Статья:

СУЩНОСТЬ КУЛЬТА АХИЛЛА В РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ ОЛЬВИИ

Конференция: XIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: 1. История

Выходные данные
Казакеева С.Г. СУЩНОСТЬ КУЛЬТА АХИЛЛА В РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ ОЛЬВИИ // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(13). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/6(13).pdf (дата обращения: 30.06.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 9 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

СУЩНОСТЬ КУЛЬТА АХИЛЛА В РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ ОЛЬВИИ

Казакеева Светлана Геннадьевна
студент Санкт-Петербургского государственного университета, РФ, г. Санкт-Петербург
Никитюк Елена Валентиновна
научный руководитель, доц. Санкт-Петербургского государственного университета, РФ, г. Санкт-Петербург

 

Ахилл — легендарный герой Троянского цикла, родителями которого были сын царя мирмидонян Пелей и морская богиня Фетида, дочь Нерея. Однако в античное время он нередко наделялся божественными функциями и даже приравнивался к богам. Особенно эта тенденция прослеживается в Северном Причерноморье. Так, в Ольвии Ахилл даже наделялся культовыми именами: Сотер, Благосклонно внемлющий, Герой, Вечный отец. Последнее особенно подчеркивает значимость его культа в жизни ольвиополитов на протяжении тысячелетней эпохи. Однако, особой популярностью во II — первой трети III века н. э. пользовался Ахилл с эпиклезой «Понтарх», который стал практически верховным божеством местного пантеона. Он обладал функциями бога-защитника, врачевателя, ведал благополучием ольвийских территорий в целом.

Правда, удалось ли Ахиллу стать полноценным, настоящим богом, или он только немного приблизился к этому статусу, но не был наделен им сполна — очень сложный вопрос, требующий специального рассмотрения. При этом исследователи резко расходятся в своих мнениях относительно него. Так, весьма распространенной является версия, что Ахилл все-таки был причислен к греческому пантеону богов, хотя и не пользовался особенно большой популярностью в Элладе в целом.

Е.А. Захарова отмечает, что культ Ахилла был общегреческим, его божественная сущность признавалась многими эллинами (в частности в Лаконии, Эпире, Эрифре, на острове Астипалея, в Сигее). Причем особо подчеркивалась его связь с водной стихией, а вода, по представлениям древних греков, обладала очистительными функциями и зачастую являлась границей между миром живых и подземным миром мертвых. Также, основываясь на поэмах Гомера, исследовательница полагает, что изначально Ахилл почитался как бог подземного мира. Превращение же Ахилла-бога в Ахилла-героя произошло, по мнению Е.А. Захаровой, с утверждением олимпийской мифологии [5, с. 352—353].

Похожей версии придерживается и Х. Хоммель. Он также утверждает, что культ Ахилла представлял собой культ бога, что подтверждается, во-первых, граффити с острова Левки (одно из самых древних найденных граффити относится к началу V века до н. э. и дает формулу: Γλαũκός με ἀνέθηκεν Ἀχιλλεῆι Λευκῆ[ς] μεδέοντι — «Главк меня посвятил Ахиллу Левкейскому царствующему»), а во-вторых, фрагментом, принадлежащим лирику VII—VI веков до н. э. Алкею (Ἀχίλλευς ὀ γᾶς Σκυθίκας μέδεις — «Ахилл, ты, который над землей Скифской царствуешь»). Этот фрагмент, по мнению исследователя, представлял собой начало гимна богу, который предназначался для праздника на могиле Ахилла на малоазийском мысу Сигее. Интересен тот факт, что в годы юности Алкея этим мысом еще владели милетяне, захвачен же афинянами он был только в начале VI века до н. э. после ожесточенной борьбы. Из чего Х. Хоммель делает вывод, что Алкею было хорошо известно о божественных почестях Ахилла и в Северном Причерноморье, то есть его культ как бога существовал там уже в конце VII века до н. э. В качестве еще одного доказательства Х. Хоммель приводит строку из IV Немейской оды Пиндара: «…царствует…Как Ахилл — на Евксинском блистательном острове», где упоминаемый остров — это Левка. Кроме того, исследователь делает предположение, что первоначально, еще в догомеровские времена Ахилл был владыкой мертвых, поселенных в обители блаженных в дальнем море, и только позже в традиции рапсодов превратился в героя Троянского цикла [10, с. 53—64].

