Статья:

КОЖНЫЙ ЛЕЙШМАНИОЗ

Конференция: XXV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: естественные и медицинские науки»

Секция: 4. Медицинские науки

Выходные данные
Любивец А.А. КОЖНЫЙ ЛЕЙШМАНИОЗ // Молодежный научный форум: Естественные и медицинские науки: электр. сб. ст. по мат. XXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(24). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_nature/6(24).pdf (дата обращения: 28.11.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 148 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

КОЖНЫЙ ЛЕЙШМАНИОЗ

Любивец Анастасия Андреевна
студент Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, РФ, г. Москва
Сахарова Татьяна Юрьевна
научный руководитель, канд. биол. наук, доц. Московского государственного медицинского университета им. Сеченова, РФ, г. Москва
Гринев Александр Борисович

 

Введение.

Что такое лейшманиоз? Какова угроза заражения кожным лейшманиозом на территории Российской Федерации? Представляют ли опасность для граждан России мигранты из Средней Азии и Ближнего Востока в отношении кожного лейшманиоза? Есть ли вероятность эпидемической вспышки в нашей стране?

Один из наиболее распространенных возбудителей кожного лейшманиоза является Leishmania tropica, известная как болезнь Боровского, а в СНГ — носит название «пендинская язва» и выступает в качестве антропозооноза. На коже образуются зудящие язвы. Городская форма имеет длительный, до полугода инкубационный период. Медленно растущий бугорок на коже начинает изъязвляться через 6 месяцев. Язва сухая, поражает, как правило, лицо. Рубцевание происходит в среднем через год. Сельская форма имеет инкубационный период от 2 недель до 3 месяцев. Заболевание начинается остро. Бугорок на коже быстро изъязвляется, мокнущие язвы бывают чаще всего на конечностях. Через 1—2 месяца зарубцовываются [1, с. 123].

Кожный лейшманиоз (КЛ) является наиболее распространенной формой лейшманиоза. По оценкам ВОЗ, в мире ежегодно происходит от 700 тыс. до 1,3 млн. новых случаев заболевания. В Афроевразии наиболее встречающийся тип заболевания — кожный лейшманиоз. Жителям Российской Федерации, особенно при высоких показателях эмиграции из вышеперечисленных стран, грозит рост распространения данного заболевания, так как подобные перемещения служат одним из факторов риска заболевания.

Кроме того в связи с обостряющимся экологическим положением в Российской Федерации, в частности природные катаклизмами, сменой климатических условий отдельных территорий повышается глобальное бремя данного заболевания. Так, скорость потепления в России за последнее десятилетие, по данным МЧС, возросла в несколько раз по сравнению с ХХ веком, что привело к значительному росту в России числа крупномасштабных природных изменений, распространению некоторых заболеваний.

 

  1. Эпидемиология лейшманиоза.

Кожный лейшманиоз (КЛ) является наиболее распространенной формой лейшманиоза. Лейшманиоз встречается в 88 странах Нового и Старого Мира, и среди них 72 две развивающиеся страны, а остальные относятся к отсталым. Около 95 % случаев заболевания КЛ происходит в Америке, в Средиземноморском бассейне, на Ближнем Востоке и в Средней Азии. Заболевание относят к забытым.

Афроевразия.

В Афроевразии самый распространенный тип заболевания — кожный лейшминиоз. Сельскохозяйственные проекты и ирригационные системы могут повысить распространенность одной формы кожного лейшманиоза, так как для работы в рамках этих проектов приезжают люди, не имеющие иммунитета к этой болезни [2].

Крупные вспышки болезни происходят в густонаселенных городах, особенно в военное время и при крупномасштабной миграции населения. Носителями паразита, вызывающего кожный лейшманиоз, являются, главным образом, люди или грызуны.

В Российской Федерации регистрируются только завозные случаи лейшманиоза. Это связано с выездом в страны с теплым климатом — тропики, субтропики. Граждане Российской Федерации могут заразиться лейшманиозами при посещении в пик активности данной патологии (май-сентябрь) стран ближнего зарубежья: Азербайджана, Южного Казахстана, Таджикистана, Узбекистана [4].

По оценке Шабановой И.Е., автора статьи «Лейшманиоз», вероятность завоза инфекции в наш регион достаточно велика, учитывая то, что лейшманиозы встречаются на путях наиболее активной торговой и туристической миграции населения [7].

Природно-климатические условия Кавказского региона благоприятны для обитания различных видов москитов: Кавказ расположен на юге умеренного и в субтропическом климатических поясах.

