Статья:

КОНСУЛАТ И ЦЕНЗУРА МАРКА ПОРЦИЯ КАТОНА В ОЦЕНКАХ РОССИЙСКИХ ИСТОРИКОВ

Конференция: XIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: 1. История

Выходные данные
Артемьев Р.О. КОНСУЛАТ И ЦЕНЗУРА МАРКА ПОРЦИЯ КАТОНА В ОЦЕНКАХ РОССИЙСКИХ ИСТОРИКОВ // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(13). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/6(13).pdf (дата обращения: 25.01.2020)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 36 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

КОНСУЛАТ И ЦЕНЗУРА МАРКА ПОРЦИЯ КАТОНА В ОЦЕНКАХ РОССИЙСКИХ ИСТОРИКОВ

Артемьев Роман Олегович
студент Дальневосточного федерального университета, РФ, г. Уссурийск
Лихарева Оксана Анатольевна
научный руководитель, доц. ДВФУ, РФ, г. Уссурийск

В отечественной историографии политическая деятельность Марка Порция Катона, в отличие от его писательского наследия, освещалась достаточно фрагментарно. Как правило, в работах отечественных антиковедов затрагивались лишь некоторые эпизоды политической деятельности Марка Порция Катона, причём крайне односторонне. Советские историки усматривали интерес лишь в аграрной политике Катона, комментируя и интерпретируя его трактат «Земледелие» [10]. Этот интерес был далеко не случаен и обусловлен господством во всех сферах общественной жизни единого подхода к интерпретации исторических событий. Примером подобного рода являлась фундаментальная «История Рима» С.И. Ковалева. Строки, посвящённые Катону, представляют собой исключительно пересказ античных историков и полное отсутствие критики. Кратко изложены основные этапы политической карьеры Катона, акцент сделан на характеристике его писательских талантов. С.И. Ковалев описывал кризис Римской республики и относит Катона к консервативно настроенным политикам, хотя и с оговорками, а действия Катона на посту цензора по его мнению — это сопротивление кризису, который выражался в проникновении эллинской культуры в римское общество: «Но, конечно, наивно было думать, что всеми этими мерами можно было остановить развитие в римском обществе новых взглядов, обычаев и нравов. Они являлись результатом не только внешних заимствований у греков, сколько продуктом тех глубоких изменений в экономике и социальных отношениях Италии, которые произошли во II в.» [8,с. 153]. С.И. Ковалев писал о примате экономических изменений, и видит причину происходивших в Римской республике событий только в экономике и социальных отношениях.

В настоящее время в изучении политической деятельности Марка Порция Катона Цензора российские исследователи ведет споры о двух таких заничимых эпизодах в карьере Катона, как консулат 195 г. до н. э., и цензура 184 г. до н. э.

На выборах 195 года до н. э. на должность консулов победили Марк Порций Катон и Луций Валерий Флакк. На этот год приходится борьба вокруг Оппиева закона. С инициативой отмены закона Оппия выступили плебейские трибуны Марк Фунданий и Луций Валерий. Оппиев закон против роскоши был принят в самый разгар Второй Пунической войны, «сразу после катастрофы при Каннах, а именно в 215 г. до н. э.» [9]. Этот закон запрещал римским матронам носить дорогие украшения. А в 195 г. до н. э. закон был отменён под непосредственным нажимом женщин Рима, причём женщин и из окрестных городков и поселений. Они заполнили улицы и форум Рима и требовали от мужчин немедленной отмены закона. Кактон как ярый прпотивник новшеств и консерватор был категорическим противником отмены закона. Н.Н. Трухина борьбу за отмену Оппиева закона определяла, как «забавную женскую войну» [12, с. 100].

