Статья:

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРЯМЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КИТАЯ В ЦЕНТРАЛЬНУЮ АЗИЮ

Конференция: VII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: 11. Экономика

Выходные данные
Беделов А.Б. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРЯМЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КИТАЯ В ЦЕНТРАЛЬНУЮ АЗИЮ // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. VII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(7). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/7(7).pdf (дата обращения: 24.09.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРЯМЫХ ИНВЕСТИЦИЙ КИТАЯ В ЦЕНТРАЛЬНУЮ АЗИЮ

Беделов Азильхан Бауыржанович
магистрант 3 курса факультета международной торговли Института экономики Столичного университета экономики и бизнеса, Китайская Народная Республика, г. Пекин
Лю Хунг
научный руководитель, научный руководитель, д-р экон. наук, профессор Столичного университета экономики и бизнеса, Китайская Народная Республика, г. Пекин

 

Пять стран Центральной Азии (ЦА) — Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, с обретением независимости расширили пространство взаимного сотрудничества с Китаем. С 1992 года подписано множество межправительственных соглашений об инвестициях и торговому сотрудничеству.

Китай, как известно, являясь самым густонаселенным государством мира, имеет крайне ограниченные запасы ресурсов. В свою очередь, страны ЦА богаты ресурсами и полезными ископаемыми. Использование этих ресурсов поможет Китаю компенсировать внутренний дефицит и достигнуть экономического эффекта. В связи с чем, инвестиции Китая в данный регион имеют геополитические и экономические факторы. Поэтому Китай, развивая торгово-экономическое сотрудничество, ускоряет осуществление правительственной стратегии «выхода за границу» и увеличивает масштабы прямых инвестиций. С созданием Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), созданы благоприятные условия в сфере инвестиций, а ЦА становится «горячим» регионом для инвестиций Китая [5, c. 77]. С 1992 года инвестировано более 4 млрд. долларов в нефтегазовую, транспортную, телекоммуникационную, сельскохозяйственную сферы, отрасли  химической промышленности, железнодорожных локомотивов, городской инфраструктуры [2, c. 3].

Несмотря на плодотворное сотрудничество, Китай сталкивается с рядом проблем. Страны ЦА являются объектом стратегического интереса для многих стран, таких как США, Европа, Россия, Арабские страны, Турция, Япония, Иран, Южная Корея. В этой связи Китаю приходится конкурировать с этими довольно сильными странами и занимать свою нишу.

Другой проблемой является негативный образ Китая, сложившийся в 90-е годы, когда импортеры поставляли поддельную и низкокачественной продукцию. При выборе инвестиционного партнера странами ЦА этот фактор несет негативный характер.

Еще одна из проблем заключается в том, что китайские предприятия, в особенности частные предприятия, в сравнении с американскими и западными компаниями, уступают по уровню в инвестициях, технологиях и высококвалифицированных специалистах.

В связи с этими проблемами, китайские инвестиции отличаются тем, что имеют низкий уровень технологий; много краткосрочных и мало долгосрочных совместных проектов; китайскими инвесторами являются малоизвестные некрупные  предприятия, очень мало брендовых компаний [3, c. 59].

Среди стран ЦА прямые инвестиции Китая сосредоточены в Казахстане, Кыргызстане и Туркменистане, их доли составляют 61.26 %, 16.61 % и 10.49 % соответственно. Это составляет 2,62 млрд. долларов США. Объемы прямых инвестиций в Узбекистан и Таджикистан остаются незначительными [4].

Таблица 1.

Поток прямых инвестиций Китая в страны Центральной Азии,
(млн. долларов США)

Год

Казахстан

Туркменистан

Узбекистан

Таджикистан

Кыргызстан

ЦА

2003

2.94

--

0.72

--

2.44

6.10

2004

2.31

--

1.08

4.99

5.33

13.71

2005

94.93

--

0.09

0.77

13.74

109.53

2006

46.00

-0.04

1.07

6.98

27.64

81.65

2007

279.92

1.26

13.15

67.93

14.99

377.25

2008

496.43

86.71

39.37

26.58

7.06

656.15

2009

66.81

119.68

4.93

16.67

136.91

345.00

2010

36.06

450.51

-4.63

15.42

82.47

579.83

2011

581.60

-383.04

88.25

22.10

145.07

453.98

Итого

1 607.00

275.08

144.03

161.44

435.65

2 623.20

 %

61.26 %

10.49 %

5.49 %

6.15 %

16.61 %

100 %

 

 

На конец 2011 года основной объем прямых китайских инвестиций приходится на Казахстан, который составляет 70.87 %, в Кыргызстане инвестиции, за последние три года, стремительно взлетели и занимают около 13.02 % от общего объема прямых инвестиции Китая; доля остальных трех стран по объемам инвестиции сравнительно ниже, особенно у Узбекистана 3.88 % от общего объема, что показывает нам о неравномерном распределении китайских прямых инвестиции в центрально-азиатский регион [1].

Таблица 2.