В Азербайджане, Армении, Грузии и на северном Кавказе Российской Федерации регистрировали случаи антропонозного кожного лейшманиоза. Эти данные относятся к 1934—1998 гг. Более поздних работ о распространении москитов в литературе не были найдены.

Азербайджан. В Азербайджане существовало несколько очагов АКЛ, где обнаруживается вид москитов Phlebotomus sergenti, в том числе интенсивный эндемичный очаг — город Гянджа (Кировобад).

Армения. Заболеваемость АКЛ носила спорадический характер. Территорию Армении заселяет вид P.Sergenti [5, с. 10].

Грузия. Очаги АКЛ находились в западной части Восточной Грузии от Тбилиси до Сурамского хребта, где за период с 1928 по 1976 гг. зарегистрирован 151 больной АКЛ [5, с. 10].

Северный Кавказ. С 1939 по 1957 гг. в больнице г.Махачкала находилось на лечении 32 больных АКЛ, из них 20 человек никогда не выезжали за пределы Дагестана, следовательно, есть основания считать эти случаи местными. С 1947 года заболеваемость имела тенденцию к росту. Крайней северной точкой распространения москитов на Северном Кавказе, по мнению П.Г. Сергиева, являлся г. Армавир, где был найден P. major.

В Дагестане было зарегистрировано 2 вида москитов: P.sergenti, P.major.

Позднее при обследовании населенных пунктов Ставропольского края были найдены P.sergenti и P.balcanicus.

В Моздоке (Северная Осетия) был отмечен P.sergenti.

В фауне Краснодарского края описано несколько видов москитов: P.sergenti, P.major [5, с. 10].

P.sergenti. Вид с обширным ареалом. Мезотермофил и мезогигрофил с широким экологическим диапазоном. Горный вид, и на равнинах попадается только в городах, где находит условия, сходные со складками. Основной переносчик АКЛ в Закавказье.

В настоящее время целый ряд природных и социальных факторов (возможность потепления климата, большая миграция населения в Северо-кавказском Федеральном округе РФ и др.) могут стать причиной заселения москитами новых территорий, климатически и экологически благоприятных для их обитания. Северный Кавказ в настоящее время остается наименее изученным в отношении распространения москитов [5, с. 10].

Известно, что даже после инсектицидных обработок какая-то часть популяции останется. А после стихийных и социальных бедствий вполне возможно быстрое и значительное увеличение численности москитов, как это было в Ашхабаде после землетрясения 1948 г. [6, с. 44].

 

  1. Профилактика заболевания.

Основные факторы риска.

Социально-экономические условия. Нищета повышает риск заболевания лейшманиозом. Плохие жилищные условия и домашние санитарные условия могут способствовать увеличению числа мест для размножения и пребывания москитов, а также расширению их доступа к людям.

Передвижение населения. Эпидемии обеих основных форм лейшманиоза часто связанны с миграцией и передвижением людей, не имеющих иммунитета, в районы, где сохраняются циклы передачи инфекции.

Изменения в окружающей среде, которые могут повлиять на заболеваемость лейшманиозом, включают урбанизацию, доместикацию цикла передачи инфекции и проникновение сельскохозяйственных ферм и поселений в лесные районы.

Изменение климата. Глобальное потепление, деградация почв, выпадения осадков и влажности может привести к установлению передачи паразита в районах, ранее не являющихся эндемичными по этой болезни.

Профилактика и борьба.

Для профилактики лейшманиоза и борьбы с ним необходимо проводить основные стратегии включают следующие:

  • Ранняя диагностика и эффективное ведение случаев заболевания.
  • Борьба с переносчиками
  • Эффективный эпиднадзор за болезнью
  • Борьба с животными-хозяевами
  • Социальная мобилизация и укрепление [2].
  1. Клиническая картина и патогенез кожного лейшманиоза Старого Света.

Клинические проявления подробно рассмотрены в серии технических докладов ВОЗ 949. Клинические признаки кожного лейшманиоза, как правило, различаются по регионам и в пределах одних и тех же регионов, а также, возможно, генетически детерминированными реакциями пациентов.

«Классическое» поражение начинается с образования папулы или узелка в месте инокуляции; оно медленно растет, и окончательный размер достигается по меньшей мере через неделю. В центре образуется корка, которая может отпасть, обнажая язву диаметром до 5 см с приподнятыми краями и различной степенью отвердения вокруг, язва постепенно заживает в течение нескольких месяцев или нескольких лет, оставляя вдавленный рубец с измененной пигментацией. На краях поражения нередко образуются сателлитные узелки. Клиницистам следует знать, что возможны самые разнообразные клинические проявления болезни.

