Статья:

ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ: ПРОБЛЕМЫ АРГУМЕНТАЦИИ

Конференция: VI Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: 2. Политология

Выходные данные
Широкова А.С. ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ: ПРОБЛЕМЫ АРГУМЕНТАЦИИ // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. VI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(5). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/6(6).pdf (дата обращения: 19.11.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ: ПРОБЛЕМЫ АРГУМЕНТАЦИИ

Широкова Анна Сергеевна
студент НИУ-Высшая Школа Экономики, РФ, г. Пермь
Василенко Юрий Владимирович
научный руководитель, научный руководитель, доцент НИУ-Высшая Школа Экономики, РФ, г. Пермь

 

В современном мире находится место не только воплощению идей свободы и независимости, претворению в жизнь демократических идеалов и основных принципов либерализма, но и нарушению всех указанных норм общества и пренебрежению человеческими ценностями. Насилие относится к категории политических понятий, взаимодействует с властью и воплощает подобные нарушения. Но иногда оно абсолютно необходимо, поскольку, по словам отечественного ученого К.С. Гаджиева (1940), с его же помощью они пресекаются: «Насилие или угроза применения насилия является мощным фактором, сдерживающим людей от всякого рода поползновений на жизнь, свободу, собственность других членов общества» [8]. Помимо того с помощью насилия происходит наказание правонарушителей, но в этом случае, как пишет немецкий философ-экзистенциалист К. Ясперс (1883—1969), «необходимое применение насилия регулируется законом» [23]. Соглашаясь с отечественным академиком А.А. Гусейновым (род. 1939), что «насилие есть средство, но такое, которое заключает в себе свою цель» [10], сузим понятие до политического. Под ним понимается не столько чисто физическое насилие, сколько его совокупность со структурным и государственным.

Тема насилия актуальна конкретно для России тем, что оно присутствовало во всей истории страны. Насилие возникло вместе с человечеством. Сильный был прав со времен первобытного общества и вел политику, которую считал необходимой, несмотря на недовольства других. Насилие применялось при монархическом устройстве страны, во время тоталитарного СССР, в современных условиях. В наше время свободных людей, у некоторых появилось слишком много возможностей, которыми начинают злоупотреблять, поэтому государство использует «аппарат насилия для нормирования и регулирования общественных отношений» [11], таким образом, применение адекватного насилия для восстановления справедливости вполне актуально.

Но существует проблема соотношения закона как императива общественной жизни, позволяющего государству применять насилие к гражданам, и морали, в частности, христианской морали, отрицающей в одной из своих интерпретаций насилие как таковое. На ее решение направлена цель — обобщить и концептуализировать аргументацию в пользу легитимизации насилия. Для ее достижения необходимо выявить положительную аргументацию насилия в классических концепциях и определить ее актуальность для начала XXI в.

В нашей работе мы в хронологическом порядке проанализируем основные, на наш взгляд, концепции, содержащие положительную аргументацию насилия. Стоит отметить, что во внимание берется не насилие в целом, а именно проявления его в политической сфере, связанное с государственной властью. Мы обратим внимание на теоретическое обоснование применения таких действий в истории и выявим их актуальность в современном мире.

§ 1. Теории эпохи античности

Древне­греческая и древнеримская цивилизации донесли до нас одни из первых теоретических концепций власти, в которых в скрытом или явном виде присутствует понятие подчинения, подразумевающее наличие принуждения и насилия. Обратимся к одному из античных авторов, к Платону (427—347 до н. э.), и его концепции, которая рассматривает власть в качестве приказания начать действие и его исполнения. В своей теории идеального государства древнегреческий философ исходит из того, что существует верховенство закона, перед которым равны абсолютно все. Чтобы оно исполнялось, он говорит о необходимости системы мер, которая обеспечит исполнение закона, наказание за преступление и устойчивость государства. А так как разработана она будет тоже государством, то индивиды будут полностью подчинены ему, к тому же, по замыслу Платона, лишены частной собственности, что свидетельствует о политическом насилии. Жесткое разделение на три сословия подразумевает принуждение людей заниматься определенной деятельностью в целях сохранения государства [2].