Объем прямых инвестиций Китая в страны Центральной Азии, (млн. долларов США)

Год

Казахстан

Туркменистан

Узбекистан

Таджикистан

Кыргызстан

ЦА

2003

19.71

0.20

3.27

5.12

15.79

44.09

2004

24.78

0.20

4.23

21.54

19.26

70.01

2005

245.24

0.20

11.98

22.79

45.06

325.27

2006

276.24

0.16

14.97

30.28

124.76

446.41

2007

609.93

1.42

30.82

98.99

139.75

880.91

2008

1 402.30

88.13

77.64

227.17

146.81

1 942.05

2009

1 516.21

207.97

85.22

162.79

283.72

2 255.91

2010

1 590.54

658.48

83.00

191.63

394.32

2 917.97

2011

2 858.45

276.48

156.47

216.74

525.05

4 033.19

 %

70.87 %

6.86 %

3.88 %

5.37 %

13.02 %

100 %

 

 

Инвестиции Китая в страны ЦА по отраслям

Китайские инвестиции в Казахстан главным образом приходятся на энергетический сектор, где объем доказанных запасов нефти по данным BP составляет 39.6 млрд баррелей или 6.5 млрд тонн, что составляет 3.2 % от общих мировых запасов, а так же имеется скопление полезных ископаемых в больших количествах. Основными отраслями прямых инвестиций являются разведка и добыча нефти, сети АЗС, телекоммуникация, переработка сельскохозяйственной продукции, обработка кожи, услуги общественного питания, торговля и т. д. Основными инвестиционными проектами являются Актобемунайгаз, Каражанбасмунайгаз, нефтяная компания «Петро Казахстан», разведка нефти в восточных окраинах центральной части Каспийского бассейна, Павлодарский алюминиевый завод, железные дороги, освоение уранового рудника, Мойнакская ГЭС, казахстанско-китайский нефтепровод, казахстанско-китайский газопровод, международный центр приграничного соотрудничества «Хоргос» на казахстанко-китайской границе.

В Кыргызстане китайские инвестиции включают в себя такие сферы, как легкая и пищевая промышленности, переработка сельхозпродукции, посев и посадка сельскохозяйственных культур, освоение минерально-сырьевых ресурсов и металлургия, строительные подряды, услуги связи и транспортировки, развитие недвижимости, пищевая промышленность. Крупными инвестиционными проектами являются ремонт автодороги участка расположенной на кыргызстанско-китайской приграничной территории, разведка и добыча нефти в Алайской долине Кыргызстана, разведка и добыча полезных ископемых (железная руда, олово, золотых месторождений) и т. д.

В Туркменистане китайские инвестииции в основном связаны с развитием энергетических ресурсов, средства связи, химической промышленности, железных дорог, шелковой промышленности и в других сферах. Среди наиболее крупных проектов выделяется успешная реализация транснационального газопровода, проходящий по территории Туркменистана, Узбекистана, Казахстана (всего более 1900 км) и Китая (4500 км) крупнейшего в Евразии энергетической магистрали. Общая стоимость проекта составляет около 6.5 млрд долларов США, проектная мощность газопровода — 40 млрд. м³ в год.

Китайские инвестиции в Узбекистан в основном сосредоточены в разведке и добычи нефтяных месторождении, поставки нефтяного оборудования, строительство ГЭС, поставки электроники машиностроения, строительство химического завода, строительство объектов связи, ирригационное земледелие и окультуривание почвы, строительство и реконструкция городских объектов. Основными ключевыми проектами являются узбекско-китайский газопровод, бурение и ремонт нефтяных скважин Синьцзянской нефтебуровой компанией «Туха», промышленная эксплуатация крупного месторождения нефти Мингбулак, расположенного в Наманганской области Узбекистана, Кунградский содовый завод эксплуатируемым китайской государственной корпорацией CITIC, Декханабский завод калийных удобрений, строительство газохранилища и компрессорной станции для газопровода.

Инвестиции в Таджикистан охватывают сферы телекоммуникации, текстильной промышленности, сельского хозяйства, строительство линии электропередач и электрической подстанции, развитие дорожно-транспортной сферы и другие. Основные китайские инвестиционные проекты включают строительство и реконструкция автомагистрали Душанбе-Чайник-Худжанд, строительство высоковольтных линии электропередачи 500 кВ транзита «Юг-Север» и Лолазол-Хатлон, строительство тоннеля «Шар-Шар» по дороге Душанбе-Куляб, реконструкция автотрассы на приграничных территориях Таджикистана и Кыргызстана, развитие свинцово-цинкового месторождения «Зарнисори Шимоли» (Северный Алтын-топкан) который относится к разряду крупных месторождений и другие проекты [6, c. 16—17].

