Статья:

ОЦЕНКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ, КАК КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ У БОЛЬНЫХ С ОСТЕОАРТРОЗОМ

Конференция: XXIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: естественные и медицинские науки»

Секция: 4. Медицинские науки

Выходные данные
Швечикова В.П. ОЦЕНКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ, КАК КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ У БОЛЬНЫХ С ОСТЕОАРТРОЗОМ // Молодежный научный форум: Естественные и медицинские науки: электр. сб. ст. по мат. XXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(22). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_nature/4(22).pdf (дата обращения: 26.06.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 198 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ОЦЕНКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ, КАК КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ У БОЛЬНЫХ С ОСТЕОАРТРОЗОМ

Швечикова Владислава Павловна
студент Национального медицинского университета имени А.А. Богомольца, Украина, г. Киев
Бычков Олег Анатольевич
научный руководитель, канд. мед. наук, ассистент Национального медицинского университета имени А.А. Богомольца, Украина, г. Киев

 

Двадцать первый век — это время невероятных свершений, достижения необычайных высот во многих специальностях, отраслях и непрестанного технологического прогресса. Однако, даже в это время чрезвычайно актуальными остаются результаты исследований ученых XIX—XX века. Так, возрождение на рубеже второго-третьего тысячелетия постулата великого русского врача М. Мудрова «Лечить не болезнь, а больного», то есть подхода к оценке состояния каждого отдельного больного, а не болезни, стало основой для создания концепции исследования качества жизни (КЖ) [1]. КЖ — это интегральный показатель физического, психологического, экономического и социального функционирования человека, основанный на его субъективном восприятии. Таким образом, КЖ показывает степень комфорта человека как внутреннего, так и в рамках общества [1; 13]. В современной медицине широко применяется термин КЖ, связанный со здоровьем, который был впервые применен G. Карlan и P. Bush, 1982 [1]. Он отражает то, каким образом физическое, эмоциональное и социальное благополучие больного изменяется под влиянием заболевания и при его лечении.

В настоящее время становится все более очевидным тот факт, что заболевания опорно-двигательного аппарата существенно ухудшают КЖ пациентов из-за наличия постоянной боли и нарушения функциональной активности [1; 9; 13]. Снижение, а затем и потеря не только работоспособности, но и возможности выполнять обычные повседневные функции ставят сложные задачи перед самим больным, его семьей и обществом в целом. Поэтому улучшение КЖ считается главной целью при лечении пациентов с хроническими заболеваниями, в том числе и ревматическими. В связи с этим в Программе всемирной «Декады патологии костей и суставов» на 2000—2010 годы даже была сформулирована стратегия улучшения качества жизни у лиц с патологией костно-суставного аппарата [5].

Цель работы — определить показатели качества жизни у больных с остеоартрозом и исследовать их изменения в процессе лечения.

Материалы и методы. В наше исследование были включены 34 пациента с патологией опорно-двигательного аппарата, а именно с остеоартрозом (ОА), средний возраст составлял 59,6 ± 3,2 г., среди которых было 23 женщины (67,64 %) и 11 мужчин (32,36 %). В нашем исследовании проводилось определение показателей качества жизни с помощью неспецифического опросника SF-36 у больных с остеоартрозом до начала лечения и после трех недель стандартного лечения, которое включало в себя применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) и хондропротекторов. Диагноз ОА выставлялся в соответствии с диагностическими критериями Ассоциации ревматологов Украины и согласно Приказа № 676 от 12.10.2006 г. [3; 6; 7; 8].

Опросник SF-36 относится к неспецифическим (генерическим) опросникам. Он был создан путем отбора 36 вопросов по исследованию Medical Outcomes Study, его автором является John E. Ware [1; 9; 13]. Модель, которая лежит в основе конструкции, имеет 3 уровня: I уровень — 36 вопросов; II уровень — 8 шкал, каждая из которых содержит от 2 до 10 вопросов; III уровень — 2 суммарных измерения, которыми сочетаются шкалы.

Пять шкал (физическая активность — PF; ролевое физическое функционирование — RP; телесная боль — ВР, социальная активность — SF; ролевое эмоциональное функционирование — RE) определяют состояние здоровья как отсутствие ограничений в осуществлении деятельности. Для них максимальное значение равно 100, и оно достигается при полном отсутствии ограничений или нарушений здоровья. Чем выше показатель по шкале, тем лучше КЖ по данным параметрам.

Три шкалы (общее здоровье — GH; жизнеспособность — VT; психологическое здоровье — МН) — являются биполярными и для них при отсутствии отклонений и нарушений достигается значение 50.