Так же в первой книге работы «Государство» Платон указывает, что «правитель, поскольку он действительно настоящий правитель, ошибок не совершает, он безошибочно устанавливает то, что для него всего лучше, и это должны выполнять те, кто ему подвластен» [20]. Это указывает на одобрение одного из аспектов политического насилия — лишения свободы выбора. Еще об одной необходимости применения насилия Платон говорит при обсуждении справедливости во второй книге. Он заявляет о корыстной природе человека, что «только с помощью закона, насильственно ее заставляют соблюдать надлежащую меру» [20], чтобы сохранять справедливость.

Приведенные утверждения актуальны и для современности, так как нарушения закона происходят регулярно, что связано с корыстной природой человека и падением нравственности, потому будет разумным угроза или применение адекватного насилия в качестве санкций.

Следующий, на ком мы сосредоточимся, ученик Платона — Аристотель (384—322 до н. э.). Он аналогично учителю придерживается подхода, что при власти всегда есть подчинение и принуждение: «И во всем, что, будучи составлено из нескольких частей, непрерывно связанных одна с другой или разъединенных, составляет единое целое, сказывается властвующее начало и начало подчиненное. Это общий закон природы, и, как таковому, ему подчинены одушевленные существа» [11]. Под наличием подчинения подразумевается, что государство в определенной степени принуждает граждан, опираясь на насилие.

Далее древнегреческий философ делает вывод, что рабство по природе справедливо и «добродетель вполне может, раз ей даны на то средства, прибегать до известной степени к насилию» [11]. Следом он утверждает, что «всякого рода превосходство всегда заключает в себе преизбыток какого-либо блага, так что и насилию, кажется, присущ до известной степени элемент добродетели» [11]. Так же Аристотель выделяет рабство по закону, то есть захват после войны, в таком случае захватываемый соглашается стать собственностью. Тогда примененное при захвате насилие создает правовую основу рабства [11].

Подчинение государству заключает в себе следование политическому курсу, принятие ценностей, соблюдение его законов, что так же описывал Платон, таким образом, актуальность концепций двух древнегреческих философов схожа.

§ 2. Взгляды на насилие в средние века

Проблемы насилия и принуждения активно обсуждаются европейскими мыслителями и философами позднего средневековья. Итальянский мыслитель и политический деятель Н. Макиавелли (1469—1527) в своих трудах выступал за применение насилия со стороны государства, и более того считал его благотворным. Так, в «Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия» он пишет, что совершенно нормально для властителей прибегать к «чрезвычайным мерам» [16], носящим насильственный и принудительный характер, поскольку их будет «оправдывать результат» [16]. Таким образом, мы еще раз приходим к мысли, что всякое насилие имеет цель, оно является средством и оправдывается характером цели.

Более подробно Макиавелли разобрал это в другой прославленной работе «Государь», где утверждал, что проявление государем жестокости позволяет сохранять порядок и повиновение в обществе [15], то есть целью его применения является общественное благо. Избыток милосердия же «порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица» [15]. Из этих слов мы можем понять, что наличие у правителя права на насилие является полезным и благотворным, а в его лице реализуется вся государственная власть.

Английский философ Т. Гоббс (1588—1679) рассматривает насилие в обществе в качестве средства в «войне всех против всех» [9, с. 188—89], которая является естественным состоянием человека [9, с. 196]. По его теории государство создается на основе общественного договора [9, с. 266—267] и «должна быть какая-нибудь принудительная власть, которая угрозой наказания, принуждала бы всех в одинаковой мере к выполнению соглашений» [9, с. 220]. Таким образом, мы должны принять законное насилие со стороны государства как необходимое для сохранения последнего.

Рассмотрев данные позиции, мы можем сделать вывод, что насилие и принуждение, используемое государственной властью, направлено на поддержание порядка в обществе и служит ему на пользу, что может быть применимо и в современности.