Безусловно, полярную точку зрения представляет исследование В.А. Квашнина. Автор назвал саму идею отмены и изменения римских традиций экстраординарным. «Для римской правовой культуры была характерна установка на постоянство, незыблемость, даже вечность законов, идущая от сакрального характера первых правовых норм, освящённых авторитетом религии. В этой связи отрицательная реакция части римского общества на предложение об отмене закона, просуществовавшего всего 20 лет, не выглядит проявлением крайнего консерватизма» [6, с. 9]. В.А. Квашнин указал на, казалось бы, мелкую, но очень показательную вещь — традиционные установления с этого времени могли подвергаться пересмотру. Ему симпатична позиция Катона, способствующая сохранению относительного равенства в римской общине.

По сути, происходит подъём олигархии в римской общине, который был замедлен процессами формирования самой римской civitas. Эти богатые фамилии постепенно эмансипировались от общины римских граждан. Должно полагать, что руководителем этой метаморфозы стал новый человек — Порций Катон. А вот эпоха Корнелиев и Сципиона Африканского, чьи политические устремления находили себе опору в части общества, уходят. «Вероятно, мы сталкиваемся с тенденцией, имманентно присущей полисному организму любого уровня — стремление к автаркии, самостоятельности, политической автономии» [1, с. 76]. Эти стремления знатных семей и «новых римлян» шли вопреки тенденции по завершению формирования римской гражданской общины. Отсюда политическая и идеологическая борьба группировок знати, одну из которых возглавил Катон — представитель традиционных ценностей римской морали, стремящийся подчинить потребности отдельных семей интересам всей римской общины. Катон обличил не только стремление женщин к роскошной жизни, но и предостерег всё общество от опасности пасть жертвой двух самых страшных пороков, корыстолюбия и роскоши, которые стали причиной падения всех великих государств.

Т.А. Бобровникова пишет, что «Катон, бывший тогда консулом, простёр свою суровость до того, что хотел законом обязать женщин ходить только в чёрном, без единого украшения» [2, с. 284]. Она считает, что имел место «сговор Катона с другими трибунами, чтобы те наложили вето на отмену закона» [2, с. 284]. Нужно отметить, что Т.А. Бобровникова относится к Катону с предубеждением. Её эмоциональная убеждённость не даёт этого скрыть.

На самом деле спор вокруг Оппиева закона — это спор не о материальных благах и тратах. Это дискуссия ценностного, мировоззренческого характера главным образом, по словам Г.С. Кнабе, тут «речь явно шла не о финансах, а об идеологии, не об экономическом положении государства, а о ценностном смысле исторического развития» [7, с. 162]. Г.С. Кнабе видел глубинные тенденции, в трансформации римской цивитас, и оценивал Катона, как фигуру выражающую традиционный взгляд. Он понимает деятельность Порция и трактует её, как «борьбу за сохранение староримской морали и ценностей гражданской общины в связи с упадком нравов в древнеримском обществе» [7, с. 162].

Вопрос об отмене Оппиева закона показал важные тенденции в социально-экономическом развитии римского общества. По сути, он расколол Римское общество на два лагеря, на два союза, которые разделяли прямо противоположные взгляды на устройство и развитие римской civitas. «Оппоненты Катона обозначили тенденцию к росту самостоятельности богатых фамилий, освобождению их от контроля со стороны общины, направлению фамильных ресурсов на удовлетворение собственных потребностей за счет остальных членов общины» [5]. А Катон и Бруты говорили о ценностях традиционной римской морали, о подчинении интересов одного члена общины, над интересами общими и «поставив их под её контроль» [9].

Теперь перейдём к рассмотрению взглядов исследователей на такой важный этап в политической биографии Катона, как цензура 184 года до н. э. Оно явилось одним из самых ярчайших событий политической жизни Рима в первой половине II века до н. э. На сегодняшний день в отношении политической биографии Марка Порция Катона Старшего среди исследователей политической истории Рима сложился миф о том, что Катон был самым злейшим римским пуританином, противником всего нового, лицемером, невеждой и ретроградом. Совершенно очевидно, что такой взгляд однобок, крайне субъективен и носит консенсуальный характер. Такая точка зрения глубоко чужда самому целеполаганию научного подхода. Необходимо предпринять попытку прорываться через эту абсолютную предвзятость.