Кожный лейшманиоз, вызываемый L.tropica (ранее известный как антропонозный или городской антропонозный кожный лейшманиоз), характеризуется образованием бесцветных, часто множественных сухих изъязвлений кожи, которые обычно заживают спонтанно, в пределах примерно 1 года или иногда в течение более длительного времени; заживление нередко ведет к образованию обезображивающих рубцов. Инкубационный период обычно составляет 2—8 месяцев.

Лейшманиоз рецидивирующий, также известный как волчаночный или туберкулоидный — это хроническая форма антропонозного кожного лейшманиоза, которая может длиться в течение многих лет.

Кожный лейшманиоз, вызываемый L.major (ранее известный как зоонозный или сельский зоонозный кожный лейшманиоз), подобно другим формам кожного лейшманиоза, безболезненный, если поражения неосложненные. Поражения нередко сильно воспалены и изъязвлены и исцеляются в пределах 2—8 месяцев. Нередко они многочисленны, особенно у не обладающих иммунитетом иммигрантов, переходят в сливающиеся формы и подвергаются вторичному инфицированию. Такие поражения часто медленно заживают и могут оставлять большие обезображивающие или приводящие к нетрудоспособности шрамы. Инкубационный период нередко длится менее 4 месяцев [3].

 

  1. Диагностика лейшманиоза.

В диагностике кожного лейшманиоза существует сравнительно небольшое количество методов. В свою очередь, серологические тесты имеют ограниченную ценность. Диагноз кожного лейшманиоза подтверждают клинические проявления и результаты паразитологических тестов [9, с. 354].

Экспериментальные методы диагностики.

Конфокальная микроскопия кожного лейшманиоза in vivo.

Конфокальная микроскопия — это неинвазивный метод, который позволяет in vivo осмотр кожных покровов на клеточном уровне [8, с. 228 (2)].

 

  1. Лечение лейшманиоза.

Лечение лейшманиоза зависит от нескольких факторов, включая тип болезни, вид паразитов, географическое расположение [11].

Вакцины в настоящее время не существует. При этом лейшманиоз лечится и излечивается. Детальная информация о лечении разных форм болезни в зависимости от географического расположения доступна в серии технических докладов ВОЗ 949 о борьбе с лейшманиозом [2].

Описано много различных видов терапевтического вмешательства, включая местнодействующие, системные и нефармакологические средства лечения.

Варианты лечения кожного лейшманиоза Старого Света:

Локальное лечение с тщательным последующим наблюдением показано для пациентов, отвечающих следующим критериям: подтвержденная или имеющая веские основания для подозрения инфекция L. major; менее четырех поражений, требующих немедленного лечения; поражения диаметром < 5 см; отсутствие потенциально обезображивающих или лишающих трудоспособ-ности поражений (на лице, суставах, на больших пальцах ног, на пальцах рук); отсутствие иммуносупрессии; возможность последующего наблюдения.

Существуют также иные варианты лечения:

Паромомициновые мази.

15 % мазь плюс 12 % мазь метилбензэтониумхлорида дважды в день в течение периода до 20 дней продемонстрировали 70-процентную эффективность при лечении кожного лейшманиоза, вызываемого L.major.

Термотерапия.

Одно или два применения локализованного нагрева (50°С в течение 30 секунд) были также эффективны с 70-процентным коэффициентом при кожном лейшманиозе, вызываемом L.major. Необходима местная анестезия.

Препараты пятивалентной сурьмы, которые вводятся в поражение.

Доза 0,5—5 мл инъецируется в основание и в края поражения, с тем чтобы вызвать его полное исчезновение.

Криотерапия поражения с использованием жидкого азота (-195°С), применявшаяся один или два раза еженедельно в течение периода до 6 недель, была эффективна с показателем > 95 %.

Пятивалентной сурьмы соединения были оплотом противолейшманиальной терапии на протяжении полувека. Лечение кожного лейшманиоза системными препаратами сурьмы широко пропагандировалось в течение десятилетий, но данные исследований, публиковавшиеся с 1991 года, не была продемонстрирована их эффективность.

Редкие и сложные формы кожного лейшманиоза, например, рецидивирующий нет четких рекомендаций по лечению. В качестве первоначального лечения можно использовать соединения пятивалентной сурьмы в стандартной дозе [3].