Однако, Дж. Т. Хукер критикует аргументы Х. Хоммеля, отмечая, например, что нет оснований определять начальную строку гимна Алкея как посвящение богу, а не герою, потому что зачастую ритуалы, как в честь богов, так и в честь героев были схожи. Также Дж. Т. Хукер утверждает, что, так как в поэмах Гомера Ахилл был представлен как смертный, нельзя говорить о божественной сущности Ахилла в раннем пантеоне эллинов. Ранние же ольвийские надписи также нельзя однозначно отнести к посвящениям именно богу, а не герою. Таким образом, Дж. Т. Хукер делает вывод, что Ахилл изначально возник именно как герой (причем впервые он появился в поэмах Гомера, а оттуда уже был перенят авторами Троянского цикла). Затем, благодаря широкому распространению гомеровских поэм среди греко-говорящего населения, культ Ахилла стал пользоваться все большей популярностью у эллинов, в том числе и Северного Причерноморья, при этом не обязательно, что он стал культом бога. Дарование же Фетидой бессмертия своему сыну Дж. Т. Хукер объясняет как литературный ход, а не чутье народа (“not popular instinct”) [11, с. 1—7].

Тем не менее, за божественную сущность культа Ахилла в Ольвии высказываются еще некоторые исследователи, например, П.Д. Диатроптов и А.С. Русяева. Более того, П.Д. Диатроптов выделяет культ Ахилла Понтарха как особую чисто ольвийскую форму почитания этого божества и считает, что его функции и характер нельзя ретроспективно переносить в прошлое, то есть признает его уникальность [3, с. 18]. А.С. Русяева же пишет, что в Ольвии «как ни в одном из античных городов, где почитался Ахилл…он прошел в своем религиозном развитии сложнейший путь от гомеровского героя до верховного бога в пантеоне» [8, с. 18].

Весьма обширные размышления на тему происхождения и характера культа Ахилла можно найти в работе Л.С. Клейна [6, с. 84—88]. Во-первых, автор рассуждает о происхождении Ахилла (сын богини, потенциальный сын Зевса, не захотевшего жениться на Фетиде из-за предсказания, что родившийся в этом браке сын свергнет его и воцариться на небе). Во-вторых, не остается без его внимания и «Одиссея» Гомера, в которой есть такие строки: «Первый: живого тебя мы как бога бессмертного чтили; / Здесь же, над мертвыми царствуя, столь же велик ты, как в жизни / Некогда был; не ропщи же на смерть, Ахиллес богоравный» [2, с. 642—643]. Таким образом, здесь Ахилл представляется как бог, правивший в мире мертвых.

Тем не менее, сам Л.С. Клейн не склонен считать, что Ахилл испокон веков являлся богом и был героизирован уже в «Илиаде». Не согласен он и с мнением, что обожествление Ахилла произошло уже в сравнительно позднее время и только в Северном Причерноморье. Хотя в пользу этой версии говорит то, что в микенских Кноссе и Пилосе простые люди носили имя Ахилл, что было бы немыслимо, будь он богом в то время. Храмы же в честь него могли быть героонами. Таким образом, исследователь делает вывод, что не стоит настаивать на какой-то одной точке зрения, а лучше искать истину где-то посередине. Скорее всего, Ахилл был неким полубогом, героем-спасителем, посылаемым людям для помощи в трудных жизненных ситуациях. Подобные герои зачастую возникали из великих вождей после их смерти, особенно, если при жизни они выполняли какие-либо религиозные функции. Следовательно, по мнению Л.С. Клейна, изначально Ахилл был реально жившим вождем, героизированным после своей смерти. Правда не стоит считать его прототипом гомеровского героя, скорее всего, в памяти людей того времени сохранилось только его имя, ранг, ну и возможно сфера деятельности, больше ничего.

Теперь следует обратиться к тому очень небогатому историческому материалу, который все-таки дошел до нас и в котором можно проследить черты обожествления Ахилла в Ольвии.

Ярким примером его обожествления является так называемая Борисфенитская речь Диона Хрисостома, которая была произнесена им на его родине в Вифинии где-то на рубеже I—II веков н. э. после возвращения из многолетнего изгнания. В этой речи он рассказывает, в том числе, и об особом почитании ольвиополитами Гомера: «И хотя сами они говорят на греческом не совсем правильно, поскольку они живут среди варваров, но «Илиаду» почти все знают наизусть» [4, с. 474]. В качестве одной из причин этого, Дион выделяет широкое развитие в Ольвии культа Ахилла, а также упоминает о его обожествлении: «Ахилл для нас бог, как ты сам видишь, а Гомера мы чтим наравне с богами» [4, с. 474].

