Статья:

МЕМУАРЫ В.П. РОЗАНОВА КАК ИСТОЧНИК ПО ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВА [1930-е — 1950-е годы]

Конференция: XII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: 1. История

Выходные данные
Гончарова В.Е. МЕМУАРЫ В.П. РОЗАНОВА КАК ИСТОЧНИК ПО ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВА [1930-е — 1950-е годы] // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(12). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/5(12).pdf (дата обращения: 08.12.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

МЕМУАРЫ В.П. РОЗАНОВА КАК ИСТОЧНИК ПО ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВА [1930-е — 1950-е годы]

Гончарова Вероника Евгеньевна
студент 2 курса, Лечебного факультета НГМУ, РФ, г. Новосибирск
Вишневский Станислав Олегович
научный руководитель, преподаватель кафедры Социально-исторических наук факультета Социальной работы и клинической психологии НГМУ, РФ, г. Новосибирск
Петина Ольга Викторовна

 

«Не дай Бог жить Вам в эпоху перемен» гласит древняя мудрость в унисон с событиями, происходящими сегодня в России, в мире: беспорядки на Манежной площади 2010 г., протестное движение 2011—2013 гг., несанкционированные акции Pussy Riot 2011—2012 гг., противоречащие всем нормам морали, более 150 неонацистских группировок на территории современной России, пропагандирование нацистской идеологии в Украине.

В век, когда нормы морали и нравственности уходят на второй план, хочется вспомнить о подвигах, которые совершали люди разных национальностей и профессий ради идеи о светлом будущем. Наиболее наглядным в этом отношении является СССР: 15 республик, территория равная 1/6 суши, 290 миллионов человек, которые поднимали экономику страны, сражались с фашистской идеологией плечом к плечу, вместе побеждали, вместе погибали смертью героев, переживали ужасы голода и потерь, радовались Великой победе над фашизмом, веря в будущее своей Родины. Память об этих подвигах должна сохраниться в наших душах. Судьбы этих людей тесно сплетены с социальной и политической жизнью страны, с событиями сложной, противоречивой эпохи 1930—1950-х гг., которая оплакана слезами детей и женщин, ознаменована громкими победами и достижениями. Только собрав воедино цифры архивных документов, тексты приказов, письма и рассказы очевидцев мы сможем создать полную и достоверную картину событий прошлого, которая призвана уберечь нас от повторения роковых ошибок.

Цель работы заключается в изучении взаимосвязи между социально-политической ситуацией в нашей стране в 1930—1950-е гг. XX века и историей одной отдельно взятой семьи в тот же исторический период (по мемуарам В.П. Розанова). В рамках данного исследования рассмотрено предположение, что если проследить исторический путь одной семьи, то можно проследить историю страны в разных ее ракурсах — в определённый период времени.

Розанов Виктор Петрович — ветеран Великой Отечественной войны, Народный артист РСФСР, автор мемуаров «И жизнь, и слезы, и любовь...». На станицах этой книги он пересказал всю свою жизнь: порывы юного мальчишки, подвиги советского солдата, воспоминания Народного артиста, он писал о своих мыслях и чувствах, решениях и страхах. Одним из таких детских страхов стал голод 1932—1933 гг., который описан очень подробно и между строк видно, что он так и не смог понять, почему одним давали пайки, а другим нет, почему одни умирали на улицах, а другие могли «вдоволь есть каши и меда» [6; 7]. Впервые о «продовольственных затруднениях» в Украине было сказано 2.05.1930 г. в специальном сообщении начальника Секретно-оперативного управления Государственного политического управления Украинской ССР Добродицкого [13]. Повторно сообщение № 88871 о грядущем голоде в Украине было отправлено 26.06.1930 г. [14].

