых город исследуется на материале художественной литературы (см. работы Н.П. Анциферова, Н.Л. Потаниной, М.А. Гололобова, М. К. Бронич, О.О. Механиковой, В.Н. Топорова, Н.А. Рудиковой, Е.Н. Беловой и др.). Изучение города как социокультурного феномена актуально для литературоведов в связи с тем, что внешняя обстановка (интерьер, экстерьер) играет особую роль в формировании характера героя и его жизненных ориентиров. Согласимся с авторитетным мнением профессора Н.Л. Потаниной: «Город – средоточие не только социально-экономической и политической жизни человека, но и его духовных, психических, морально-этических, культурно-художественных устремлений» [3, с. 12].

В системе наук существует множество трактовок определения понятия «город». Одно из них таково: «Город – населённый пункт, достигший определенной людности (критерий которой различен, обычно не менее 2–5 тыс. жителей) и выполняющий преимущественно промышленные, транспортные, торговые, культурные и административно-политические функции» [4, с. 330].

Статья посвящена размышлениям о городе Чикаго, художественно воплощённом в романе американского писателя С. Беллоу (1915–2005) «Между небом и землёй» (“Dangling man”, 1944). Чикаго – это город на севере США, штата Иллинойс с населением в 3 млн. жителей (с пригородами 9,1 млн. жителей) (2000), второй по экономическому значению город США, а также крупнейший транспортный узел страны. Чикаго играет важную роль в литературной жизни Америки – «Энциклопедия Чикаго» выделяет три основных периода развития чикагской литературы, способствовавшие формированию американской литературы [5, URL]:

1.  Складывание «центрального реализма» (“Midland realism”) в работах Хэмлина Гарлэнда, Роберта Геррика, Генри Блэйка Фаллера, Теодора Драйзера и юмористических произведениях Джорджа Эйда, Юджина Филда, Финли Питера Данна. Хронологические рамки периода – с конца XIX вв. по 1910 гг.

2.  Второй период (с 1910 по 1920 гг.) был назван «Чикагским ренессансом» (“Chicago Renaissance”), представляющий собой «расцвет литературной активности в Чикаго» (“flourishing of literary activity in Chicago”). Ключевые фигуры данного периода, Теодор Драйзер, Шервуд Андерсон, Карл Занбург, смогли «реалистично изобразить современную городскую среду, порицая потерю традиционных сельских ценностей во все более промышленно развитом и материалистическом американском обществе» (“realistically depicted the contemporary urban environment, decrying the loss of traditional rural values in the increasingly industrialized and materialistic American society”) [6,URL].

3.  Период написания «романов района» (“neighborhood novels”), «изображающих развитие региона и города в период роста интернационализма, и, как следствие, переосмысленность того, что представляет собой американская идентичность» (“saw a push toward internationalism and a consequent reimagining of what constitutes the American identity”) [7, с. 6]. К ключевым фигурам данного периода относят Джеймса Т. Фаррелла, Ричарда Райта, Нельсона Альгрена, а также раннее творчество Гвендолина Брукса и Сола Беллоу.

Творчество Сола Беллоу неразрывно связано с изображением Чикаго в его романах «Между небом и землей» (1944), «Приключения Оги Марча» (1953), «Герцог» (1964), “TheActual” (1997), “Ravelstein” (2000). Будучи ребенком, Беллоу вместе с семьей переехал в Чикаго, и атмосфера города поразила будущего писателя настолько, что он стал считать себя «прирожденным чикагцем». С течением времени оценка города писателем стала иной – Беллоу все больше ощущает давление города, называя Чикаго «центром брутального материализма» (“that center of brutal materialism”).

Особую роль в исследовании города играет явление урбанизма. О специфике урбанизма в литературе пишет профессор Н.Л. Потанина: «Отражение большого города, высокоразвитой техники и индустрии, городского быта, особенностей психики, порожденных городским укладом, в тематике, образах, стиле» [3, с. 33]. В критической литературе Беллоу называют «спикером урбанизированной Америки» [2, с. 334].

Примечательная черта изображения Чикаго в исследуемом романе «Между небом и землей» – первое знакомство читателей с Чикаго.