§ 3. Место насилия в новое время

После Великой Французской революции мы можем говорить о начале нового исторического этапа, в это время появляется все больше имен, занимавшихся вопросами государства, политики, власти и насилия в том числе. Французский философ и политик Ж. де Местр (1753—1821) высказывал интересную для нас мысль. Напоминая Т. Гоббса, в «Рассуждениях о Франции» он писал, что «война в некотором смысле есть обычное состояние человечества» [18]. Говоря о войне как виде насилия, он рассуждал в том русле, что она полезна обществу, а именно позволяет избавиться от переизбытка населения [18]. После нее «нации поднимаются к достижимым для себя вершинам своего величия» [19].

В этом ключе можем упомянуть так же работу Э. Геккеля (1834—1919), немецкого естествоиспытателя и философа, «Естественная история миротворения». В ней он указывает, что для государства весьма полезно применять такой вид насилия как смертная казнь, так как «неослабное истребление всех закоренелых преступников не только облегчит лучшей части человечества ‘борьбу за существование’, но и произведет выгодный для него искусственный подбор» [7].

Насилие так же издавна рассматривается как фактор возникновения и существования государства. В наиболее логически завершенном виде теория насилия возникла в XIX в. и была сформирована в трудах Дюринга (1833—1921), Гумпловича (1838—1909), Каутского (1854—1938) и др. [21].

По мнению представителей данной доктрины, государство возникает вследствие «насилия одной части общества над другой» [7]. Кроме того его проявления в различных аспектах являются основой экономического господства, образования собственности и деления на классы [7].

Немецкий философ К. Маркс (1818—1883) в своих работах придавал аналогичное значение насилию. Он писал, что «насилие является повиваль­ной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым» [17], что мы можем интерпретировать как постановку насилия в основу образования общества и государства. Так же он говорит, что «насилие есть экономическая потенция» [17], а это означает, что господство одного класса со средствами производства обусловлено принуждением другого. В свою очередь это наталкивает на понимание естественности насилия в социальных процессах в обществе. Помимо того, «концентрированным и организованным об­щественным насилием» [17] Маркс считал саму государственную власть, на основании чего мы можем рассматривать политическое насилие как средство управления государством.

Выдающийся немецкий социолог и философ конца XIX начала XX века М. Вебер (1864—1920) оказал огромное влияние на формирование политологии. В частности им очень широко была изучена проблема власти и легитимности. Первое он определял как отношение двух сторон, где одна управляет, а другая подчиняется, второе — как социологическую характеристику власти с монополией на насилие [3]. Говоря о легитимности, необходимо четко представлять, что скрывается под данным понятием. Вебер указывал, что всякая власть нуждается в признании, имея в виду социологические характеристики власти. Тогда он ввел термин легитимность — как социально значимый порядок происхождения и функционирования власти, который делает возможным достижение согласия во властных структурах и в их взаимодействии с обществом [4].

Вебер писал, что «государство есть то человеческое сообщество, которое внутри определенной области — область включается в признак — претендует (с успехом) на монополию легитимного физического насилия. Ибо для нашей эпохи характерно, что право на физическое насилие приписывается всем другим союзам или отдельным лицам лишь настолько, насколько государство со своей стороны допускает это насилие: единственным источником "права" на насилие считается государство» [5]. Таким образом, приятие насилия как специфической функции государства позволяет нам сохранять если не положительное, то хотя бы нейтральное отношение к насилию.

Более того, утверждение Вебера, что «повсюду развитие современного государства начинается благодаря тому, что князь осуществляет экспроприацию других самостоятельных “частных” носителей управленческой власти» [5], позволяет нам сделать вывод, что насилие является обязательным признаком государства. О его неотъемлемости он пишет и в других работах: «обращение к насилию и средствам принуждения … свойственно каждому политическому союзу» [6].

Так же Вебер придает насилию социальную характеристику, принимает его как данность в процессах общества, говоря про его использование в превосходстве одних людей над другими: «Государство … есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное (то есть считающееся легитимным) насилие как средство» [5].