Известно, что на ноябрьском (1929 г.) Пленуме ВКП (б) был взят курс на ликвидацию кулачества как класса на основе сплошной коллективизации [2; 212]. Зимой 1930 г. в стране стали спешно создаваться колхозы. Повсеместно нарушался принцип добровольности. Крестьяне зачастую вступали в колхоз под угрозой раскулачивания. В принудительном порядке обобществлялись дома, скот, утварь, даже лук и чеснок на кухне. Начались массовые волнения крестьян, прежде всего середняков. Крестьяне повсеместно вырезали скот и птицу. Последствия этих действий ярко проявились во время голода 1932—1933 гг. Он охватил зерновые районы Украины, Южного Урала, Казахстана [2; 215]. Сталинское руководство увеличивало планы хлебозаготовок [12], вывозя из пострадавших районов практически все запасы продовольствия, зерно из семенных и фуражных запасов (было вывезено 18 миллионов центнеров зерна с целью получения валюты) [2; 216].

Все просьбы и прошения отклонялись [11]. Люди продолжали голодать, умирать. Семью Розановых голод застал в городе Мариуполь, Украина. В то время глава семьи, отец Виктора Петровича, Петр Ильич Розанов и дед, Валериан Хрисанфович Викул (1869—1935) работали на заводе им. Ильича, а потом и на «Азовстали». Из истории Мариуполя, известно, что в конце 1932 г. в результате голода, его начали активно заселять крестьяне, которые часто умирали на улицах. Прохожие падали на глазах и больше не поднимались. Виктор Петрович позже напишет: «Но наступил страшный 1932 год — год голода. Люди опухали и часто умирали прямо на улицах. Я, еще маленький, этого не знал, так как родители старались кормить меня нормально. Но сами перебивались кое-как, хотя завод старался помогать продуктами своим работникам» [6; 8].

Опираясь на эти строчки, можно сделать вывод: заводы, фабрики и другие учреждения старались помогать своим сотрудникам. В книге В.П. Розанов также рассуждает о крестьянах, он пишет, что их положение было более бедственное. Эти слова подтверждают воспоминания крестьянина С. Латышева, который жил в Украине в период голода: «В эту весну 1933 года не было двора, где от голода кто-то не умер. Умирали целыми семьями, некому было рыть могилы. Домашних животных в селах не было. Все было съедено» [2; 217].

Все это связано с тем, что в результате коллективизации хозяйство приходило в упадок. Крестьянам не было оказано продовольственной или материальной поддержки. Сопоставив эти два факта, можно сделать вывод, что в отличие от крестьян, квалифицированные работники производственной сферы, с точки зрения партии, были для страны на вес золота, что логично в эпоху индустриализации.

XVII конференция ВКП (б) в Директивах к составлению второго пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР на 1933—1937 гг. Указала [9; 17]: «Развернутая в первом пятилетии работа по превращению СССР в страну, самостоятельно производящую машины и оборудование, будет завершена и окончательно обеспечит за СССР «экономическую самостоятельность»». Из указа следует, что партия, преследуя поставленную цель: превратить СССР в экономически самостоятельное государство, не остановилась и перед социальным, продовольственным кризисом. По данным архивов города Мариуполь «завод им. Ильича» и «Азовсталь» играли огромную роль для машиностроения, и работали на полную мощность [4]. Вероятно, поэтому руководство поддерживало сотрудников во время голода. Нужна была «квалифицированная рабочая сила».

Проанализировав факты, можно сделать вывод, что социально-экономическая политика государственно-партийного аппарата, направленная на будущее (индустриализация), оказывает самое непосредственное влияние на судьбу каждого отдельно взятого человека. Много страниц книги «И жизнь, и слезы, и любовь…» посвящено войне. Её начало, оккупация, фронт, сражения, победа — через все это прошли и Розановы.

22 июня 1941 г. — официальная дата начала Великой Отечественной войны. В истории СССР много белых пятен, эти годы суровых испытаний – не исключение. Воспоминания о начале войны в мемуарах В.П. Розанова очень резко вклиниваются в мирное и размеренное детство. Начало этих страшных лет семья Розановых встретила в городе Харьков, Украинская ССР. В своей книге В.П Розанов много страниц посвящает школе, учителям, довоенному времени, и почти в каждой строчке в скобках стоит «те, кто выжил», «тот, кто вернулся», «не пришел с войны». «Безмятежно прошли семь лет учебы в школе. И вот — ВОЙНА! На газонах появились окопы и щели. Люди как-то притихли. Не слышалось ребячьего крика и шума» [6; 23]. Несмотря на начало боевых действий рано утром, до Харькова весть о войне дошла лишь днем. В.П. Розанов писал, что «люди стояли на улице и не могли поверить в сообщение Молотова. Все молились, чтобы это оказалось ложью. Народ не хотел воевать» [6; 31]. Весь город надеялся, что это всего лишь провокация.

