Статья:

ОПГ КАК СПЕЦИФИЧЕСКИЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

Конференция: XII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: 4. Социология

Выходные данные
Пупко Д.А. ОПГ КАК СПЕЦИФИЧЕСКИЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(12). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/5(12).pdf (дата обращения: 23.04.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ОПГ КАК СПЕЦИФИЧЕСКИЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

Пупко Демид Александрович
студент 1 курса, ИТЭ и МЭО, РФ, г. Самара
Чеджемов Герман Асланбекович
научный руководитель, старший преподаватель кафедры социологии и педагогики ФГБОУ ВПО «СГЭУ», РФ, г. Самара

 

Преступное поведение, с точки зрения социологии являющееся особой формой девиантного поведения — делинквентным поведением, на первый взгляд может показаться абсолютно не представляющим какого-либо интереса. Но это далеко не так. Такое явление как организованная преступность может быть рассмотрено с точки зрения социологии и экономики как в общем виде (как в данной работе), так и в каком-то его конкретном проявлении.

Само по себе преступное поведение направлено прежде всего на расширение жизненного пространства и удовлетворение потребностей, независимо от любых социальных норм. Важно осознавать, что, несмотря на практически полнейший отказ от легальных правил, от следования им, ОПГ в нормативный вакуум не погружаются, они лишь заменяют неофициальными и новыми те нормы, которые считают неприемлемыми.

Возникновение ОПГ является абсолютно закономерным явлением, и этому имеется рациональное объяснение. Так или иначе, любой эффективный криминальный проект противоречит сразу нескольким статьям уголовного кодекса, а потому без выработки четких правил, без создания работоспособной структуры осуществить задуманное просто не представляется возможным.

В экономике существует утверждение о том, что там, где не может быть востребовано право конституционное, рынок опирается на практическое право, санкционированное самими рыночными игроками и закрепленное в обычае. Эти неписаные законы часто бывают гораздо более строги и лучше исполняются, чем имеющиеся формальные законы. Секрет кроется в очевидном: эффективность и устойчивость такой правовой системы определяются непосредственной выгодой тех, кто «играет по правилам», и прямыми убытками тех, кто эти «правила» нарушает. Иллюстрация: в начале 90-ых годов прошедшего столетия в России среди крупнейших руководителей и хозяев российского бизнеса существовали две принципиальные неписаные договоренности. Первая запрещала ликвидацию конкурентов физическими методами, вторая заключалась в минимизации коррупционной деятельности, в частности речь шла о подкупе чиновников. В данном случае налицо функционирование обычного механизма создания социальных норм: когда правом на применение оружия начинают обладать все, в разы более выгодным становится именно запрет на его применение.

В ОПГ имеются строгие регламенты, причем существуют нормы как материальные, так и процедурные. И те, и другие подлежат строгому соблюдению. Интересный факт: для всех заключенных наиболее сносными условия жизни являются в тех тюрьмах и колониях, где нормы установлены и контролируются ворами в законе. Объясняется это тем, что стандарты криминального сообщества в большей степени отвечают потребностям конкретной ситуации, а контроль осуществляется как посредством авторитета, так и насилия.

На основании изученных материалов был сформулирован ряд основополагающих тезисов, каждый из которых обоснован конкретным фактом и примером.

Тезис 1. Организованная преступность обладает всеми признаками социального института и выполняет ряд социально значимых функций.

Признаки социальных институтов применительно к организованным преступным группам:

  1. Наличие норм, предписаний и кодексов, регламентирующих поведение представителей данного социального института. В преступном мире таковыми являются «понятия» российских бандитов, моральный кодекс якудзы и неписаные законы американских гангстеров
  2. Наличие отличительных черт, специальных культурных символов. В России таковыми были малиновые пиджаки, большие ювелирные украшения (перстни, кольца, браслеты, цепи, часы). В США — одежда строго зафиксированного за каждой бандой цвета (Святые носили фиолетовую, Crips — синюю, а Bloods — красную), а также особая раскраска автомобилей.
  3. Наличие идеологии. В мафиозных структурах таковой можно назвать идею о бессмертии мафии как тайного общества уважаемых людей, которые управляют миром и не хотят выходить из-за кулис. Идеология ICA(см. расшифровку ниже) заключается в латинском выражении “Merces Letifer” , что в переводе означает «Торговля Смертью».