Другая группа исследователей видела в Катоне приверженца старой сенатской республики или «помещичьего капиталиста» [3, с. 24]. Похожего мнения придерживалась и Е.М. Штаерман. Она видит в них попытку «противодействовать растущей экономической дифференциации, разлагавшей экономическое равенство граждан, а также возрастанию непроизводительных расходов» [15, с. 51]. Т.А. Бобровникова вообще отвергает наличие какой-либо программы в политике Катона и его противников. Все эти мнения и концепции сами собой настраивают на критический лад и пробуждают желание более тщательно изучить, в том числе новые исследования, посвящённые Катону.

Н.Н. Трухина считала знаменитую цензуру Катона апогеем его политической карьеры. Но это карьера не обычного политика, а «нового человека» в системе римских магистратур. Достаточно лапидарно Н.Н. Трухина перечисляла мероприятия Катона по ревизии сословий: «…карал нерадивых сельских хозяев, толстых всадников, сидящих на тощих конях, развратников, мотов. Жестокий и распутный консуляр Луций Фламинин, брат Тита, покинул сенат, Л. Ветурий Филон, сын консуляра, и два Сципиона, Азиатский и Назика при ревизии всадников потеряли коней» [13, с. 189]. С.Л. Утченко оценивал чистку Сената так: «Тот факт, что и Луций Сципион, и Луций Ветурий были людьми, близкими к Сципиону, позволяет сделать вывод о том, что в основе действий Катона лежали мотивы чисто политические» [14, с. 145]. Этими действиями Марк Порций продолжил более интенсивно отстранять от дел и посрамлять ведущие аристократические фамилии, и одновременно поражая своих личных врагов. Н.Н. Трухина называет Катона «другом богатства и врагом мотовства» [12, с. 101]. Её мнение отлично от точки зрения предыдущих исследователей, которые считали его почти нищенствующим (тем самым благороднейшим) политиком. Этой мыслью Н.Н. Трухина делает попытку изменения характеристики Катона, что в будущем разовьют уже современные историки.

Интересные рассуждения о мероприятиях против роскоши в 184 году до н. э. представляет В.В. Семёнов. Примечательно, что автор пишет о цензуре Катона-Флакка в рамках экономической политики Марка Порция, как составной части его программы. В.В. Семёнов сперва пишет о сделанном: «С самого начала своего цензорства Катон проводит проверку сенатского и всаднического сословия. Борясь со всё разрастающимся своеволием высших должностных лиц в провинциях» [11]. В.В. Семёнов настаивает на том, что Катон боролся именно со злоупотреблениями чиновников. Все те меры, которые были предприняты, считает он, были направлены не только на борьбу с нобилитетом, но и для развития поместий.

Т.А. Бобровникова в четвёртой главе своего труда называет Катона «Бичом новых нравов». Историк рассматривает именно ту грань деятельности Цензора, которая представляет для нас непосредственный интерес. Центральными врагами для себя «он почитал роскошь, новые лёгкие нравы и всё греческое» [2, с. 282]. Далее Т.А. Бобровникова описывает мелкие проявления излишества, но крупные, по мнению Цензора. «Очень часто он выступал на форуме, снова и снова бичуя современные ему нравы». Один античный автор, выражая своё отношение, даже назвал его филиппики воплями. Вопреки устоявшемуся взгляду на Катона Т.А. Бобровникова пишет следующее: «Сильно ошибается, однако, тот, кто, прочтя об этом мрачном фанатике, который даже чтение греческих стихов и ношение яркого платья считал грехом, вообразит себе Катона каким-нибудь истощённым аскетом и решит, что Порций питался акридами, спал на голых досках, убегал от женщин и не притрагивался к золоту. Ничего подобного! То был рачительный хозяин, язвительный и колкий собеседник с искорками весёлого юмора и насмешки» [2, с. 289]. То есть Т.А. Бобровникова пишет о двойных стандартах Катона, называя его первым среди римских политиков, «который создал свой образ, и образ этот рекламировал» [2, с. 292].

