Статья:

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ НЕАЛКОГОЛЬНОЙ ЖИРОВОЙ БОЛЕЗНИ ПЕЧЕНИ У БОЛЬНЫХ МЕТАБОЛИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

Конференция: XIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: естественные и медицинские науки»

Секция: 4. Медицинские науки

Выходные данные
Манонина М.Б. РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ НЕАЛКОГОЛЬНОЙ ЖИРОВОЙ БОЛЕЗНИ ПЕЧЕНИ У БОЛЬНЫХ МЕТАБОЛИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ // Молодежный научный форум: Естественные и медицинские науки: электр. сб. ст. по мат. XIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(14). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_nature/7(14).pdf (дата обращения: 25.02.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ НЕАЛКОГОЛЬНОЙ ЖИРОВОЙ БОЛЕЗНИ ПЕЧЕНИ У БОЛЬНЫХ МЕТАБОЛИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

Манонина Маргарита Борисовна
студент Хакасского государственного университета, РФ, Республика Хакасия, г. Абакан
Иванова Светлана Николаевна
научный руководитель, доц. кафедры общепрофессиональных дисциплин Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, РФ, Республика Хакасия, г. Абакан

 

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) развивается при заболеваниях различной этиологии, объединяемых общим патоморфологическим феноменом: жировой инфильтрацией паренхимы печени с присоединением асептического воспаления и последующим фиброгенезом [1, с. 46]. Ожирение – наиболее значимый фактор, связанный с неалкогольной жировой болезнью печени. По мнению некоторых авторов, тесная связь НАЖБП с избыточной массой тела дает основание рассматривать это заболевание как печеночный компонент метаболического синдрома (МС). Среди лиц с ожирением распространенность НАЖБП выше, чем в общей популяции, и составляет 75—93 %. Среди больных сахарным диабетом (СД) 2 типа НАЖБП выявляется у 50—75 % пациентов. Распространенность стеатоза печени у жителей экономически развитых стран мира составляет в среднем 20—35 %. Ряд исследований, которые проведены в Италии и Японии, показали, что встречаемость жировой дистрофии печени колеблется от 3 до 58 % [2, с. 1742]. Существуют предикторы, позволяющие предположить высокий риск прогрессирования НАЖБП с развитием стеатогепатита и фиброза. К ним относятся: женский пол, индекс массы тела (ИМТ) более 28 кг/м2, увеличение активности аланинаминотрансферазы (АЛТ) в 2 раза и более, уровень триглицеридов (ТГ) более 1,7 ммоль/л, наличие артериальной гипертензии (АГ), СД 2 типа. Наличие более двух предикторов свидетельствует о высоком риске развития фиброза печени [3, с. 132]. Диагноз НАЖБП устанавливается на основании учета комплекса клинико-лабораторных данных и результатов методов визуализации (ультразвукового исследования, компьютерной томографии (КТ), магнитно-резонансной томографии). В ряде исследований показано, что выраженность снижения плотности печени по данным КТ соответствует выраженности жировой инфильтрации печени [4, с. 16].

Получены факты, свидетельствующие о явлении популяционного диморфизма метаболического синдрома среди жителей Республики Хакасия. Исследования особенностей НАЖБП среди коренных (хакасы) и пришлых жителей Республики Хакасия ранее не проводились.

Цель данного исследования: оценить частоту встречаемости и выраженности признаков НАЖБП по данным компьютерной томографии у коренных и пришлых жителей Республики Хакасия, больных метаболическим синдромом.

Материалы и методы исследования. В исследование было включено 62 пациента с МС, а так же 60 пациентов, относящихся к группе контроля. Исследуемые группы были разделены на коренное и пришлое население. К группе коренного населения относились хакасы (монголоиды), у которых в трех предшествующих поколениях не было смешанных браков, а к пришлым — люди других национальностей (европеоиды), проживающие на территории Хакасии не менее 5 лет подряд.