Здесь мы можем перейти к принадлежности насилия к классовому делению, но, не углубляясь, отметим позицию только одного из создателей теории элит, итальянского социолога конца XIX начала XX века, Г. Моски (1858—1941). Он отмечает существование в любом обществе двух классов: правящего и управляемого [19]. Правящему классу он приписывает форму власти, которая «более или менее произвольна и насильственна» [19], таким образом, мы можем представить, что насилие является инструментом сохранения власти в руках элиты, лучшего меньшинства, то есть употребляемое с умом.

Ссылаясь на М. Вебера в работе «Духовная ситуация времени», позицию принадлежности насилия государству развивает немецкий философ К. Ясперс (1883—1969), называя насилие не то что неотъемлемым, а просто необходимым как для государства, в руках которого оно концентрируется, так и для людей в целом, которые иногда становятся техническим средством его воплощения [22].

Помимо этого он говорит о присущности принуждения и насилия «непостижимой власти» [22] и указывает на вечную борьбу «между законностью и насилием» [23]. Тут же он признает, что существует «основанное на законе насилие, направленное против преступления» [23], упоминая об исключительной роли полиции и армии.

В итоге, мы можем сказать, что на этом периоде идет рассмотрение политического насилия как необходимого для возникновения и существования государства, так и обязательного в вопросах удержания власти, а так же общественного порядка.

§ 4. Взгляды отечественных современников

Понятие насилия в отечественной политологии рассмотрено немногими. Одним из современных российских ученых в сфере политической философии и истории политической мысли, уделившим внимание данной проблеме, является Б.Г. Капустин (1951). Главной его целью и работой является создание либерализма, который сможет существовать в России [14]. Но одновременно с этим он занимается вопросами морали и политики, о чем свидетельствуют многочисленные статьи на эту тему [12]. В одной из работ, а именно эссе «К понятию политического насилия» он рассматривает соотношение насилия и разума. Во-первых, он говорит, что политика всегда является насильственной, но характер применения средств насилия зависит от контекста [13, с. 43—45], а потому возможна и положительная оценка. Другая его мысль сводится к тому, что «насилие господствующего разума способно порождать разумное насилие сопротивления» [13, с. 43—45], выведенная из соотношения насилия и разума, где доказано, что первому присуще второе как в вопросах правления, так и в вопросах наказания за преступление [13, с. 43—45].

Аргументация насилия с моральной точки зрения представлена в работе другого российского ученого А.А. Гусейнова. В ней он указывает не только на существование оправданности насилия целью, но и на возможность применения насилия как меньшего зла для предотвращения или предупреждения более масштабного [10].

В итоге мы можем сказать, что на современном этапе проблема политического насилия остается и занимает свое место в вопросах политической философии.

Заключение. При анализе трудов классиков политической философии мы выяснили, что концепции власти во многом связаны с принуждением, которое доходит до насилия и приобретает характер политического. Таким образом, на протяжении истории насилие играло значительную роль в политической сфере: от создания государства до смены власти, включая ее удержание, сохранение порядка в обществе, а так же восстановление справедливости и предотвращение преступлений. В различных аспектах оно имело положительную аргументацию и своих сторонников в применении со стороны государственной власти, что актуально для легитимизации политического насилия в современном обществе. Таким образом, институт политического насилия относится к одной из областей политологии. Помимо этого, в пользу применения насилия выявлен ряд аргументов, таких как обязательность для образования государства, необходимость для его сохранения и поддержания в нем порядка, принадлежность высшим инстанциям, явление средством предупреждения преступлений и наказания. Кроме того применение насилия аргументируется благой целью, а также возможным присущим ему характером наименьшего зла. Актуальность данной аргументации определяется тем, что труды классиков являются фундаментальными, а некоторые проблемы, требующие применения политического насилия, злободневными.

Таким образом, политическое насилие прослеживается на протяжении всей истории государственности, но еще остается неразрешенной проблемой, для решения которой мы постарались обобщить и концептуализировать положительную аргументацию в пользу легитимизации насилия, которую оно имеет.