Тезис 2. В деятельности ОПГ можно увидеть все признаки активного инновационного экономического поведения, предпринимательства. Они представляют собой своеобразный (речь идет именно о нелегальном) авангард бизнеса. На первый взгляд может показаться, что многочисленные и широко известные проявления организованной преступности не имеют и не могут иметь ничего общего с традиционным бизнесом. И тем не менее, уровни организованной преступности при проведении параллели с различными субъектами экономики будут выглядеть так:

Уровень 1. Банда для совершения преступлений общеуголовного характера.

Классический аналог американской гангстерской преступности (такие как, например, нью-йоркские The Saints и Daybreak Boys). Деятельность охватывается составом статьи 208 Уголовного Кодекса Российской Федерации (бандитизм). Члены банды с экономической точки зрения являются, по сути, ремесленниками-нелегалами.

Уровень 2. Организованное преступное сообщество.

Такое сообщество может получить контроль над легальными экономическими структурами и действовать в качестве субъекта предпринимательской деятельности. Соответствует сложившимся в нашей стране представлениям о преступных группировках и сообществах. Ярчайшим образцом являются группировки Crips и Bloods, до сих пор делящие между собой город ангелов — Лос-Анжелес. Такая деятельность охватывается статьей 210 УК РФ. С точки зрения экономики, организованное преступное сообщество это своего рода разновидность малого предпринимательства.

Уровень 3. Преступная корпорация.

Она контролирует целые сферы предпринимательства, отрасли производства, регионы. Выделение данного уровня наиболее остро ставит вопрос об участии в столь масштабных нелегальных операциях олигархов, чиновников, политиков и т. п., однако ведущая роль здесь принадлежит так называемой «крыше» в лице представителей государства. К этой категории можно отнести деятельность цеховиков времен СССР. Если оглянуться на заграницу, то к этому типу, конечно же, относится 14 Карат — 14 К (十四K) — одна из самых многочисленных и влиятельных триад Гонконга. В экономике субъект-аналог преступной копрорации — финансово-промышленная группа.

Стоит отметить, что абсолютное большинство журналистских расследований вскрывает именно этот пласт социальных взаимодействий. Если быть конкретнее, то обычно такие расследования заканчиваются на 3 типе ввиду отрицания многими людьми существования 4 и 5 типов организованной преступности.

Уровень 4. Преступное сообщество мафиозного типа.

Контролирует политическую и экономическую деятельность различных социальных субъектов с выходом на международный уровень. Государство также может быть субъектом этого вида деятельности. В стравнении с относительно аморфной корпорацией, мафиозный клан представляет собой организацию гораздо более цельную, сознательно выстроенную. Деятельность очень напоминает почерк спецслужб различных стран, использовавших влияние и силу в своих целях. Такому сообществу свойственно осуществление масштабных международных проектов, разумеется при гораздо более высоком уровне конспирации (по сравнению со всеми предыдущими уровнями). Конкретным примером могут служить так называемые «Пять семей» или пять семейств — пять самых крупных и влиятельных «семей» итальянско-американской мафии, контролирующие Нью-Йорк. К ним относятся «семьи»: Бонанно, Гамбино, Дженовезе, Коломбо и Луккезе. Является полноценным аналогом ТНК — транснациональных корпораций.

Уровень 5. Надмафиозная (внемафиозная) организация.

Если в существовании «классической» Cosa Nostra еще можно как-то сомневаться, то такая организация заслуживает звания «полумифической». Это своего рода аналог наднациональных организаций-образований, действующих вне юрисдикции какой-либо станы в интересах какой-то конкретной цели и никогда не принимающих чью-то конкретную сторону (как Международный Суд). Эти постулаты строго соблюдаются организациями 5 типа. Существуя только во имя своих интересов (обычно коммерческих), данные субъекты всегда остаются в тени. Они не имеют ни одного конкретного врага в силу того, что к ним может обратиться за помощью абсолютно кто угодно. Такая позиция обеспечивает высочайший уровень стабильности, безопасности и независимости в изменчивом криминальном мире. Примеры — ICA (International Contract Agency — Международное контрактное агентство) и M.e.r.c.e.n.a.r.i.e.s. Corp. (корпорация наемников). Еще одной особенностью является специфичность и узконаправленность предоставляемой заказчику «помощи» (услуги). ICA занимается предоставлением высококлассных услуг на рынке наемных убийств, а M.e.r.c.e.n.a.r.i.e.s. — тем же самым, но на рынке анонимной военной силы.

