Статья:

О СПЕЦИФИКЕ КОНЦЕПТОСФЕРЫ КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ

Конференция: XXXV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: 3. Культурология

Выходные данные
Тлежанова Д.М. О СПЕЦИФИКЕ КОНЦЕПТОСФЕРЫ КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(34). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/6(34).pdf (дата обращения: 15.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

О СПЕЦИФИКЕ КОНЦЕПТОСФЕРЫ КАЗАХСКОГО ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ

Тлежанова Динара Мейрхановна
студент университета имени Сулеймана Демиреля, Республика Казахстан, г.Каскелен
Ахметжанова Зауреш Канашовна
научный руководитель, д-р филол. наук, проф. университета Сулеймана Демиреля, Республика Казахстан, г. Каскелен

Основываясь на определении языка как «мощного общественного орудия, формирующего людской поток в этнос, образующий нацию через хранение и передачу культуры, традиций, общественного самосознания данного речевого коллектива» [1], объектом исследования в нашей работе мы избрали концепты. Под концептами мы, вслед за М.В.Пименовой, понимаем «некое представление о фрагменте мира или части такого фрагмента, имеющее сложную структуру, выраженную разными группами признаков, реализуемых разнообразными языковыми способами и средствами. Концептуальный признак объективируется в закрепленной свободной формах сочетаний соответствующих языковых единиц – репрезентантов концепта. Концепт отражает категориальные ценностные характеристики знаний о некоторых фрагментах мира. В структуре концепта отображаются признаки, функционально значимые для соответствующей культуры. Полное описание того или иного концепта, значимого для определенной культуры, возможно только при исследовании наиболее полного набора средств его выражения»[2].

Для нашего исследования крайне важным является определение концепта как «условно-ментальной единицы», данное Г.Г.Слышкиным [3] и выделение В.И.Карасиком в концепте трех составляющих: понятийной, образно-ассоциативной и ценностной [4].

Как отмечают исследователи, в структурно-содержательном отношении концепты неоднородны, что проявляется в разном соотношении составляющих частей концептов, в степени четкой оформленности-размытости понятийной составляющей, в узости-широте образно-ассоциативной составляющей и т.д.

В работе используется понятие и термин концептосфера.

Термин «концептосфера» был введен в российской науке академиком Д.С.Лихачевым. «Концептосфера народа шире семантической сферы, представленной значениями слов языка. И концепты, и соответственно концептосфера – сущности ментальные (мыслительные), ненаблюдаемые. Современные научные данные убедительно подтверждают реальность мышления, не опирающегося на слова (невербального мышления)» [5]. Таким образом, концептосфера – это упорядоченная совокупность концептов народа нации, информационная база мышления.

В понятие концептосферы мы вводим уточнение: это совокупность взаимосвязанных концептов, т.е. ядерные концепты как бы пронизывают множество концептов низшего уровня.

В силу того, что концептосфера казахской лингвокультуры не подвергалась системному исследованию, мы вынуждены были решить ряд задач практического характера. Первая задача – определить круг концептов, значимых для казахского менталитета. Эмпирически был соствлен список из 40 слов, обозначающих значимые для казахской культуры понятия: адам, әйел/ер, сөз/тіл, үлкен/кіші, бай/кедей, адамгершілік, әділеттілік, намыс, қанағат, ұрпақ, ағайын, бауырмалдық, қонақ, дастарқан, домбыра, жылқы, тағдыр, бақыт, сабырлық, білім, өнер, ақын, өлең, өмір, ажал, төр, шаңырақ, бесік, дала, ру, азамат, арам/адал, көңіл, атамекен, келін, ұл, босаға, ана тілі, «ақ» - сүт тағамдары, ауыл. Далее мы привлекли около 50 информантов, представляющих элитарный тип языковой личности (высокий уровень знания языка и культуры, фольклора, художественной литературы), на основании их экспертизы мы вывели 20 базовых концептов, результаты анализа материалов по 13 концептам из них мы представляем в данной статье.

Вторая задача – обозначить узловые моменты сбора и анализа исследовательского материала. Помня положение о том, что степень объективности и глубина проникновения в суть концепта зависит от полноты фактических данных, извлеченных из разных источников, мы постарались максимально использовать данные разных словарей, прежде всего новейшего 15-томного словаря казахского литературного языка, казахско-русского фразеологического словаря с этнолингвистическими пояснениями А.Кайдара «Тысяча метких и образных выражений», толкового словаря казахских пословиц и поговорок «Халық даналығы» А.Кайдара, материалы исследовательских работ крупнейших этнокультурологов, лингвокультурологов, тексты художественных произведений, публицистические тексты. С целью определения степени сформированности концептов в языковом сознании современных носителей казахского языка и культуры и выявления изменений в понятийной, образно-ассоциативной и ценностной составляющих концептов нами были проведены серии ассоциативных экспериментов с информантами, в роли которых выступали разные в социальном и демографическом отношениях группы студентов, научных работников, преподавателей, предпринимателей.

