Статья:

ОБРАЗ НЕИЗВЕСТНОГО: ТРАКТОВКА ЛИКА САТАНЫ В МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Конференция: XXXIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 5. Литературоведение

Выходные данные
Шныптева К.А. ОБРАЗ НЕИЗВЕСТНОГО: ТРАКТОВКА ЛИКА САТАНЫ В МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXXIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(33). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/5(33).pdf (дата обращения: 18.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 10 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ОБРАЗ НЕИЗВЕСТНОГО: ТРАКТОВКА ЛИКА САТАНЫ В МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Шныптева Ксения Андреевна
студент филологического факультета направления «Журналистика» Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского, РФ, г. Брянск
Видющенко Светлана Ивановна
научный руководитель, доц. Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского, РФ, г. Брянск

У истоков литературного процесса стояли многие проблемы общества, в том числе и проблемы философские, которые выражались в попытках решить вечные вопросы о смысле человеческого существования, о существовании Судьбы, о добре и зле. Изначально эти аспекты изучала церковная литература, связанная с учениями той или иной религии. Чтобы объяснить людям, что есть добро, а что есть зло и как следует поступать в той или иной жизненной ситуации, христианская религия прибегла к созданию Образа Добра (Бог) и Образа Зла (Сатана). В результате вокруг них стали выстраиваться своебразные миры –полюса (Рай и Ад), между которыми находился мир людей вообще и каждый человек в отдельности как одинокое существо, идущее по своему Пути. Кроме этого, позже католическое вероучение выделило чистилище – место, где души людей, умерших с Богом, очищаются от грехов, чтобы попасть в Рай.

Со временем Рай и Ад стали «обрастать», наполняться понятиями и образами существ, их населявшими.

Стоит отметить, что категории добра и зла – это не конкретные понятия. Алистер Кроули в своей книге «Гоэтия» дает следующее определение Зла: «Зло есть «экстернализация» и «объективация» чего-то страшного, ужасного, или иного… Тем не менее, все эти образы лишены самостоятельного смысла. Зло, как и другие идеи, существует, постольку, поскольку мы существуем, как люди. Природа не знает Зла, ни Добра, ни определяющего эти вещи Закона. Это – творения человеческого разума, «объяснения» которые помогают нам утихомирить «ужасы ночи». Таким образом, природа зла – это человеческий ум» [5].

Больше всего людьми написано про Бога и его обитель, про жителей рая и про соприкосновение человека с ними. Но чаще всего это взаимодействие выражается в виде желания, потому что люди стремятся к добру, а плохое стараются забывать. Человечество учит заповеди, молится, кается в грехах, читает и перечитывает Священные книги, потому что чаще всего боится того, что его ждет после смерти. Этот страх рожден неизвестностью. А неизвестность – это неспособность разума опереться на что-либо, это нечто. Значит, для многих людей неизвестность – это Зло. Отсюда и происходит страх перед смертью и ожидание чего-то ужасного после ее наступления. В итоге, можно прийти к выводу, что люди стали разрабатывать идею Ада из-за страха, пытаясь неизвестное сделать известным. Чтобы еще конкретнее сформировать образ Ада, живущие на Земле придумали образ Сатаны (Он же Сатаниель, Люцифер, Мефистофель).

А.В. Амфитеатров в «Классической демонологии» дает следующее определение: «Дьявол – первый виновник греха и родоначальник всех зол» [1] «Сатана – неутомимый устроитель всех бед и несчастий человечества: войн, болезней, голодовок, катастроф всякого рода, смутитель и отравитель частной жизни, профессиональный мучитель людей» [1].

Эти определения примерно схожи между собой и весьма однообразны. Некоторые вполне могли бы довольствоваться ими. Но человек так устроен, что не переставая задает вопросы об устройстве мира. И, естественно, со временем людей стала беспокоить неприкосновенность Рая и Ада, Бога и Сатаны. Особенно это тревожило людей творческих, неординарно мыслящих.

Поэтому, чтобы понять смысл, познать все Законы, по которым строится Бытие, поэты и писатели в разное время создавали разные описания Рая, Ада, Бога и Сатаны.

В данной статье мы обратимся к образу Сатаны как некоей отрицательной константы жизни человечества.

Конечно же, первый памятник литературы, в которых был изображен этот герой – Библия. Она определяет Сатану, как «ангельское существо, которое потеряло свое положение на небесах из-за греха и сейчас находится в диаметральной оппозиции Богу, делая все возможное, чтобы расстроить Божественные планы человечества.