 

Список литературы:

  1. Аристотель. Политика. Сочинения: В 4 т. М.: Мысль. 1983. Т. 4 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://grachev62.narod.ru/aristotel/contents.html (дата обращения: 06.05.2013).
  2. Асмус В.Ф. Платон. М.: Мысль. 1969 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/asmus_pl/ (дата обращения: 03.05.2013).
  3. Василик М.А. Именной словарь-справочник политических деятелей — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://politike.ru/dictionary/283/word/veber-maks-1864-1929 (дата обращения: 29.04.2013).
  4. Василик М.А., Вершинин М.С. и др. Политология: Словарь-справочник. — М.: Гардарики. 2001 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://politike.ru/dictionary/286/word/legitimnost (дата обращения: 29.04.2013).
  5. Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. — М., 1990 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://grachev62.narod.ru/hrest/chapt24.htm (дата обращения: 07.05.2013).
  6. Вебер М. Теория ступеней и направлений религиозного неприятия мира // Избранные произведения. — М., 1990 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/vebizbr/03.php (дата обращения: 13.08.2013).
  7. Воронцов Н.Н. Эрнст Геккель и судьбы учения Дарвина // Природа. 1984. № 8 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://scepsis.net/library/id_717.html (дата обращения: 24.08.2013).
  8. Гаджиев К. С. Политическая наука. — М., 1995 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://all-politologija.ru/knigi/politicheskaya-nauka-gadzhiev/vlast-i-monopoliya-na-zakonnoe-nasilie (дата обращения: 09.08.2013).
  9. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского / Пер. с англ. А. Гутерман. — М.: Директ-Медиа. 2002. — 1205 с.
  10. Гусейнов А.А. Возможно ли моральное обоснование насилия? // Вопросы философии. 2004. № 3 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://guseinov.ru/publ/Mor_obosn_nasiliya.html (дата обращения: 07.04.2013).
  11. Ивин А.А. Основы социальной философии. — М., — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://abuss.narod.ru/Biblio/ivin/ivin4.htm (дата обращения: 07.08.2013).
  12. Институт философии РАН. Капустин Б.Г. — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://iph.ras.ru/kapustin.htm (дата обращения: 19.04.2013).
  13. Капустин Б.Г. К понятию политического насилия. // Критика политической философии: Избранные эссе. — М.: Территория будущего. 2010. — С. 43—84.
  14. Левый либерал без связей Борис Гурьевич Капустин — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://old.russ.ru/antolog/inoe/kapust_o.htm (дата обращения: 19.04.2013).
  15. Макиавелли Н. Государь. — М.: Планета. 1990 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://lib.ru/POLITOLOG/MAKIAWELLI/gosudar.txt (дата обращения: 17.08.2013).
  16. Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия // Никколо Макиавелли Сочинения. — СПб.: Кристалл. 1998 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.lib.ru/POLITOLOG/MAKIAWELLI/livij.txt (дата обращения: 17.08.2013).
  17. Маркс К. Капитал. Т. 1 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://libelli.ru/works/kapital/24.htm (дата обращения: 21.08.2013).
  18. Местр Ж. де. Рассуждения о Франции. — М.: РОССПЭН. 1997 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://larevolution.ru/books/Maistr-3.html (дата обращения: 24.08.2013).
  19. Моска Г. Правящий класс // Социс. 1994. № 10. — С. 187—198 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Hrestom/33.php (дата обращения: 14.08.2013).
  20. Платон. Государство. Собрание сочинений в 3-х тт. — М., 1971. Т. 3 (1) — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://philosophy.ru/library/plato/01/0.html (дата обращения: 06.05.2013).
  21. Цокуренко С.С. Теоретические подходы к определению насилия // Общество: политика, экономика, право. 2008. № 1. — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://cyberleninka.ru/article/n/teoreticheskie-podhody-k-opredeleniyu-nasiliya (дата обращения: 21.08.2013).
  22. Ясперс К. Духовная ситуация времени // Смысл и назначение истории: Пер. с нем. — М.: Политиздат. 1991 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000656/st002.shtml (дата обращения: 13.08.2013).
  23. Ясперс К. Истоки истории и ее цель // Смысл и назначение истории: Пер. с нем. — М.: Политиздат. 1991 — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000655/st007.shtml (дата обращения: 09.08.2013).