Тезис 3. Организованная преступность демонстрирует крайне эффективную модель адаптации к бюрократическим, инерционным, ригидным социальным рамкам. В этой связи она может быть охарактеризована как замещающий и дополняющий девиантный социальный институт.

ОПГ действительно предпочитает не бороться с негативными проявлениями деятельности госаппарата, а приспособиться к уже существующему и получать от этого выгоду. Иногда даже наблюдается активное участие группировок в политической жизни страны, что в большинстве случаев объясняется желанием расширись свою сферу влияния или закрепить существующую. Пример — активное голосование членов группировки «Святых» за одного из сенаторов США.

Тезис 4. Коррупционные взаимодействия ОПГ и представителей власти являются разновидностью социетального обмена ресурсами, формой социальной коммуникации. Такие взаимодействия не всегда оказывают разрушающее воздействие на систему управления, поскольку могут быть одной из форм приспособления к ее дисфункциям.

Пример — деятельность китайских триад и японской мафии якудзы. Эти организации пустили глубочайшие корни в управленческий аппарат своих стран и эффективно используют все возможные методы манипулирования чиновниками для достижения своих целей. При этом не наблюдается никакой сверхдеструктивный результат такого взаимодействия.

Тезис 5. Постепенная трансформация откровенно криминальных форм бизнес-деятельности в законные и респектабельные является закономерным переходом от рискового предпринимательства к стабильному.

На самом деле, ОПГ не слишком заинтересованы в получении официальных властных позиций, их основная и, нередко, единственная, цель — обеспечить собственную деятельность, а не принимать на себя обязанности по управлению государством. При переходе в легальный бизнес, во власть, вчерашних преступников вынуждают играть по правилам новой для них системы. Парадоксом является то, что нередко именно преступники демонстрируют большую готовность к благочестивому поведению, нежели неустойчивые лица, не прошедшие жесткую школу выживания в преступной среде.

Тезис 6. Организованная преступность в основном не требует специальных форм и методов социального контроля.

ОПГ как раз представляет собой достаточно саморегулируемую систему с очень высокой степенью адаптации к внешним условиям. Поэтому гораздо более эффективными будут меры именно социально-экономической политики, а не уголовной. Ужесточая деятельность силовых структур, усиляя регламентацию экономики, общество в итоге получит не ослабление позиций организованных преступных групп, а наоборот их укрепление.

Подводя итоги, можно сказать, что ОПГ являются неизбежным продуктом криминальной деятельности людей и не могут быть полностью искоренены. Однако, создание приемлемых условий для развития бизнеса и других форм реализации творческого потенциала личности делает малорентабельным обращение к нелегальным способам заработка. При таких условиях к преступлению обращаются лишь субъекты, имеющие склонность к риску.

 

Список литературы:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 28.04.2009 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  2. Социология: концепции, отраслевые теории и методика прикладного исследования: учебно-методическое пособие / В.Г. Зарубин (науч.ред.) — Выпуск третий — Ростов н/Д: Легион-М; СПб: РГПУ им. А.И. Герцена, 2013. — 512 с.
  3. Институциональные проявления организованной преступности. Федеральный правовой портал. — [Электронный ресурс] — Режим доступа — URL: http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1116173 (дата обращения 12.04.2014).
  4. Банды города ангелов. Криминальная география. Все о преступности и криминале. — [Электронный ресурс] — Режим доступа — URL: http://www.all-crime.ru/krimgeo/krimgeo-los-angelos.htm (дата обращения 12.04.2014).
  5. Социокультурный феномен — мафия в СШАThis is USA — [Электронный ресурс] — Режим доступа — URL: http: //fb.ru/article/39351/pryamyie-zatratyi (дата обращения 13.04.2014).