В.А. Квашнин выдвигает гипотезу, которая заключается в том, что мероприятия Катона, направленные против роскоши, аналогичны Оппиеву закону 215 года до н. э. В.А. Квашнин пишет, что они близки по духу и связь этих мер очень глубинная, а именно «порождённая определёнными закономерностями функционирования римской гражданской общины» [4, с. 62]. Историк пишет, что Катон обращением к земледелию позволяет сохранить традиционную связь с крестьянством, которые являются носителями староримских традиционных ценностей, посредством которых происходит воспитание гражданина. Таким образом, цензура 184 г. до н. э. была апофеозом политической деятельности Катона. Все исследователи едины в этом мнении. Благодаря ярким делам, Катон снискал народную славу и непоколебимый авторитет заступника Римской самобытности и традиции. Он решительно и успешно выразил требования своего времени и вошёл в историю навсегда.

Таким образом, консульство Катона 195 г. до н. э. и цензура 184 г. до н. э., подробно описанные в источниках, по-разному оценены в оценены в отечественной историографии. В оценках российских историков Катон предстаёт консерватором, «новым человеком» и хитрецом стремящимся любой ценой к власти, богатым пуританином, и политиком, который использовал риторику о римской нравственности для достижения своих экономическим и политических целей.

 

Список литературы:

  1. Андреев Ю.В. Цена свободы и гармонии. Несколько штрихов к портрету греческой цивилизации. — СПб.: Алетейя. 1998. — 401 с.
  2. Бобровникова Т.А. Сципион Африканский: Картины жизни Рима эпохи Пунических войн. — М.: Молодая гвардия, 2009. — 382 с.
  3. Виппер Р.Ю. Римская империя. — М.: Эксмо: Алгоритм, 2012. — 400 с.
  4. Квашнин В.А. Борьба с роскошью в деятельности цензоров 184 г. до н. э. // Проблемы истории, филологии, культуры. — 2007. — № 17. — С. 59—66.
  5. Квашнин В.А. Государственная и правовая деятельность Марка Порция Катона Старшего. — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://ancientrome.ru/publik/kvashnin/kvash03f.htm.
  6. Квашнин В.А. Законы о роскоши в Древнем Риме эпохи пунических войн. — Вологда: Русь, 2006. — 162 с.
  7. Кнабе Г.С. Историческое пространство и историческое время в культуре древнего Рима // Культура древнего Рима. В 2-х т. — Т. II. — М.: Наука, 1985. — С. 108—166.
  8. Ковалев С.И. История Рима. — СПб.: Полигон, 2002. — 864 с.
  9. Ляпустин Б.С. Экономическое развитие Древнего Рима в свете закона Оппия о роскоши. — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://filigria.com/index.php?categoryid=12&p2_articleid=59.
  10. Марк Порций Катон. Земледелие. / Перевод и комментарии М.Е. Сергеенко. — М. — Л.: Издательство Академия Наук СССР, 1950. — 220 с.
  11. Семенов В.В. Политическая биография М.П. Катона Старшего. — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: www.sno. 7hits/publ/semen.htm.
  12. Трухина Н.Н. Политика и политики «Золотого века» Римской республики. — М.: Издательство Московского Университета, 1986. — 172 с.
  13. Трухина Н.Н. Римское общество II—I вв. до н. э. К жизнеописаниям Катона и Аттика. // Непот Корнелий. О знаменитых иноземных полководцах. Из книги о римских историках / Пер. с лат. и коммент. Н.Н. Трухиной. — М.: Изд-во Московский Университет, 1992. — С. 185—194.
  14. Утченко С.Л. Политические учения древнего Рима. — М.: Наука, 1977. — 248 с.
  15. Штаерман Е.М. Эволюция идеи свободы в древнем Риме. // ВДИ. — 1972. — № 2. — С. 48—60.