Сатана был создан святым ангелом. В Исаии 14:12 упоминается имя, которое Сатана носил до своего падения: Люцифер (латынь, соответствует «свет несущий»). Иезекииля 28:12-14 описывает Сатану херувимом, который, вероятно, был наивысшим созданным ангелом. Он стал самонадеянным в своей красоте, в статусе, и захотел сесть на троне выше Бога (Исаии 14:13-14; Иезекииля 28:15; 1 Тимофею 3:6). Гордость сатаны привела к его падению. Обратим внимание на многочисленные личностные утверждения в Исаии 14:12-15: «взойду … вознесу … сяду … буду подобен …» Через его грех Бог изгнал Сатану с небес.

Сатана стал правителем мира, функционирующего отдельно от Бога, и князем, господствующим в воздухе (Иоанна 12:31; 2 Коринфянам 4:4; Ефесянам 2:2). Сатана – единственный источник всех фальшивых культов и религий мира. Сатана будет делать все возможное, чтобы противиться Богу и тем, кто следует за Ним. Тем не менее его судьба предопределена – вечность в озере огненном (Откровение 20:10)» [6].

Такое определение Сатаны, как вселенского зла существовало на протяжении долгого времени. Особенно ярко это представлено в философии Средних веков.

Это понятие зла сыграло одну из главных ролей в «Божественной комедии» Данте Алигьери.

В предисловии к произведению К.Н. Державин говорит о социальной значимости «Божественной комедии»: «Масштабами своего поэтического содержания и широтой отражения в нем явлений действительной жизни, исторических преданий, политической борьбы современности и культурных традиций поэма действительно представляет собой творческое обобщение той многовековой стадии развития человечества, которая была охвачена взором итальянского поэта во всей своей целостности в преддверии новой исторической эпохи» [4]. Но ценность поэмы не только в этом. В «Божественной комедии» заключена мысль о том, что земная жизнь – это и есть Ад. И главный герой поэмы его увидел.

В последней, 34 песне Ада «Божественной комедии», описывается ледяное озеро Коцит, в которое вмерз Люцифер. Неудивительно, что Ад заканчивается льдами. Этот смертельный холод – символ полного отсутствия чувств и страстей, при котором можно вершить такие страшные преступления, например, предательство благодетелей:

 

Мучительной державы властелин

Грудь изо льда вздымал наполовину;

И мне по росту ближе исполин,

 

Чем руки Люцифера исполину;

По этой части ты бы сам расчел,

Каков он весь, ушедший телом в льдину.

 

О, если вежды он к Творцу возвел

И был так дивен, как теперь ужасен,

Он, истинно, первопричина зол!

 

И я от изумленья стал безгласен,

Когда увидел три лица на нем;

Одно – над грудью; цвет его был красен;

 

А над одним и над другим плечом

Два смежных с этим в стороны грозило,

Смыкаясь на затылке под хохлом.

 

Лицо направо – бело-желтым было;

Окраска же у левого была,

Как у пришедших с водопадов Нила.

 

Росло под каждым два больших крыла,

Как должно птице, столь великой в мире;

Таких ветрил и мачта не несла [4].

В трех пастях Люцифера казнятся те, чей грех, по мысли Данте, ужаснее всех остальных: предатели величества божеского (Иуда) и величества человеческого (Брут и Кассий), то есть тех двух властей, которые, согласно его доктрине, должны совместно (в лице первосвященника и в лице императора) вести человечество к блаженству вечному и к блаженству земному.

Это картина того, как страдают души тех, кто предал, но еще способен ходить по земле. У этих людей душа еще жива и находится в них самих, только испытывает такие муки, как будто ее грызут и рвут на части. Но это все происходит только тогда, когда человек осознает свое предательство. Если человек не осознал предательства, то душа его умирает и попадает в то самое озеро, в которое вмерз Люцифер.

Свою трактовку образ Сатаны имеет в бессмертной философской драме Гете «Фауст», где он назван Мефистофелем и воплощает в себе идеи разрушения, сомнения, отрицания. Созданию такого образа способствовала идея «Бури и натиска», которая выражала жажду перемен в жизни общества и внутри каждого отдельного человека. И Мефистофель – это образ, который выступает в роли катализатора, заставляющего Фауста – человека, желающего перемен, не останавливаться на достигнутом, неустанно двигаться вперед, развиваться. Самая знаменитая фраза Мефистофеля:

Часть вечной силы я,

Всегда желавшей зла, творившей лишь благое …

Я отрицаю все, и в этом суть моя … [3].

