Статья:

Проблемы признания однополых союзов

Конференция: XI Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Кусова О.В., Ермаков Я.С. Проблемы признания однополых союзов // Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. XI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(11). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_social/11(11).pdf (дата обращения: 20.02.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Проблемы признания однополых союзов

Кусова Ольга Валерьевна
студент Института Прокуратуры Саратовской государственной юридической академии. Россия, г. Саратов
Ермаков Ярослав Сергеевич
студент Института Прокуратуры Саратовской государственной юридической академии. Россия, г. Саратов

 

На сегодняшний день в мировом сообществе повсеместно наблюдается исключение гомосексуальности из ряда противоправных деяний и физиологических отклонений организма. Проявляются тенденции повышения уровня толерантности и признании политических и социальных прав сексуальных меньшинств.

Одной из социальных гарантий является возможность однополым парам вступать в брачные отношения. На сегодня возможность регистрации однополого брака доступна в 28 странах мирового сообщества, 16 стран регистрируют другие формы однополых союзов - гражданские партнерства и союзы.

Согласно Российскому законодательству не признаются какие-либо формы семейных отношений однополых пар. Фактически такие отношения остаются за пределами правового регулирования. [1, с. 109]  Результатом этого является то, что целый комплекс имущественных и неимущественных прав, которым наделяются супруги, для однополых пар является недоступным.

Так, у однополых партнеров нет возможности на реализацию права не свидетельствовать против своего супруга, беспрепятственного длительного свидания в исправительных учреждениях, на возмещение ущерба в связи с потерей кормильца, освобождения от налогообложения доходов, полученных в результате договора дарения. [5, с. 71]  

В ЕСПЧ обладает богатой практикой рассмотрения дел, суть которых сводится к тому, что иностранные ВИЧ-инфицированные граждане были депортированы из РФ в связи со своим диагнозом и просили признать это дискриминацией. Некоторые из этих граждан состояли в длительных, стабильных, однополых отношениях со своими партнерами. Такие граждане в своих жалобах указывали не только на дискриминацию со стороны РФ, связанную с их диагнозом, но и на тот факт, что в случае признания РФ их однополых отношений в качестве гражданского брака, они не были бы депортированы из страны, поскольку имели бы в РФ законных супругов- граждан РФ. Позицию ЕСПЧ по данной категории дел можно проследить даже в вопросах, подлежащих рассмотрению в суде. Суд полагает, что было бы притворным придерживаться мнения, что, в отличие от разнополых пар, однополые пары не могут наслаждаться «семейной жизнью» в смысле статьи 8 Конвенции. Соответственно, взаимоотношения заявителей как однополой пары, проживающей совместно в стабильном фактическом партнерстве, охватываются понятием «семейная жизнь», также как им охватывались бы взаимоотношения в разнополой паре.

Мнение ЕСПЧ по данному вопросу является интересным так, как ежегодно он вырабатывает рекомендации, в том числе и по вопросам признания однополых отношений. Однако, данные рекомендации не носят обязательного характера.

Вернемся к рассмотрению вопроса о регистрации брака. Итак, заключение однополых браков в РФ не предусмотрено, однако это не лишает возможности российских граждан на заключение однополого  брака на территории государств, разрешающих заключение однополого брака для иностранных граждан. Следует задаться вопросом, будет ли признан этот брак на территории Российской Федерации?

Согласно статье 158 Семейного кодекса РФ[6]  , на территории Российской Федерации признаются браки, заключенные за пределами Российской Федерации с соблюдением национального законодательства другого государства в случае, если отсутствуют препятствия, закрепленные в статье 14 Семейного кодекса РФ. В статье 14 СК РФ содержится исчерпывающий и закрытый перечень таких обстоятельств. Примечательным является то, что среди указанных обстоятельств указание на одинаковый пол отсутствует.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что однополые браки, заключенные заграницей, признаются Российской Федерацией. Так ли это на самом деле? Наглядным ответом на данный вопрос может послужить ситуация, произошедшая в России в январе текущего года. Двое граждан РФ Павел Стоцко и Евгений Войцеховский узаконили свой союз в Дании. После чего они поспешили собрать все необходимые документы, направить их в МФЦ и зарегистрировать свои отношения в РФ. Брак данных граждан был зарегистрирован, но позднее, после открытия данного факта широкой общественности, брак был аннулирован. На наш взгляд, такая ситуация является не столько подтверждением невнимательности сотрудницы МФЦ, сколько наглядной иллюстрацией несовершенства российского законодательства в данной сфере. Отсутствие указания на невозможность заключения брака между лицами одного пола в статье 14 Семейного кодекса РФ дает почву для создания таких прецедентов.