SF-36 позволяет получить 2 суммарных измерения — уровень физического (Physical Component Summary — PCS) и психологического (Mental Component Summary — MCS) здоровья. Составляющие физического здоровья — физическая активность, ролевое физическое функционирование, телесная боль, общее здоровье; психологического — жизнеспособность, социальная активность, ролевое эмоциональное функционирование и психологическое здоровье. Время, необходимое для анкетирования пациента, не превышает 7—10 минут. Расчет значений шкал проводился с помощью компьютерной программы по алгоритму [1; 9; 13]. Следует отметить, что использованный опросник SF-36 прошел транскультурную адаптацию и оценку психометрических свойств, зарекомендовав себя как надежный, валидный и чувствительный метод [1; 9; 13].

Результаты. В результате проведенного анкетирования больных с использованием опросника SF-36 были получены оценки КЖ в баллах от 0 до 100, по которым, чем больше ограничений чувствовали пациенты в повседневной жизни, тем более низкие показатели демонстрировал данный опросник. При оценке КЖ по SF-36 среди 34 больных ОА до начала лечения было зафиксировано следующее распределение показателей по шкалам (рис. 1).

 

Рисунок 1. Показатели качества жизни по шкалам SF-36 у больных ОА (M ± m, n = 34; по оси абсцисс-параметры опросника, ординат-баллы)

 

Как показано на рис. 1 у пациентов наблюдалось снижение показателей КЖ по большинству шкал. В наибольшей степени у больных были снижены показатели физической активности (PF) — 16,43 ± 2,87 балла и наблюдался выраженный болевой синдром (ВР) — 18,21 ± 3,12 балла. Это свидетельствует о значительных ограничениях у больных с ОА при ходьбе, выполнении наклонов, а также выполнении физических нагрузок. Очевидно, именно с этими обстоятельствами, а также со снижением жизнеспособности (VT) к показателю 21,34 ± 1,95 балла, показателей общего (GH) — 24,41 ± 1,37 балла и психологического (МН) здоровья — 22,67 ± 1,84 балла связано резкое уменьшение социального функционирования (SF) пациентов — 26,14 ± 2,35 балла.

По окончании стандартного курса медикаментозной терапии у пациентов было проведено повторное анкетирование, которое показало достоверную положительную динамику показателей КЖ по всем шкалам опросника. С наибольшей степенью достоверности у пациентов улучшились показатели, характеризующие физическое здоровье. Так, физическая активность (PF) улучшилась на 32,4 % (р <0,05), ролевое физическое функционирование (RP) — на 33,8 % (р <0,05), телесная боль (ВР) — на 39,7 % (р <0,05), общее состояние здоровья (GH) — на 16,8 % (р <0,05).

Среди показателей, характеризующих психологическое здоровье, улучшение наблюдалось в меньшей степени и с меньшей достоверностью. Ролевое эмоциональное функционирование (RE) улучшилось на 19,8 % (р <0,05), жизнеспособность (VT) — на 28,4 % (р <0,05) и психологическое здоровье (МН) — на 17,8 % (р <0,05). Особенно важна оценка такого параметра, как социальное функционирование больных (SF), которое улучшилось на 20,7 % (р <0,05). В результате все вышеуказанные изменения привели к улучшению суммарных показателей физического и психологического здоровья. Так, обобщенное физическое здоровье (PCS) улучшилось на 16,7 % (р <0,05), а обобщенное психологическое здоровье (MCS) — на 12,5 % (р <0,05). Обращает на себя внимание тот факт, что отдельно взятые и обобщенные показатели качества жизни, отражающие уровень физического здоровья, улучшились в большей степени и с большей вероятностью, чем параметры психологического благополучия, хотя при исходном тестировании наблюдалось практически одинаковое снижение показателей, характеризующих физическое и психологическое здоровье.

Анализируя данные исходного и заключительного тестирования, можно сказать, что болевой синдром и ограничение подвижности разной степени, характерные для остеоартроза, приводят в результате к нарушению выполнения даже обычной повседневной работы. Поскольку ОА является хроническим заболеванием и приводит к длительному ухудшению физического состояния, он вызывает также и вторичные проблемы психологического и социального характера [2; 10; 11; 12]. Поэтому значительное уменьшение болевого синдрома, улучшение физической активности и ролевого физического функционирования на фоне приема нестероидных противовоспалительных препаратов (первичное анкетирование проводилось до терапии НПВП) и привело к полученному результату.

Поскольку наибольший вклад в ухудшение показателей качества жизни больных вносит болевой синдром, нами параллельно была проведена оценка степени выраженности болевого синдрома в суставах по визуально-аналоговой шкале (ВАШ). ВАШ представляет собой горизонтальную линию длиной 100 мм, которая отражает спектр интенсивности боли, где 0 соответствует понятию «нет боли», 100 — «боль настолько сильна, насколько можно себе представить». В отличие от других шкал разметка ВАШ не проводится, пациент самостоятельно отмечает точку на данной линии, которая соответствует уровню его боли. Соотношение данной точки с миллиметровой разметкой линейки дает цифровое выражение интенсивности боли [1; 3; 4; 7]. Оценивают по ВАС такие показатели как боль в покое, ночью, боль при движении, «стартовая» боль.