Проведенное нами исследование дает возможность указать на несколько моментов, специфически характеризующих казахскую национальную концептосферу.

Казахская концептосфера акцентирует внимание на Человеке и на социальных связах человека, поэтому мы можем сказать, что доминантными для казаха являются вопросы «Кто ты?», «Каково твое место в этом обществе, в этом мире?», «Как ты связан с другими людьми, с обществом?».

Концепт «Адам», будучи главным концептом, в своей понятийной части акцентирует внимание на факторах, которые формируют полноценного человека: воспитание, труд и знания. Понятие полноценного человека включает три компонента: ақыл (рациональное) + жүрек (эмоциональное) + қайрат (отвага, внутренняя сила, помогающая человеку преодолевать трудности).

Человек, в котором есть гармония разумно-рационального и эмоционально-чувственного, подкрепленная отвагой, внутренней силой – таков этнико-культурный идеал человека в казахской лингвокультуре.

Человек – часть социума, поэтому многие качества человека должны служить во благо не только самого человека, но и во благо всего социума.

Социум предъявляет определенные требования к человеку, в силу чего человек в казахской лингвокультуре редко именуется нейтрально, чаще всего он оценивается по степени соответствия/несоответствия нормативным требованиям социума. В результате в большинстве фразеологизмов и паремий, основанных на концепте «адам», присутствует либо положительная, либо отрицательная оценка, т.е. концепт «адам» сопрягается с концептами «жамандық» - «жақсылық».

В казахской лингвокультуре укоренено представление о том, что человеком руководит ақыл (ум, способность мыслить), причем актуализируется следующее:

·     ум контролирует чувства, это позволяет человеку избежать искушений;

·     ум в сочетании со знаниями являются основой успеха:

·     человек, обладающий умом, вправе давать советы другим людям, учить их принимать правильные решения, правильно воспринимать, адекватно реагировать.

Одним из наиболее ярких появлений специфики менталитета казахов выступают концепты «Туыстық», «Ағайын» в котором сконцентрированы философские, экономические, поведенческие, ритуальные мотивы и нормы человеческого общения в сфере родственных отношений.

В системе родственных связей каждый человек занимает конкретное место с подобающими правами и обязательствами, в целом эта система помогает человеку выжить, придает чувство защищенности.

Благодаря четко определенным и отлаженным связам в сфере родственных отношений человек до конца жизни чусвствует себя востребованным, нужным, поддерживая полноценное межличностное общение с близкими людьми разных поколений, благодаря чему сохраняется интерес к жизни , психическое и физическое здоровье.

Социальный характер концептосферы казахской лингвокультуры проявляется и в том, что существовал и существует до настоящего времени четко отработанный этикет поведения, особенно это касается норм поведения в сфере родственных отношений: нормы взаимодействия между старшими и младшими родственниками, между дальними и близкими родственниками, между мужем и женой, между родителями и детьми, между представителями разных поколений.

Наиболее важную часть языковой картины мира составляют так называемые ядерные концепты, обозначающие высшие ценности этноса либо ориентиры, определяющие поведения людей – концепты «намыс», «қанағат». Интерес представляет то, что оба концепта являются «переживаемыми», т.е. в сознании человека они формируются по мере накопления жизненного опыта и багажа знаний. Например, концепт «қанағат» в своей понятийной части формируется примерно к середине жизни человека, когда человек способен удовлетворить элементарные жизненные потребности и у него возникает желание и возможность остановиться и задуматься над духовными потребностями. «Намыс», в отличие от «Қанағат», ближе к эмоциональным концептам, т.е. его образно-ассоциативная часть широкая.

Концепты «қонақжайлылық», «дастарқан» занимают более низкую ступень в национальной концептосфере в сравнении с «Адам», «Намыс» и «Қанағат», однако и они отражают социальные связи казахов. Оба концепта имеют четко выраженный визуальный образ, но понятийная составляющая переросла этот образ и поднялась до уровня национального символа. концепты «қонақжайлылық», «дастарқан» интересны тем, что сохранили свою понятийную часть неизменной.

 

Список литературы:
1. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. – М.: «Слово», 2000. – С.15.
2. Пименова М.В. Введение в когнитивную лингвистику.-Вып. 4.-Кемерово: Наука, 2004. – С.10.
3. Слышкин Г.Г. Концептологический анализ институционального дискурса. – М.: «Школа», 2001. – С.34.
4. Карасик В.Г. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – М.: Гнозис, 2004. – С.127.
5. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка. – Т.3, №1. – М.: Известия РАН. Серия литературы и языка, 1993. С. 163.