Когда войска противника подошли к Киеву [2; 261], а потом и к Харькову, жители уже просто не успевали эвакуироваться. Помимо рассматриваемых мемуаров очень ярко начало войны описано в книге «Харьков 1941: На краю грозы» историка-педагога В.К. Вохмянина [1; 30]. На страницах автор размышляет о действиях советских властей на протяжении 1939—1941 гг. Историк утверждает, что радикальные изменения в строю армии (репрессии кадров), кровопролитная война с Финляндией, отсутствие опыта «современных военных действий» и привели к страшным поражениям первых дней.

Из воспоминаний Г.К. Жукова также видны причины первых поражений: «Ресурсы нашей страны в то время были ограничены, мы буквально выпрашивали у Верховного Главнокомандующего противотанковые ружья, автоматы ППШ, минимально необходимое количество снарядов и мин. Вероятно, трудно поверить, что нам приходилось устанавливать норму расхода…боеприпасов — 1—2 выстрела на орудие в сутки. И это, заметьте, в период наступления!» [2; 267].

Таким образом, решения власти в начале войны решили судьбу семьи Розановых и судьбы других семей, обрекая их на гибель в Харькове. Такая же ситуация была в других городах Союза, которые были оккупированы в первые дни войны. По воспоминаниям В.П. Розанова самое страшное испытание — оккупация Харькова: «Огромный город как бы вымер. Жители старались сидеть по своим домам, так как часто бывали облавы. На улицах ходили патрули, стрелявшие в людей без предупреждения. Не было электричества, воды, не действовало отопление и канализация» [6; 42]. Много людей не пережили этих страшных лет, кто-то умер от голода, кого-то расстреляли, других забрали в плен.

Оккупация Харькова началась 24 октября 1941 г., а окончательное освобождение произошло только лишь 23 августа 1943 г. [5]. Для семьи Розановых, в составе двух женщин и мальчишки, эти годы могли стать роковыми, но они решили бежать из Харькова, потому что в городе жить было просто невозможно: «В конце концов, мы решили уходить из Харькова, где смерть от голода была неминуема. Оделись потеплее, заперли квартиру и ушли в неизвестность» [6; 43]. В.П. Розанов вспоминал, что улицы и границы патрулировались, комендантский час наступал в 16:00, кто оказывался на улице — расстрел. В книге дорогу подробно не описывал, просто сил не было вспоминать: «Сколько мы шли, я не помню, но не менее 10—12 дней… Кое-как добрели мы до села Глинское» [6; 43]. В селе Глинское и остановилась семья Розановых, Виктор Петрович устроился на работу, его мама шила одежду, а бабушка работала по хозяйству. По воспоминаниям Виктора Петровича, женщины этого села часто помогали беженцам то хлебом, то молоком, иногда даже салом. Казалось, что все наладится. Но беда не заставила себя ждать: «уж не знаю, по какой причине, полицай стал цепляться к нам: будто мама — партизанка. Обвинение было опасным» [6; 51]. Дальше семья скиталась по деревням и селам, остановились в селе Опошно, где Виктор Петрович помогал в работе «бочкарю», это улучшило их положение и позволило купить дров и какой-то еды. Так они жили до весны 1943 г., советские войска приступили к освобождению Харькова, шли бои, некоторые части города были отвоеваны, некоторые наступления оказывались неудачными [2; 275]. Так, «в марте 1943 года, когда Красная Армия неудачно наступала на Харьков, а немцы срочно отступали, забирая людей в Германию, мне снова пришла повестка явиться на следующий день для отправки. Мать своими руками вылила мне на ногу целую кастрюлю кипятка. Боль была жуткая! Утром мать пошла на сборный пункт и сказала, что я готовился к отправке, купался в корыте и случайно опрокинул на себя кипяток. Ей не поверили. Пришел немецкий военный врач. Увидев ногу, махнул рукой и, ничего не сказав, ушел» [6; 57]. Только с четвёртой попытки, 23 августа 1943 г., город был окончательно освобождён.