Критериями включения в исследование пациентов с метаболическим синдромом явились: возраст от 25 до 65 лет; окружность талии у мужчин 94 см и более, у женщин 80 см и более; наличие 2 и более компонентов из нижеперечисленных: систолическое артериальное давление (САД) ³130 мм рт. ст. и / или диастолическое артериальное давление (ДАД) ³ 85 мм рт. ст.; гипертриглицеридемия, при концентрации триглицеридов (ТГ) > 1,7 ммоль/л; низкий уровень ХС ЛПВП < 1 ммоль/л для мужчин и 1,3 ммоль/л для женщин; повышение уровня холестерина ЛПНП (>3,0 ммоль/л); гипергликемия, если уровень глюкозы в плазме крови натощак ³ 5,6 ммоль/л; согласие пациента принимать участие в исследовании. Критериями включения в исследование пациентов контрольной группы: отсутствие висцерального ожирения; отсутствие сердечно-сосудистых и эндокринных заболеваний. Критериями исключения для обеих групп исследования являлись: наличие тяжелых соматических, онкологических, гематологических, эндогенных психические заболеваний; отсутствие согласия принимать участие в исследовании.

Группу с МС составили 49 (79 %) женщин, и 13 (21 %) мужчин, средний возраст пациентов данной группы составил 57,5 (53,0—61,0) лет. Группа контроля представлена 54 (90 %) женщинами и 6 (10 %) мужчинами, средний возраст — 44,00 (36,0—49,0) лет. У всех исследуемых измерялись антропометрические (ИМТ, ОТ, ОТ/ОБ), биохимические (глюкоза крови, ЛПВП, ЛПНП, ТГ, СРБ) показатели, а так же определялись данные компьютерной томографии (площадь висцеральной жировой ткани (ВЖТ), краниокаудальный размер печени (ККР), переднезадний размер печени (ПЗР), объем паренхимы печени, плотность печени до контрастного усиления (КУ)/после КУ).

Статистическая обработка проводилась в пакете прикладных программ Statistica 8.0. Применялись непараметрические методы. Данные представлены в виде медианы (Me) и интерквартильного размаха (25-й и 75-й процентили). Достоверность различий оценивали по критерию Манна-Уитни. Взаимосвязь между признаками оценивалась методом ранговой корреляции по Спирмену. Число мужчин в исследуемых группах значительно меньше, чем число женщин, поэтому сравнительный анализ проводился только между показателями женщин.

Результаты. Индекс массы тела (ИМТ), характеризующий наличие ожирения в основной группе с МС составил 33,8 (30,9—37,8) и был статистически значимо (р<0,001) выше, чем в контрольной группе (24,3 (21,3—27,3)). Показатели, характеризующие висцеральное ожирение (объем талии (ОТ) и отношение объема талии к объему бедер (ОТ/ОБ)) в группе с МС были в 1,5 раза выше (110,0 (103,0—118,0) и 0,96 (0,91—1,01), соответственно), чем у пациентов контрольной группы (75,5 (71,0—86,0) и 0,81 (0,77—0,87), соответственно). Отличия по анализируемым показателям ОТ и ОТ/ОБ были статистически значимыми (р<0,001). Площадь висцеральной жировой ткани по данным КТ, у пациентов с МС в 2,6 раза превышает этот же показатель по сравнению с группой контроля (227,7 (178,6—306,4) и 87,9 (50,0—126,1), соответственно), не отличаясь при этом у коренных и пришлых жителей с МС (209 (173,9—244,1) и 218 (182,9—253,3)). Таким образом, нами не установлено отличий в выраженности ВО среди коренных и пришлых жителей Хакасии больных метаболическим синдромом.

Таблица 1.

Результаты биохимического исследования и данные компьютерной томографии в исследуемых группах

Параметры

Основная группа (с МС)
n=62, Ме (25-75)

Контрольная
 группа
 
n=60, Ме (25-75)

 р*

Глюкоза крови

7,8 (6,1—10,2)

4,8 (4,3—5,1)

<0,001

ЛПНП

3,33 (2,67—3,79)

2,70 (2,21—3,16)

<0,001

ЛПВП

1,17 (1,00—1,40)

1,30 (1,12—1,55)

0,026

ТГ

2,04 (1,59—2,95)

0,87 (0,66—1,41)

<0,001

ККР правой доли

17,1 (15,7-18,4)

14,4(12,9—15,9)

<0,001

ПЗР правой доли

17,6(16,5—18,6)

14,6 (13,5—15,6)

<0,001

Объём паренхимы

2885,0

(2422,0—3340,0)

2024,0

(1683,5—2471,5)

<0,001

Плотность печени до КУ

37,5 (27,0—43,0)

50,0 (47,0—54,0)

<0,001

Плотность печени после КУ

62,0 (47,0—67,0)

84,0 (76,5—88,5)