Роман был опубликован в 1944 году и посвящён Аните (Гошкин) – первой супруге автора. Предположительно, в основу сюжета положен малоизвестный биографический факт: по причине слабого здоровья С. Беллоу избежал всеобщего военного призыва во время Второй мировой войны, однако позднее попал на службу в торговый флот. Главный герой романа, с которым связаны авторские размышления о свободе, − молодой человек по имени Джозеф, ожидающий призыва в армию, увольняется с работы в туристическом агентстве, проводя свободное время за изучением философии эпохи Просвещения, характеризуя свое времяпрепровождение как «принудительное безделье» [1, с. 9].

В рамках исследования Чикаго стоит выделить следующие компоненты художественного пространства – пространство разомкнутое (экстерьер), пространство замкнутое (интерьер), а также компоненты «климат и метеорологические условия» и «запахи».

Под экстерьером понимается «внешнее, разомкнутое городское пространство»: улицы, кварталы, трассы. Внешнее пространство героя узкое, предельно определенное: «Но выйду – недалеко уйду. Средний радиус – три квартала <…>Но иногда пускаюсь и в дальние путешествия: в прачечную, в парикмахерскую, в магазин за конвертами, или еще дальше – платить по счетам по поручению Айвы, или, уже ее ведома, к Китти Домлер. Плюс еще обязательные семейные визиты» [1, с. 11]. Внутреннее одиночество героя усугубляется и изображением внешнего пространства: «Захлопываю книгу. Она пустынна как улица» [1, с. 11]. Глядя на мрачные пейзажи Чикагских окраин, герой Беллоу проводит интересную параллель о взаимосвязи внешнего облика города и внутренним состоянием его жителей. Урбанизированный облик города делает его безжизненным, в читательском сознании город предстает в черно-белой гамме: «Прямо подо мной – нищая толчея домов, складов, щитов, кульвертов, тупое сверкание световых реклам, машины – припаркованные, снующие, и редко где – черный чертеж дерева. <…> Сомнений быть не может – эти щиты, улицы, трассы, уродские, слепые, связаны с внутренней жизнью» [1, с. 24].

Специфика изображения урбанизированного города включает в себя не только изображение машин и высокоразвитой техники, но и изображение безликой толпы в жерле бездушного механизма мегаполиса: «Тысячи покупателей перемалываются магазинами, улицами, среди дымчато-красных фасадов, под вой колядок» [1, с. 31]. Изображение улиц и кварталов предстает в авторском сознании как нечто холодное, пустынное, мрачное, враждебное: «Наши зашторенные жаркие окна проштамповывали двумя оранжевыми прямоугольными клеймами тепла и уюта тьму, ливень, зябнущие деревья, ледяную улицу» [1, с. 109]. «Бесприродная, искусственно сверхочеловеченная мертвечина» – так один из героев описывает пейзаж Нью-Йорка. Джозеф не удивлен – атмосфера больших городов везде одинакова: «Титаны прошлого века, кстати, ополчились на свои Ливерпули и Лондоны, Лилли и Гамбурги не хуже, чем мы на свои Детроиты и Чикаго» [1, с. 25-26]. Скука, безжизненность, холодность, суровость Чикагских пейзажей – главные источники передачи эмоционально-психологического состояния героя: разрыв связей с окружающим миром, ощущение одиночества, давления большого города.

Особую роль в формировании повествования героя играет субстрат интерьера. Под интерьером понимается «описание замкнутого пространства» [3, с. 82]. Большую часть своего времени Джозеф проводит дома, в романе дом выступает как ключевой объект интерьерного пространства: «Десять часов в сутки я торчу один на один с собой в четырех стенах своей меблирашки. Для заведений такого жанра это еще ничего, хотя, конечно, присутствует стандартный набор прелестей: кухонные ароматы, тараканы, специфические жильцы» [1, с. 6]. «Меблирашка» Джозефа ярко контрастирует с интерьером дома Серватиусов во время вечеринки – пример контраста городской нищеты и роскоши: «Светлая модная мебель в шведском стиле, бурый ковер, репродукции Шагала и Гриса, свисающая с камина лоза, чаша с кохасским пуншем» [1, с. 44]. Ярко контрастные интерьеры Чикаго воплощают собой специфику жизни в мегаполисе.