Кроме того, можно обратиться к так называемому Березанскому гимну, найденному в 1988 году на острове Березань, в котором Ахилл определяется как «равный бессмертным» [1, с. 585]. Правда это же определение заставляет задуматься, в каком именно значении употреблено здесь слово «равный». Возможно, его следует воспринимать как указание на то, что Ахилл все-таки не являлся «полноценным» богом, а только лишь приравнивался к богам, оставаясь по своей сути героем, рожденным богиней и смертным.

Такую же неоднозначную характеристику можно найти и в «Героидах» Флавия Филострата. Рассказывая о святилище на Левке, автор приводит текст песни Ахилла, которую слышали посещавшие остров: «Эхо, обитающее у неизмеримых вод на берегах священного Понта! Тебя воспевает лира под моей рукой; а ты воспой мне божественного Гомера, который даровал мне Патрокла и бессмертие…» [9, с. 476]. Причем, в данном случае весьма очевидна параллель между этим отрывком и рассказом Диона Хрисостома. В обоих случаях говорится о божественности не только Ахилла, но и Гомера. Кроме того, оба текста принадлежат авторам первых веков нашей эры.

В этой связи можно также отметить то, что из найденных на Березани плит-посвященний почти все «дарованы» Ахиллу Понтарху, но есть также одна, посвященная Ахиллу Герою [7, с. 32]. Возможно, это можно расценивать как разделение культа Ахилла на божественный и героический. То есть, наряду с прежним восприятием Ахилла как героя гомеровских поэм, появляется новое восприятие в качестве бога.

Таким образом, рассмотрев как весьма скудный материал источников, так и различные версии современных ученых, можно сделать вывод, что Ахилл в Ольвии действительно смог достигнуть вершин полноценного бога, приобретя соответствующие функции и эпиклезу Понтарх. Однако, такая огромная популярность этого культа в Ольвии достаточно уникальна, что, ñêîðåå всего, можно связать с уникальностью расположения поселения в непосредственной близости от двух важнейших островов, отмеченных в общеэллинской мифологической традиции — Левки (совр. Змеиный) и Ахиллова Дрома (совр. Тендровская коса). В остальных же частях греческого мира культ Ахилла не смог стать настолько значительным и занять достойное место среди местных пантеонов богов, а возможно даже почитался только как герой.

 

Список литературы:

  1. Березанский гимн острову и Ахиллу Понтарху / Пер. Ф.В. Шелова-Коведяева с кор. Ю.Г. Виноградова // Антология источников по истории, культуре и религии Древней Греции; [под ред. В.И. Кузищина]. —— СПб.: Алетейя, 2000. — С. 585.
  2. Гомер. Одиссея / Пер. В. Жуковского. — М.: Эксмо, 2008.
  3. Диатроптов П.Д. Культ героев в античном Северном Причерноморье. — М.: Индрик, 2001.
  4. Дион Хрисостом. XXXVI. Борисфенитская речь / Пер. В.В. Латышева // Антология источников по истории, культуре и религии Древней Греции; [под ред. В.И. Кузищина]. — СПб.: Алетейя, 2000. — С. 473—475.
  5. Захарова Е.А. К вопросу о хтонической сущности культа Ахилла в Северном Причерноморье // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. — 2004. — Вып. 3. — С. 349—360.
  6. Клейн Л.С. Бесплотные герои. Происхождение образов «Илиады». — СПб.: Художественная литература, 1994.
  7. Новоселова Н.Ю. Святилище Ахилла на острове Березань в первые века н. э. // Боспорский феномен: сакральный смысл региона, памятников, находок: Материалы Международной научной конференции. Ч. 2. — 2007. — С. 31—35.
  8. Русяева А.С. Духовная культура населения Ольвийского государства: Автореф. дис. на соискание уч. ст. д.и.н. — Киев, 1990.
  9. Флавий Филострат. Героиды / Пер. В.В. Латышева // Антология источников по истории, культуре и религии Древней Греции; [под ред. В.И. Кузищина]. — СПб.: Алетейя, 2000. — С. 476.
  10. Хоммель Х. Ахилл-Бог // ВДИ. — 1981. — № 1. — С. 53—64.
  11. Hooker J.T. The cults of Achilles // Rhein. Mus. f. Philol. — 1988. — Bd. 131, Hft.1. — S. 1—7.