При первичном анкетировании определялись следующие показатели: боль в покое составляла 43,4 ± 3,6 мм, боль при движениях — 76,1 ± 3,8 мм, «стартовая» боль — 62,2 ± 4,2 мм, ночная боль — 49,7 ± 3,6 мм.

При проведении повторного анкетирования наблюдалось достоверное (р<0,05) уменьшение болевого синдрома. По мнению пациентов, максимальная эффективность лечения наблюдалась через 5,6 ± 0,8 дней с момента начала медикаментозной терапии. Так, боль в покое уменьшилась на 53,4 %, боль при движениях — на 59,4 %, «стартовая» боль — на 54,8 %, ночная боль — на 63,2 %.

Выводы. Уменьшение степени выраженности болевого синдрома у больных с остеоартрозом является главной целью в лечении данной группы пациентов, что в конечном итоге приводит к существенному улучшению показателей качества жизни больных и росту функциональных возможностей пациентов. На современном этапе методика оценки показателей качества жизни позволяет оценить не только характер влияния болезни на жизнедеятельность пациента, но и может быть использована в качестве одного из критериев оценки эффективности проводимого лечения. Генерический опросник SF-36 дает широкую возможность оценить, как эффективность лечения многих хронических заболеваний и коморбидной патологии, так и эффективность применения отдельных медикаментозных препаратов. Значительными преимуществами данного метода является оценка как физического, так и психологического фактора, широта применения (использовать для различных заболеваний), относительная простота расшифровки результатов и небольшое время для опроса пациента.

 

Список литературы:
1.    Амирджанова В.Н. Методология оценки качества жизни в практике ревматолога / В.Н. Амирджанова, Г.М. Койлубаева // Научно-практическая ревматология. — 2003. — № 2. — С. 72—76.
2.    Головач И.Ю. Таргетный подход в лечении остеоартроза / И.Ю. Головач // Здоров’я України. Тематичний номер. — 2012. — № 3-4 (23—24). — С. 60—61.
3.    Казимирко В.К. Первичный (возрастзависимый, инволюционный) остеоартроз / В.К. Казимирко, В.Н. Коваленко, В.И. Мальцев. — К.: Морион, 2006. — 175 с.
4.    Коваленко В.Н. Остеоартроз. Практическое руководство / В.Н. Коваленко, О.П. Борткевич. — К.: Морион, 2003. — 448 с.
5.    Насонова В.А. Международная декада, посвященная костно-суставным нарушениям (The bone and joint decade 2000—2010) / B.A. Насонова // Рус. мед. журн. — 2000. — Т. 8, № 9. — С. 369—371.
6.    Остеоартроз как фактор риска кардиоваскулярных катастроф / О.И. Мендель, А.В. Наумов, Л.И. Алексеева [и др.] // Український ревматологічний журнал. — 2010. — № 3 (41). — С. 68—73.
7.    Ревматичні хвороби та синдроми / [А.С. Свінцицький, О.Б. Яременко, О.Г. Пузанова, Н.І. Хомченкова]. — К.: Книга плюс, 2006. — 680 с.
8.    Чичасова Н.В. Патогенетическое лечение остеоартроза / Н.В. Чичасова // Consilium medicum. — 2008. — Т. 2, № 2. — С. 14—19.
9.    Эрдес Ш.Ф. Вопросник SF-36 и использование его при ревматоидном артрите / Ш.Ф. Эрдес, К.Ш. Эрдес // Науч.-практ. ревматология. — 2003. — № 2. — C. 47—52.
10.    Aigner Т. Aging theories of primary osteoarthritis: from epidemiology to molecular biology / Т. Aigner, J. Rose, J. Matrin, J. Buckwalter // Rejuvenation Res. — 2004. — Vol. 7, № 2. — P. 134—145.
11.    Bonnet C.S. Osteoarthritis, angiogenesis and inflammation / C.S. Bonnet, D.A. Walsh // Rheumatology. — 2005. — Vol. 44, № 1. — P. 7—16.
12.    Corti M.C. Epidemiology of osteoarthritis: prevalence, risk factors and functional impact / M.C. Corti, C. Rigon // Aging Clin. Exp. Res. — 2003. — Vol. 15, № 5. — P. 359—363.
13.    Ware J.E. SF-36 Health Survey. Manuel and Interpretation Guide /J.E. Ware, K.K. Snow, V. Kosinski [et al.] // Lincoln, RI: QualityMetric Incorporated. — 2000. — 150 p.