В этой фразе заключен большой философский смысл, который говорит о значимости разрушения. То есть Мефистофель, желая зла, напрямую говорит людям, кто они есть, говорит природе, что она не властна над ним, превращаясь в животных и меняя все вокруг. Тем самым заставляет людей задуматься над своими недостатками, а природе разрушиться и возродиться снова, то есть тоже совершить превращение. Мефистофель заставляет Фауста думать, бороться, а, следовательно, жить. Суть Мефистофеля можно выразить законом отрицания отрицания – новое всегда отрицает старое, но это новое постепенно само устаревает и, в свою очередь, отрицается более новым. В диалектике «отрицание» – это уничтожение старого, за счет превращения его в новое. А новое – это, как правило, развитие, движение вперед, преодоление трудностей. Значит, зло, которое отрицает и разрушает старое, становится причиной и прародительницей добра. А, значит, образ Мефистофеля перестает быть столь мрачным и устрашающим.

Как и многие другие литературные образы, образ Сатаны прошел свой путь развития и в XX столетии нашел яркую реализацию в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Сатана, назвавшись Воландом, приходит на землю, чтобы провести эксперимент над человечеством и представить это в виде представления в театре Варьете. Воланд и его свита разоблачают пороки московского общества: жадность, зависть, тщеславие. Но они даже не сколько разоблачают, сколько наблюдают, как изменились люди спустя века. Результаты Воланда разочаровывают. Он сталкивает две живые и первородные души – Мастера и Маргариту, дает им Путь и возможность любить. И этот опыт, как и много веков назад, срабатывает. Любящие вечной любовью Мастер и Маргарита возвышаются над другими людьми, возвращают себе души и развивают их. Путь Маргариты и Мастера был недолог: он длился столько же, сколько и эксперимент Воланда. Понтий Пилат был прощен, потому что отбыл свое наказание и смог идти дальше и развиваться.

Слова Мастера: «Свободен! Свободен! Он ждет тебя!» [2, c. 718] – выражение всей сути души каждого человека. Каждый человек рожден свободным, и Воланд (Сатана) ждет каждого, чтобы дать то, в чем больше всего человек нуждается. В этом выражается справедливость Воланда, потому что он видит душу каждого насквозь. Но возникает вопрос: сможет ли человек распорядиться этим даром грамотно?

Мастеру и Маргарите Воланд даровал покой. Покоя нет на земле, покоя нет нигде, кроме как в глубине знающей и мудрой души. Воланд не даровал покой в чистом виде. Он всего лишь дал направление мыслей, несколько идей, искру чувств, а все остальное две любящие души сохранили и создали сами. Покой они получили, потому что когда пришло время отвечать на вечные вопросы, Мастер и Маргарита словами и поступками ответили на них правильно.

Из данного анализа следует, что Сатана в лице Воланда представлен как воплощение и зла и добра в одном лице. Воланд не разделял свои поступки на добрые и злые. Их таковыми сделали люди, не сумев распорядится правильно его дарами и не поняв его слов и поступков.

Проанализировав данные произведения, мы приходим к выводу, что образ Сатаны в мировой литературе весьма неоднозначен. Его нельзя конкретно отнести к категории зла или добра, как и нельзя разделить жизнь человека только на плохое и хорошее. Каждый свободен и способен сам решать, что для него благо, а что порок, волен выбирать свой путь, а некое Существо исполнит закон, согласно поступкам человеческим.

Из нашего анализа нам ясным представляется и тот факт, что и Люцифер, и Мефистофель, и Воланд – это не только множество имен, но и единый образ Неивестного, который истинно мудр и бесконечно одинок.

 

Список литературы:

1. Амфитеатров А.В. Классическая демонология. – UPL: http: //fanread.ru/book/6350541/ (Дата обращения: 28.04.2016).

2. Булгаков. М.А. Мастер и Маргарита. – Москва, 1984г. – С.745.

3. Гете И.В. Фауст (пер.Н.Холодковский). – UPL: http://lib.ru/POEZIQ/GETE/faust_holod.txt (Дата обращения: 28.04.2016).

4. Данте Алигьери. Божественная комедия. – UPL: http://lib.ru/POEZIQ/DANTE/comedy.txt (Дата обращения: 28.04.2016).

5. Дюкетт Л.М., К.Хайятт. Иллюстрированная Гоэтия Алистера Кроули. – Москва, 2009 E.V. – С. 215 – UPL: http://oto-hr.narod.ru/Goetia_01.pdf (Дата обращения: 28.04.2016).

6. https://www.bibleonline.ru/qa/217-satan (Дата обращения: 28.04.2016).