Статья:

Деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые

Конференция: LXV Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Митина Е.В. Деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. LXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 35(65). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/35(65).pdf (дата обращения: 04.06.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые

Митина Евгения Вениаминовна
магистрант, Вятский Государственный Университет, РФ, г. Киров
Фольгерова Юлия Николаевна
научный руководитель, канд. юрид. наук, заведующий кафедрой гражданского права и процесса, Вятский Государственный Университет, РФ, г. Киров

 

Статья 166 Гражданского кодекса РФ делит все недействительные сделки на два вида:

  • относительно недействительные, или оспоримые, - сделки, которые признаются недействительными по основаниям, предусмотренным законом, в силу признания их таковыми решением суда (например, сделки, совершенные лицом, ограниченным в дееспособности, или несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет);
  • абсолютно недействительные, или ничтожные, - сделки, недействительные в силу закона, независимо от признания их таковыми судом (например, сделки, заключенные малолетними, мнимые или притворные сделки).

Произошедшие изменения в правовом регулировании института недействительных сделок, прежде всего, направлены на упрочение стабильности института сделки. Главным фактором прочности данного института является изменение презумпции с ничтожности сделки на ее оспоримость. Это объясняется тем, что государство выделяет в одну группу более важные случаи, когда сделка нетерпима с точки зрения интересов государства (например, сделка, направленная к явному ущербу для государства), и относит в другую группу случаи, признаваемые государством менее важными с точки зрения интересов общества (например, сделка, совершенная под влиянием заблуждения).

Надо признать, что данный институт длительное время не подвергался законодательным изменениям. Но, так как современный гражданский оборот во многом определяется объективными потребностями, соответственно, возникла необходимость решения насущных вопросов, которые обнаружились при защите прав участников гражданских правоотношений путем признания сделок недействительными.

Отмечая новые характеристики института недействительности сделок, прежде всего, следует отметить, что в новой редакции ГК РФ произошло увеличение оснований признания сделок ничтожными, введено уже упоминавшееся новое основание признания сделки ничтожной - таковой признается сделка, совершенная с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона (ст. 174.1 ГК РФ) и, соответственно, вместо шести оснований в ГК РФ теперь указано семь оснований признания сделок ничтожными [1].

Соответственно, по общему правилу, оспоримыми названы сделки: 

1. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта (п. 1 ст. 168 ГК РФ); 

2. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности (ст. 173 ГК РФ); 

3. Сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом (ст. 173.1 ГК РФ); 

4. Сделки, совершенные за пределами полномочий, которые ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка (ст. 174 ГК РФ);         

5. Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со статьей 26 ГК (ст. 175 ГК РФ); 

6. Сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176 ГК РФ); 

7. Сделка, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ); 

8. Сделка, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ); 

9. Сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 179 ГК РФ). 

Однако сразу стоит отметить, насколько неудачно произошло «вписывание» новых оснований в уже имеющуюся структуру норм о недействительных сделках. Понятно, что после того, как ст. 168 ГК РФ потеряла статус статьи, содержащей только ничтожные основания признания сделок недействительными, как противоречащих закону или иным правовым актам, и при перемене презумпции недействительности всех незаконных сделок с ничтожных на оспоримые (п.1 ст. 168 ГК РФ открывает систему оснований признания сделок недействительными), довольно сложно было ожидать, что в ГК РФ сохранится прежнее системное расположение этих оснований. Однако, все же, по ранее установившейся традиции, которая отражала соотношение норм о ничтожности и оспоримости, как соотношение норм общих (нормы о ничтожных основаниях) и специальных (нормы об оспоримых сделках), которая сохранилась и по сей день, надо было, все-таки, найти более подходящее место для нового основания ничтожности сделок, закрепленного в ст. 174.1. В законодательстве высказывались мнения по поводу того, что в законодательстве не определены критерии отнесения сделок к числу оспоримых, законодатель использует для этих целей перечневый подход. Е. Годэме указывал, что нет различия a priori между двумя категориями недействительности [2].

Традиционно критериями различия оспоримых и ничтожных сделок являлись:

а) порядок признания соответствующих сделок недействительными;

б) круг лиц, которые имеют право заявлять о недействительности сделок.