Новые препараты и методы лечения.

Макроциклы в качестве способа лечения кожного лейшманиоза.

Макроциклы представляют собой биологически активные конформации, обладают селективностью к рецепторам, клеточной проницаемости и метаболической стабильности, поэтому более эффективны и нетоксичны в лечении [13, с. 7 (3)].

Наночастицы в качестве многофункционального средства для местного лечения кожного лейшманиоза.

Наночастицы выступают в качестве систем, обеспечивающих освобождение и усиливающих проникновение медикамента, могут благоприятствовать созданию резерва препарата в коже. Кроме того, некоторые НЧ обладают иммуномодулирующими свойствами и способностями заживлять раны, что имеет важное значение в случае лечения КЛ [12, с. 11 (4)].

 

  1. Резистентность лейшманиоза.

Разные пути лекарственной резистентности лейшмании: эволюция путем изменения гена, участка хромосомы и их количества, а не мутации в генах.

Два поразительных открытия были выявлены исследователями путем анализа генома паразитов лейшмании. Эти результаты раскрыли удивительный уровень вариабельности структуры генома.

Во-первых, они обнаружили, что ДНК-последовательность отдельных штаммов каждого вида популяций почти полностью идентична и лишь небольшое число генов может вызывать различные симптомы инфекции. Во-вторых, эволюционное развитие и успех паразита может быть обусловлен генетической аномалией, ведущей к множественным копиям хромосом и генов, известных как copy number variation.

В первом исследовании ученые работают над высококачественной расшифровкой генома L.donovani. По словам д-ра Мэтта Берриман из Sanger Institute и ведущего автора обоих исследований, данная работа показывает то, что эволюция этих организмов обусловлена не только точковыми мутациями, но и дупликациями генов и даже целых хромосом.

Второе исследование было посвящено выделению первичного генома L.mexicana и сравнению его с существующими справочными геномами разных видов лейшманий в спектре от кожного до висцерального. Обнаружено, что после сопоставления около 8,000 генов каждого вида лейшманий уникальными оказалось всего два гена.

По мнению Тима Даунинга, ведущего автора исследования из Института Sanger, эти результаты имеют важное значение для понимания паразитарной изменчивости обеспечения новую уровень контроля эволюции лекарственной резистентности этих паразитов.

Общая картина дает понятие о необычной генетической силе, обеспечивающей защищу паразитов в даже в резко меняющихся условиях, что лишает возможности их контролировать [9].

 

  1. Вывод.

Хотелось бы заметить, что опасность появления очагов КЛ весьма вероятна, хотя и ограничена ареалом обитания переносчика (москита), природно-климатическими условиями. Это было отмечено и авторами статьи «Распространение и эпидемиологическое значение москитов (Diptera, Psichodidae, Phlebotominae) Кавказа» М.С. Баранец, Н.Н. Дарченкова и др. Необходимо дальнейшее изучение всех компонентов паразитарных систем лейшманиозов и москитных лихорадок, поскольку изменение ситуации может привести к эпидемическим последствиям [5, с. 10].

Отдельное внимание стоит уделить профилактике заболевания. Так, к примеру, эмиграция в Россию из стран Ближнего Востока и Средней Азии может стать причиной возрастания масштаба распространения кожного лейшманиоза. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, во избежание этого необходимо партнерство и сотрудничество с различными заинтересованными сторонами и создание программ по борьбе с другими трансмиссивными болезнями [2].

Также опасность КЛ отражает клиническая картина и патогенез. Во-первых, характеризуется длительным инкубационным периодом, что затрудняет преждевременную диагностику и использование превентивных мер. Во-вторых, формируется либо сухие медленно развивающиеся язвы, либо сочащиеся, но с большей скоростью заживления. В-третьих, рубцы после изъявлений могут лишать трудоспособности и приводить к обезображиванию. В-четвертых, порой в качестве осложнения течения болезни может выступать вторичное инфицирование.

В отношении диагностики существует два способа: предварительное выявление данных паразитарных заболевания на базе микробиологических методов и постановка диагноза на основе клинических проявлений. При этом первый способ еще недостаточно изучен, хотя и идут активные разработки [8, с. 228 (2); 11].

Лечение, по сведениям из серии технических докладов ВОЗ 949, также осуществляется двумя путями: локальная терапия и системное лечение, где первое напрямую зависит от своевременной диагностики, а второе — применение препаратов с содержанием сурьмы не имеет веских подтверждений в его эффективности [3]. При этом как варианты терапевтических вмешательств, так и препараты модернизируются [12, с. 11 (4); 13, с. 7 (3)].