<0,001

 

р* — уровень статистической значимости отличий (Манна–Уитни)

 

В формировании метаболического синдрома важную роль играет инсулинорезистентность (ИР) и избыточное накопление триглицеридов (ТГ), которые в свою очередь ведут к увеличению в организме ЛПНП и снижению полезных ЛПВП. Нами было установлено закономерное изменение всех биохимических показателей в группе пациентов с МС (табл. 1) по сравнению с контрольной группой: статистически значимое увеличение уровня глюкозы в крови, ЛПНП и ТГ, статистически значимое снижение ЛПВП. Мы выяснили, что абсолютные показатели уровня триглицеридов у пациентов с метаболическим синдромом статистически значимо (р<0,001) выше, чем в группе контроля, а частота выявления триглицеридемии в 3 раза превышает аналогичный показатель в группе контроля (62 % и 16 %). Значимых отличий между биохимическими показателями коренных и пришлых жителей не установлено (табл. 2). Уровень ЛПНП у больных с МС закономерно превышал данный показатель в группе контроля (3,33 (2,67—3,79) и 2,70 (2,21—3,16)). Частота выявления повышенных значений ЛПНП превышает этот же показатель в группе контроля (58,5 % и 23,5 % соответственно). Значимых отличий между показателями коренных и пришлых жителей не обнаружено. При анализе встречаемости снижения уровня ЛПВП установлено, что в группе коренных жителей с МС низкие значения ЛПВП наблюдались в 2 раза чаще, чем у пришлых жителей с МС, и чем в группе контроля (39 %; 18 % и 18 %, соответственно). НАЖБП характеризуется увеличением размеров печени, изменением её плотности и структуры паренхимы за счет жировой инфильтрации. Араблинский А.В. (2009) в своем исследовании показал, что степень жировой инфильтрации можно оценить с помощью КТ, на основании снижения денситометрических показателей ткани печени ниже нормальных значений (50-60 единиц Хаунсфилда). Средние показатели объема паренхимы печени по данным КТ были статистически значимо выше (р<0,001) у пациентов с МС (2885,0 (2422,0—3340,0) и 2024,0(1683,5—2471,5)). Отличий в выраженности частоты встречаемости гепатомегалии у коренных и пришлых жителей не установлено (33 и 36 %, соответственно).

У всех пациентов с МС отмечено разной степени снижение плотности ткани печени как до КУ, так и после КУ, по сравнению с аналогичными показателями в контрольной группе (табл. 1). При этом показатели денситометрической плотности печени у всех пациентов с МС были ниже нормальных значений. Выявленные отличия свидетельствуют о наличии у больных с МС жировой инфильтрации ткани печени различной степени выраженности. Средние значения плотности печени у больных МС значительно ниже, чем в группе контроля (37,5 (27,0—43,0) и 50,0 (47,0—54,0)). Различия между коренными и пришлыми в группе с метаболическим синдромом были статистически не значимы.

Таблица 2.

Результаты исследования липидного спектра и данные компьютерной томографии в обследуемых группах

Показатель

МС

(пришлое население)

МС

(коренное население)

Контроль (пришлое население)

Контроль (коренное население)

р*

ТГ ммоль/л

1,98

(0,8—7,1)

1,93

(1,0—5.1)

1,02

(0,7—1,8)

0,85

(0,4—3,6)

<0,001

ЛПНП ммоль/л

 

3,3 (1,9—6,4)

 

3,3 (2,3—4,7)

 

2,9 (2,3—3,6)

 

2,5 (2,5—1,5)

 

 

ЛПВП ммоль/л

 

1,2 (0,8—1,8)

 

1.1 (0,8—1,8)

 

1,3 (1—2)

 

1,3 (0,7—2,3)

 

<0,001

Размеры паренхимы

 

2850 (1756—5126)

 

2606,5 (1447—4610)

 

2376,5 (1449—2908)

 

1879

(1248—3597)

 

<0,001

Плотность печени < 50 едНu

 

35

(-3,0—50,0)

 

38, 5

(7,0—54,0)

 

55,0

(43,0—60,0)

 

50,0

(28,0—60,0)

 

0,034

 

р* — уровень статистической значимости различий (Манна–Уитни)

 