В ст. 12 ГК РФ способом защиты нарушенных прав названо требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Но суд, прежде чем применить последствия недействительности сделки, должен констатировать ее ничтожность, что в ряде случаев, как указывалось выше, требует предоставления сторонами соответствующих доказательств.

Несколько изменилась оценка круга лиц, которые могут предъявить иск о признании сделки недействительной. Если в прежней редакции это были «лица, указанные в законе», то теперь это «сторона сделки или иное лицо, указанное в законе». Такой подход представляется верным, поскольку унифицирует формирование общего круга лиц, имеющих право обратиться в данном случае с оспариванием сделки в суд. 

Введено новое правило, создающее еще один новое требование к оценке недействительности оспоримых сделок. В соответствии с этим правилом все оспоримые сделки, кроме наличия специального основания недействительности, указанного в ГК, должны удовлетворять еще одному общему требованию - такая сделка будет признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия. Кроме того, для случаев, когда оспаривается сделка в интересах третьих лиц, введено специальное правило, тоже носящее всеобъемлющий характер для указанного круга сделок - сделка может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Предусмотрено также, новое требование в отношении сторон оспоримой сделки, повышающее значение добросовестности их поведения. Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли. Соответственно, для этой стороны такая юридически урочная сделка более не является оспоримой по тому основанию, о котором этой стороне известно или должно быть известно.

Для оспоримых и ничтожных сделок ст. 181 ГК РФ предусмотрен различный срок исковой давности. Так, для оспоримых сделок срок исковой давности установлен в один год и его течение начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Для применения последствий ничтожных сделок срок исковой давности установлен в три года. Если с требованием о признании сделки недействительной обращается третье лицо, то течение срока исковой давности начинается с момента, когда третье лицо узнало или должно было узнать о начале исполнения такой сделки. В любом случае срок исковой давности не может превышать 10 лет со дня начала исполнения сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ). В целях применения срока исковой давности суд должен установить вид недействительной сделки: ничтожная или оспоримая. Для требований о признании ничтожной сделки недействительной применяются сроки исковой давности, установленные ст. 181 ГК РФ. В этой связи возникает вопрос: применяется ли срок исковой давности, если суд сам по своей инициативе констатирует сделку ничтожной? Представляется, что здесь должны действовать общие положения о сроке исковой давности: суд сам по своей инициативе не может применить сроки исковой давности. Если суд, защищая публичные интересы, по собственной инициативе применяет последствия признания сделки недействительной, то сроки исковой давности должны применяться по заявлению сторон сделки.

Далее, как отмечается в теории, отличительной характеристикой ничтожных сделок является их конвалидация. Д.И. Мейер писал, что ничтожная сделка имеет необратимый характер: она не может быть исцелена ни давностью, ни последующим устранением пороков или восполнением недостающих элементов состава. Ничтожная сделка могла получить силу при добавлении отсутствующих реквизитов, однако считается, что сделка совершается заново [3].

Заявления о признании ничтожной сделки недействительной напрямую в суд не требуется. Ничтожность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает и не может породить желаемые для ее участников правовые последствия в силу несоответствия закону. Однако на практике часто возникают ситуации, когда необходимо применить последствия недействительности сделки, и это возможно сделать только лишь в судебном порядке. В такой ситуации требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом, в том числе и самим судом. Ничтожная сделка не требует доказательств ее недействительности, суд лишь применяет порядок последствия недействительности такой сделки.

Таким образом, отличие ничтожных сделок от оспоримых можно констатировать по следующим признакам:

  • указание в законе на ничтожность сделки;
  • ничтожность сделки независимо от нарушения прав и интересов участников сделки и третьих лиц;
  • ничтожность сделки независимо от желания лиц сохранить сделку; возможность констатации судом ничтожности сделки, в том числе и в рамках судебного разбирательства по другому предмету;
  • возможность применения судом последствий недействительности сделок по своей инициативе в публичных целях, невозможность конвалидации сделки;
  • трехлетний срок исковой давности.

 

Список литературы:
1. Матвеенко П.В. Основания признания сделок недействительными // Налоги (газета). 2014. № 27. С.12.
2. Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М.: Бератор-Пресс, 2014. С. 742.
3. Мейер Д. И. Русское гражданское право / Д.И. Мейер. М.: Статут, 2013. С.318.