Таким образом, решение сдать Харьков обрекло десятки тысяч людей на смерть, фашисты прочно занимали позиции, и освобождение города РККА далось большими людскими потерями. Население города сильно сократилось (в мае 1941 г. население города составляло 901 тыс. человек, а к августу 1943 г. — 190 тыс.) [5] Первые неудачные бои за освобождение города стали причиной того, что многих людей спешно отправляли на работы в Германию. Следовательно, стратегические решения главнокомандующего, военное положение страны, решения властей самым непосредственным образом отразились на людях, далеких от власти и решили их судьбу.

Вероятно, нет солдата, который бы не гордился своей воинской частью. Виктор Петрович не исключение. В его мемуарах немало страниц посвящено именно службе. Он служил в 1-й отдельной гвардейской железнодорожной бригаде. С этой бригадой он и встретил 1945 г., победу: «Да, война закончилась нашей Победой! Я счастлив, что в этой победе есть и моя крохотная доля участия. Из всей бригады наибольшего успеха в Берлинской операции добился наш 20-й батальон…» [6; 63]. Исполненный патриотическими чувствами Виктор Петрович стремился защитить свою Родину. Эти чувства и упорство мальчишки не знали пределов, он ходил в военкомат каждый день и, получив отказ, с нетерпением ждал следующей попытки. В дневнике записывал: «Как горячо, с какой страстью я доказывал, что после всех бед и мук оккупации я не могу иначе, я должен быть на фронте. Я хочу воевать, хочу мстить немцам за все их злодейства. Что я еще ему говорил, уж не помню, только видимо, он понял мое состояние и сказал: «Подожди немного, а пока разноси повестки. Ведь тебе еще только 16 лет!»» [6; 67]. Настолько сильной была вера юноши в свою страну. Немалую роль в этом сыграло патриотическое воспитание. Виктор Петрович вспоминал: «На стене разрушенного дома я увидел фразу «А чем ты помог фронту?» (плакат, Моор (Орлов) Д.С., 1941) [6; 71] и в этот же день пошел в военкомат, я должен был что-то сделать!».

Получается, что политика властей, направленная на формирование чувства долга перед страной, имела определенные успехи, направляя людей на принятие тех или иные решений. Рассматривая 1940-е гг., в мемуарах Виктора Петровича в каждую строчку вложено чувство любви к партии, к государству. Именно агитационная политика тех лет и воспитала в нем столь сильное патриотическое самосознание. И такое же сознание воспитано в миллионах других граждан СССР.

В конце 1940-х — начале 1950-х гг. сталинское руководство провело несколько кампаний по разоблачению «врагов народа». В послевоенные годы окончательно сформировалась система лагерей спецпоселений ГУЛАГа. В лагерях могли оказаться председатель колхоза, выдавший крестьянам во время голода зерна больше положенной нормы; колхозный сторож, унесший несколько огурцов с колхозного поля; рабочий, опоздавший на работу; бывший военнопленный, перемещенный с фашистского лагеря. В лагерь можно было угодить за рассказанный про И.В. Сталина анекдот [2; 321]. Смягчение политического режима началось лишь с 1950-х гг., в связи со смертью И.В. Сталина [2; 324]. В своих воспоминаниях В.П. Розанов часто упоминал имена людей, которые помогли его семье в оккупации, в бегах, после возвращения в освобожденный Харьков и в конце войны. Однако многие эти люди впоследствии оказались в тюрьмах и ссылках. Так, доктора А.В. Карпенко, которая помогала юношам и девушкам избежать угона в Германию, в конце 1946 г. обвинили в работе на немцев. Такая же участь постигла Ваню Ширай, мальчишку, семья которого и приютила Розановых. И зубного врача, женщину, имени которой Виктор Петрович вспомнить не смог, но и она была расстреляна: «Это была месть ничтожного человека по фамилии Билык. Он возжелал любви красивой женщины, нашего стоматолога, а когда получил отказ, донес на нее, тем самым отомстив за «поруганные» чувства» [6; 83]. Получается, что без детального следствия, людей расстреливали и сажали в тюрьмы по обвинению в очень тяжких преступлениях. Эти люди не имели никакого отношения к власти, Ваня Ширай даже толком читать не умел. Почему на их плечи пало столь серьезное обвинение? — Донос. Политика государства была такова, что «карательные» службы рассматривали каждое анонимное письмо, но подробно никто не разбирался. По этой страшной дороге ушли тысячи граждан СССР, как виновных, так и ни в чем не виноватых [8].