В связи с тем, что печень играет важную роль в обмене липидного и углеводного обмена, мы проанализировали корреляционную зависимость между степенью жировой инфильтрации по данным КТ и антропометрическими и биохимическими данными. Установлена отрицательная статистически значимая корреляционная связь между результатами антропометрических показателей, характеризующих висцеральное ожирение (ИМТ, ОТ, ОТ/ОБ) и плотностью печени (rИМТ = -0,56 (р<0,001); rОТ= -0,54(р<0,001); rОТ/ОБ= - 0,43(р<0,001), соответственно). Так же выявлены отрицательные статистически значимые корреляционные зависимости между биохимическими показателями, характеризующими липидный спектр пациентов, больных МС (ЛПВП, ТГ), и плотностью печеночной паренхимы: rЛПНП = -0,19 (р=0,003); rТГ = -0,39 (р<0,001), и положительная корреляционная связь между уровнем ЛПВП (rЛПВП = 0,21 (р = 0,001)). Влияние выраженности висцерального ожирения на развитие жировой инфильтрации печени демонстрирует отрицательная корреляционная связь между площадью ВЖТ и плотностью печеночной паренхимы (rплощадь ВЖТ = -0,50 (р = 0,001)). Араблинский с соавторами предложил классификацию жировой инфильтрации печени по данным КТ с выделением степеней жировой инфильтрации, соответствующих гистологическим данным. Проанализировав распространенность различных степеней жировой инфильтрации у коренных и пришлых жителей Хакасии, нами обнаружена более высокая частота встречаемости 2 и 3 степеней жировой инфильтрации печени у пришлых жителей, больных МС (табл. 3). У коренных жителей с МС преобладала 1 степень жировой инфильтрации.

Таблица 3.

Частота встречаемости различной степени жировой инфильтрации печени по данным компьютерной томографии в обследуемых группах, %

Группы пациентов

0 степень

I степень

II степень

III степень

МС

(пришлые жители)

3

46

34

17

МС (коренные жители)

13

60

14

13

Контроль (пришлые жители)

83

17

0

0

Контроль (коренные жители)

60

35

5

0

 

В группе контроля обнаружены случаи 1 степени жировой инфильтрации как у коренных, так у пришлых жителей. В группе коренных жителей жировая инфильтрации 1 степени наблюдалась в 1/3 случаев, а в 3 % даже жировая инфильтрации 2 степени.

Заключение. В группе больных, страдающих метаболическим синдромом, установлены следующие признаки НАЖБП: увеличение размеров печени и снижение денситометрических показателей печеночной ткани, свидетельствующих о жировой инфильтрации ткани печени. Выраженность жировой инфильтрации ткани печени у больных МС по данным КТ взаимосвязана с антропометрическими и КТ (площадь ВЖТ) показателями, характеризующими висцеральное ожирение, а также с изменениями показателей липидного спектра, наблюдаемыми при данном заболевании. Установлены новые факты, свидетельствующие о явлении популяционного диморфизма НАЖБП: (1) более высокая встречаемость 2 и 3 степени жировой инфильтрации печени у пришлых жителей Республики Хакасия, больных метаболическим синдромом; (2) высокая частота встречаемости признаков жировой инфильтрации печени в группе контроля среди коренных жителей (35 %). Патогенез и клиническое значение выявленных популяционных отличий НАЖБП среди коренных и пришлых жителей Республики Хакасия требуют дальнейшего изучения.

 

Список литературы:

  1. Вовк Е.И. Неалкогольная жировая болезнь печени: от научных достижений к клиническим алгоритмам / Е.И. Вовк // Медицинский совет. — 2013. — № 10. — 46 с.
  2. Павлов Д.В. и соавт. Неалкогольная жировая болезнь печени в клинике внутренних болезней / Ч.С. Павлов, Д.В. Глушенков, М.А. Буличенко, А.В. Воробьев, Е.Л. Никонов, В.Т. Ивашкин // РМЖ. — 2010. — № 28. — 1742 с.
  3. Звягинцева Т.Д., Глущенко С.В. Неалкогольная жировая болезнь печени: маркеры ранней диагностики фиброза / Т.Д. Звягинцева, С.В. Глущенко // Вестник проблем биологии и медицины. — 2013. — том 1(104). — 132 с.
  4. Араблинский А.В., Чеченов М.Х. К вопросу о неинвазивной диагностике жирового гепатоза при неалкогольном стеатогепатите / А.В. Араблинский, М.Х. Чеченов // Медицинская визуализация. — 2008. — № 1. — 46 с.