В связи с разным уровнем развития стран ЦА, отличаются и способы инвестирования. Так, китайские инвестиции в Казахстан в основном являются прямыми инвестициями. Существенный объем китайских инвестиции в Узбекистане составляют государственные кредиты и займы, предоставленные правительством Китая, объем прямых инвестиций относительно меньше. Инвестиции в Кыргызстан являются прямые инвестиции и предоставляемые правительством безвозмездная помощь. С 2001 года, правительство Китая предоставило Кыргызстану в качестве безвозмездной финансовой помощи в размере более 200 млн. юаней (не считая льготных кредитов правительства Китая странам-партнерам в рамках ШОС). Инвестиции Китая в Таджикистан это в основном различного рода финансовая помощь. С момента установления дипломатических отношений, правительство Китая выделило Таджикистану финансовую помощь в размере более 404 млн. юаней (не включая льготных кредитов правительства Китая странам-партнерам в рамках ШОС) [7, c. 39].

Исходя из стратегии «выхода за границу», Китаю необходимо продолжать стимулировать развитие инвестиций, в частности в страны ЦА на всех уровнях китайского правительства. Для решения этого вопроса можно назвать несколько путей.

Во-первых, посредством долгосрочного торгового соглашения и совместного долевого участия в освоении и развитии ресурсов, укрепления сотрудничества с центрально-азиатскими энергересурсными компаниями, построить диверсифицированный, стабильный, надежный зарубежный канал энергопоставок.

Во-вторых, усилить роль страховых учреждений, улучшить механизмы защиты от рисков китайских предприятий за рубежом.

В-третьих, на всех уровнях правительства Китая следует посредством стимулирования интеграции экономики и технологии, повысить роль Синьцзяна в доминирующем положении инвестиций в странах ЦА. Прямые инвестиции Синьцзяна в центрально-азиатский регион обладают геополитическим и географическим преимуществами, в качестве ресурсной базы, развитии нефтехимической, металлургической, энергетической и других современных тяжелых промышленностей.

В-четвертых, китайским предприятиям необходимо увеличить экспорт технологий. Страны ЦА стремятся укреплять научно-техническое сотрудничество с китайскими предприятиями. Среди стран ЦА, у Казахстана сравнительно сильная экономика и высокая потребность в технологиях. В связи с чем, имеется огромное желание создать совместные предприятия с китайскими компаниями, либо посредством совместного технического исследования привлечь технологии и капитал из Китая. Остальные страны также нуждаются в капитале и технологиях. Слабая экономика Кыргызстана рождает спрос на китайские технологии, Таджикистан необходимы технологии в сфере переработки сельскохозяйственной продукции, в Узбекистане наблюдается потребность в технологии в сфере растениеводства, животноводства, переработке кормовой культуры, производства сельскохозяйственной техники, Туркменистан желает внедрить новые виды водосберегающих технологий в области сельского хозяйства, солнечные технологии и т. д. [4, c. 115].

Все страны ЦА выражают сильную заинтересованность и желание в сотрудничестве с китайскими предприятиями. Соответственно китайские предприятия могут воспользоваться таким желанием и сотрудничать с центральноазиатскими странами опираясь на технологическую взаимодополняемость двух сторон, посредством увеличения экспорта технологии в данный регион стимулировать развитие инвестиции в Центральную Азию.

Исходя из вышеизложенного, можно сказать, что Центральная Азия является главным объектом экономического интереса, и масштабы присутствия Китая будут поступательно увеличиваться. Если первоначально китайский экономический интерес затрагивал торговую сферу, а нефтегазовая и транспортно-коммуникационные сферы были незначительными, то сегодня Китай усиленно ведет активизацию проектно-инвестиционной деятельности. Стала наблюдаться все более устойчивая тенденция диверсификации китайского присутствия в регионе по отраслям экономики.

Кроме того, эти мероприятия требуют создания соответствующей инфраструктуры, то есть развития транспортных и логистических услуг. Это, в свою очередь, в долгосрочном плане поможет расширить торговлю, особенно с отдаленными странами, диверсифицировать географическое распределение торговли, воплощая в жизнь стратегию «выхода за границу».

 

Список литературы

  1. Ежегодный статистический бюллетень о прямых зарубежных инвестициях Китая, 2011.
  2. Цинь Фанмин. Региональное экономическое сотрудничество стран ЦА и Китая с инвестиционной точки зрения. Журнал «Исследование и развитие». 2012 (2).
  3. Duan Xiu-fang. China’s Choice of Direct Investment Position and Industry in Central Asia Countries. International Economics and Trade Research. Vol. 26 № 5, may, 2010.
  4. Wang Xiaofeng, Wang Linbin. An Exploration of the Laws and Its Risks Faced by China’s Direct Investment in Central Asia. Journal of Jiangxi University of Finance and Economics. № 1, serial № 85. 2013.
  5. Wang Haiyan. Regional Economic Cooperation in Central Asia under the Framework of Shanghai Cooperation Organization. Journal of Xinjiang Normal University (Social Sciences). №2. June, 2008.
  6. Xu Yun-xia. On Xinjiang's Direct Investment in Central Asia. China Opening Herald. № 3, June, 2010.
  7. Yu Shuyi. On the relation between China-Central-Asian trade and economic cooperation and China`s geo-economic security. Journal of Xinjiang Normal University (Social Sciences). № 4. July, 2011.