Лично семьи Розановых репрессии 1940-х — начала 1950-х гг. не коснулись, но пострадали их друзья и близкие. Проследив путь этих людей, можно выйти на элемент политической структуры страны и сделать вывод о том, что доносы были своеобразным радикальным средством взаимодействия политики и граждан. Каждая анонимная записка с обвинением могла разрушить судьбу целой семьи. Для властей такое «стукачество» имело своеобразную выгоду. Люди находились в постоянном страхе, что позволяло легко манипулировать населением, потому что каждый боялся за своих близких.

После победы, страна по-прежнему оставалось в бедственном положении, люди много работали, чтобы восстановить города, солдатам, вернувшимся с фронта, было необходимо лечение. Послевоенное время стало временем репрессий и ложных обвинений, граждане, хоть и обрадованные победой, по-прежнему оставались в страхе, только уже перед своим правительством.

По итогам работы следует, что выдвинутая гипотеза подтвердилась. В ходе решения поставленных задач, была выявлена степень влияния социально-политической и экономической ситуации в стране на историю одной семьи. В статье доказано, что рассмотрев путь одной отдельно взятой семьи, далекой от политики, можно проследить путь государства в целом: от социально-экономических решений до крупных внешнеполитических событий. Помимо всего, этот факт определяет историческую ценность любых мемуаров, рассказывающих о жизни людей в тот или иной исторический период. Мы изучаем историю, чтобы не повторять её ошибок! Недаром А.С. Кулешов в книге «История разбитых судеб» сказал: «в конкретных человеческих судьбах отражаются политические и общественные катаклизмы, экономические закономерности».

 

Список литературы:

  1. Вохмянин В.К. Харьков, 1941. Ч. 1: У края грозы. Харьков: «Райдер», 2008. — 120 с.
  2. Жарова Л.Н., Мишина И.А. История Отечества XX в. М.: «Центр гуманитарного образования», 2005. — 416 с.
  3. Кулешов А.С. Аксаковы. История разбитых судеб. М.: «Территория», 2009. — 325 с.
  4. Портал Архивы России: Коллекция документов России по теме «Голод в СССР 1930—1934 гг.» — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.rusarchives.ru/publication/hunger-ussr/index.shtml (дата обращения 2.05.2014).
  5. Портал Книга памяти г. Харькова — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: www.memorial.kharkov.ua/history (дата обращения 2.05.2014).
  6. Розанов В.П. И жизнь, и слезы, и любовь: автобиография. Германия, Оснабрюкк: «Оранж», 2002. — 250 с.
  7. Феськов В.И., Калашников К.А., Голиков В.И. Красная Армия в победах и поражениях 1941—1945 гг. Томск: изд. Том-го университета, 2001. С. 183.
  8. Хлобустов О.М. О точном количестве репрессированных в годы Советской власти // Экономическая философская газета, 2006 г. –– [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://forum-msk.org/material/stalin/12538.html (дата обращения 2.05.2014).
  9. Статистический сборник Промышленность СССР, 1936. — 446 с.
  10. ГАХО. — Ф.Р. 2982. — Оп. 1. — Д. 201. — Л. 62.
  11. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 913. Л. 7. П. 26/6, 112/95.
  12. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 868. Л. 5. П. 13/7.
  13. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 834. Л. 975, 975 об., 976.
  14. ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 834. Л. 1072 об.