Еще один не менее важный компонент художественного пространства города – климат и метеорологические условия. Метеорологические условия романа напрямую связаны со временем действия произведения. События дневника продолжаются с декабря 1942 года по апрель 1943 года. Зима в Чикаго описывается при помощи нескольких основных погодных условий – мороз, ветер, дождь, туман. Улицы Чикаго холодны и невзрачны: «На улице хозяйничал острый ветер. Солнце, низкое, ободранное шершавыми тучами, нарумянивало кирпичи и окна. Улицу продуло насухо (вчера шел дождь), и она выступала в одной из своих зимних ипостасей – мятая, в жидких снеговых пейсах, почти пустая» [1, с. 44]. Туман выступает как одно из самых частых проявлений погодных условий в романе. Возможно, в повествовании автора туман выступает как символ неопределенности будущего героя, его неуверенности в себе и мире: «А век, глядишь, будет совсем обреченный. Но … может, все это ерунда? Туман растаял, сгустился, растаял на оконном стекле» [1, с. 25]. К финалуромана герой принимает непростое решение добровольно вступить в ряды армии, состояние неопределенности и неуверенности в начале произведения сменятся твердостью и непоколебимостью принятого решения. Так, холодные промозглые зимние пейзажи в начале романа сменяются изображением тепла и расцвета природы: запись от 15 марта «В воскресенье было тепло, пахнуло весной», запись от 25 марта «В верхнем свете качали пушистыми головами ясные облака. <…> Ожили и сами деревья» [1, с. 282].

Последний компонент художественного пространства, подвергшийся анализу, – запахи. Запахи в исследуемом романе воссоздают картину гастрономической жизни города: «Поесть пошел далеко, аж на Шестьдесят третью, ел за белой стойкой, среди запахов жарящейся рыбы» [1, с. 123]. «Из кухни плыл запах кофе» [1, с. 226].

Таким образом, Чикаго в романе «Между небом и землей» – один из крупнейших центров Америки, свидетельствующий о кризисе урбанизма. Урбанизированный облик города делает его безжизненным, в читательском сознании город предстает в черно-белой гамме. Изображение толпы «перемалывающейся магазинами, улицами» усугубляет образ Чикаго как безжизненного, бесчеловечного мегаполиса. Внутреннее одиночество героя, а также специфика эпохи (событий Второй Мировой войны)становится отражением внешнего пространства: пустынные улицы, мрачные пейзажи. Эмоциональные ощущения героя напрямую связаны с ощущением давления большого города. Яркий контраст городской нищеты и роскоши представлен на примере тесной квартиры Джозефа и яркой обстановкой дома Серватиусов. Метеорологические условия также становятся ярким отражением психического состояния героя. В финале романа герой принимает непростое решение добровольно вступить в ряды армии, состояние неопределенности и неуверенности в начале произведения сменятся твердостью и непоколебимостью принятого решения. Так, холодные промозглые зимние пейзажи в начале романа сменяются изображением тепла и расцвета природы. Компонент «запахи» воссоздают картину гастрономической жизни города.

 

Список литературы:

1. Беллоу С. Между небом и землёй. – М.: АСТ, 2011. – 223 с.

2. Денисова Т.Н. Литература и общественное сознание Запада: сб. науч. трудов / Т.Н. Денисова. – Киев: Наукова Думка, 1990. – С. 176–195.

3. Потанина Н.Л., Гололобов М.А. Париж в художественном сознании Эмиля Золя. Проблема городского текста: монография / Н.Л. Потанина, М.А. Гололобов. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2011. – 156 с.

4. Советский энциклопедический словарь / под ред. А.Н. Прохорова, – М. 1981. – 1599 с.

5. Encyclopedia of Chicago. URL: http://www.encyclopedia.chicagohistory.org (Дата обращения: 2.04.2016).

6. Encyclopedia Britannica. URL: http://global.britannica.com (Дата обращения: 2.04.2016).

7. Zaleski M. Neighborhood novels in American literature, 2014. 220 с.