Нельзя оставить без внимания лекарственную устойчивость данных микроорганизмов. В соответствии с последними исследованиями авторов статьи “Different paths to drug resistance in Leishmania: Evolution by changes in gene, region and chromosome number, not by mutation in genes”, было открыто, что эволюция простейшего обусловлена наличием у него полиплоидии, а симптомы различных типов лейшманиоза от кожного до висцерального зависят лишь от очень небольшого количества генов. В частности, при анализе 8 000 генов разных видов лейшманий только оказались отличными. Знание подобной резистентности позволяет осуществить более разумный мониторинг уровня заболеваемости [8].

Есть основания полагать все, что кожный лейшманиоз может превратиться в надвигающуюся проблему для жителей РФ, нельзя обходить данный вопрос стороной во избежание эпидемиологических последствий, о чем предупреждают М.С. Баранец, Н.Н. Дарченкова и соавторы [5, с. 10].

 

Список литературы:

  1. Атлас по зоопаразитологии / Н.В. Чебышев, М.В. Далин, В.К. Гусев и др. — М.: АОЗТ «ИНТЕРХИМ», 1997. — 173 с.
  2. Всероссийская организация здравоохранения: // Лейшманиоз. — Информационнный бюллетень. — Февраль 2015. — № 375: — [Электронный ресурс]. URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs375/ru/. (Дата обращения: 07.03.2015).
  3. Всероссийская Организация Здравоохранения: // Серия технических докладов ВОЗ 949. — [Электронный ресурс]. URL:http://who.int. (Дата обращения: 21.02.2015).
  4. Морозова Л.Ф., Тумольская Н.И. Завозной лейшманиоз: дифференциальная диагностика и лечение. // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. — 2014. — № 1: — [Электронный ресурс]. URL: http://infectionmo.geotar.ru/ru/jarticles_infection/97.html?SSr=05013353ce04ffffffff27c__07de0a0604052e-bc9. (Дата обращения: 07.03.2015).
  5. Баранец М.С., Н.Н. Дарченкова, Е.Н. Понировский, Е.Н. Жиренкина / Распространение и эпидемиологическое значение москитов (Diptera, Psichodidae, Phlebotominae) Кавказа // Медицинская паразитология и паразитарных болезней. — 2011. — С. 10.
  6. Дергачева Т.И. / Москиты (Phlebotominae) на территории Российской Федерации // Медицинская паразитология и паразитарных болезней. — 2011. — С. 44.
  7. Шабанова И.Е. Лейшманиоз: // Медицинский журнал (МЖ). — 2015: — [Электронный ресурс]. URL: http://www.medicalj.ru/diseases/infectious/966-leishmanioz. (Дата обращения: 07.03.2015).
  8. Alarcon I., Carrera C., Puig S., Malvehy J. In vivo confocal microscopy features of cutaneous leishmaniasis. // Dermatology. — 2014. — 228 (2): — [Электронный ресурс]. URL: http:// www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed / 24503465. (Дата обращения: 08.03.2015).
  9. Different paths to drug resistance in Leishmania: Evolution by changes in gene, region and chromosome number, not by mutation in genes. — 2011. — Oct: — [Электронный ресурс]. URL: http://www.sciencedaily.com/releases / 2011/10/111027173535.htm. (Дата обращения: 11.03.2015).
  10. Herwaldt B.L. / Leishmaniasis. // Lancet. — 1999. — Oct — 2; 354: — [Электронный ресурс]. URL: http:// www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/10513726. (Дата обращения: 08.03.2015).
  11. National Center for Biotechnology Information: // URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov%2Fpubmed%2F%3Fterm%3Dleishmaniasi.
  12. Moreno E., Schwartz J., Fernández C., Sanmartín C., Nguewa P., Irache J.M., Espuelas S. Nanoparticles as multifunctional devices for the topical treatment of cutaneous leishmaniasis. // Expert Opin Drug Deliv. — 2014. — Apr; 11 (4): — [Электронный ресурс]. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24620861. (Дата обращения: 11.03.2015).
  13. Peña S., Scarone L., Serra G. Macrocycles as potential therapeutic agents in neglected diseases. // Future Med Chem. — 2015 — 7 (3): — [Электронный ресурс]. URL:http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25650721. (Дата обращения: 10.03.2015).