Аннулирование брака в данной ситуации толкуется, на наш взгляд, с правовой позицией следующим образом. В российском законодательстве не закреплено понятие брака, но, согласно, статьям 1 и 12 Семейного кодекса РФ следует, что данное понятие употребляется лишь в контексте мужчин и женщины. Брак-это сложный социальный институт, который формируется исходя из моральных, этических и экономических представлений общества. Поэтому, исходя из статьи 167 Семейного кодекса РФ, применение норм иностранного государства  в части признания однополых браков может нарушить устоявшийся публичный порядок РФ, следствием чего является отказ их применения.

Такой же позиции придерживается Конституционный суд РФ, который  в определении от 16.10.2006  № 496[4]   назвал одним из главных предназначений брака - рождение и воспитание детей как национальные традиции отношения к браку как к социальному институту. Поэтому, отказ в регистрации однополых браков на территории Российской Федерации не может рассматриваться как нарушение конституционных прав человека и гражданина.

Отказом в регистрации однополых браков Российская Федерация не нарушает ни одного принятого на себя международного обязательства. Согласно статьи 23 Международного пакта о гражданских и политических правах[3]  , право на вступление в брак признается за мужчинами и женщинами.

Исходя из всего вышеизложенного, кажется целесообразным включить в качестве основания для отказа в регистрации брака на территории РФ в статью 14 Семейного кодекса РФ такое основание, как однополость лиц, желающих подтвердить свой брак. Или же в альтернативном случае снять гендерные ограничения в данной сфере и начать признавать однополые браки со всеми вытекающими последствиями, что на настоящий момент нарушит устоявшийся публичный строй в РФ. Е. А. Исаева и А. В. Соколов в своей работе справедливо указывают, что признание однополых браков на уровне законодательства затрагивает не только нормы права, но и нормы морали и нравственности; общество должно быть готово к внедрению новых механизмов направленных на достижение равноправия, а не как орудия уничтожения традиционного института семьи. [1, с. 110]  

Стоит отметить, что при отсутствие в России возможности регистрации однополого брака, де-факто такие браки могут быть признаны в отношении трансгендеров. Считающиеся сменившими пол граждане, но не признанные юридически, формально остаются в противоположном поле в отношении своих потенциальных супругов. Такие браки регистрируются в РФ. Примером может стать бракосочетание Алёны Фурсовой и Елены Шумиловой в Санкт-Петербурге 7 ноября 2014 года. На это тему ведутся дискуссии среди юристов, сохранит ли юридическую силу их брак после юридического признания супруга, сменившего пол.

В области семейных правоотношений сильны тенденции влияния национальной самобытности. Многие государства мирового сообщества признают браки, заключенные на территории иностранного государства лишь в том случае, если соблюдена необходимая процедура, установленная национальным законодательством.  Так, в  статье 12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод[2]   предусматривается возможность создания семьи и заключения брачных отношений в соответствии с национальным законодательством. 

Однополые браки в теории международного права можно отнести к «хромающим бракам». Проблема «хромающих браков» остро стоит перед мировым сообществом  и порождает множество коллизий между семейным законодательством разных стран. Смелое новаторство некоторых  стран в закреплении социальных гарантий однополых пар на вступление в брак и иные гражданские партнерства становится в противовес со странами, не готовыми признать гомосексуальные союзы равными гетеросексуальным по причине религиозных, национальных, политических и экономических соображений.

 

Список литературы:
1. Е. А. Исаева, А. В. Соколов. Легализация однополых браков: реализация политики равенства или разрушение института семьи? //Ярославский педагогический вестник. 2013. № 3. С. 109-112.
2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) // Бюллетень международных договоров. - март 2001 г. - №3.
3. Международный Пакт о гражданских и политических правах от 1966 г. // Ведомости СССР. 1976. № 17. Cт. 291.
4. Определение Конституционного Суда РФ от 16.11.2006 N 496-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Э. Мурзина на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 12 Семейного кодекса Российской Федерации» - Доступ из справ. –правовой системы «КонсультантПлюс», 2018.
5. Однополая семья в России: что нам даёт действующее законодательство? Практическое пособие/ под ред. Кириченко К. А. . Спб., 2012. С. 72.
6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 03.08.2018) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.