Статья:

КУЛЬТУРНЫЙ ОБЛИК ПЕТЕРБУРГСКИХ РАБОЧИХ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX вв.

Конференция: XX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: 1. История

Выходные данные
Гречкин В.Н. КУЛЬТУРНЫЙ ОБЛИК ПЕТЕРБУРГСКИХ РАБОЧИХ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX вв. // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(20). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/1(20).pdf (дата обращения: 19.08.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 30 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

КУЛЬТУРНЫЙ ОБЛИК ПЕТЕРБУРГСКИХ РАБОЧИХ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX вв.

Гречкин Виталий Николаевич
студент Института истории СПбГУ, РФ, г. Санкт-Петербург
Пянкевич Владимир Леонидович
научный руководитель, д-р ист. наук, проф., заведующий кафедрой истории предпринимательства и менеджмента Института истории Санкт-Петербургского Государственного университета, РФ, г. Санкт-Петербург

 

К концу XIX — началу XX вв. социальная структура российского общества находилась в стадии непрерывной трансформации, вызванной медленным складыванием общества капиталистического типа. Рабочий класс России формировался на основе нескольких различных сословных категорий. К началу XX века промышленные рабочие представляли ряд социальных слоев, отличавшихся по целому ряду признаков. В Петербурге процессы культурной трансформации рабочих шли интенсивнее, чем на остальной территории России, поскольку зависели от высокого уровня урбанизации.

Необходимо отметить, что у многих рабочих еще сохранялась связь с деревней, поэтому даже у потомственных квалифицированных рабочих было характерно совмещение деревенской и городской культур. Занятость на передовых предприятиях, преобладание квалифицированных кадров, сокращение рабочего времени до 8—9 часов, заработки, превышающие нижнюю черту прожиточного минимума, обусловили близость характеристик быта и культуры рабочих, создавая возможность для культурной трансформации в рамках модернизации всего городского общества.

Прежде всего, перемены происходили во внешнем облике рабочих. Ношение городской одежды близкой в зависимости от достатка либо к низшим служащим, либо к интеллигенции говорит о появлении в столице рабочих европеизированного вида. Обязательным для рабочих стало нательное белье, выходной костюм, в особо торжественных случаях дополнением к костюму служили крахмальная рубашка и галстук.

О появлении новых культурных привычек, заимствованных у горожан, говорили и изменения внутреннего убранства жилищ кадровых, квалифицированных рабочих: заметное распространение мягких диванов и кресел, трюмо, платяных шкафов, но, как правило, дешевой рыночной работы. Детали убранства жилищ (фарфоровые статуэтки, лубочного типа литографии и пр.) указывали на появление культурных потребностей горожан.

В то же время рабочая среда была весьма криминогенным социумом. Заметно наблюдался рост уровня преступности среди рабочих Петербурга. Если на долю рабочих приходилось порядка 30 % всех осужденных в 1897 г., то в 1913 г. уже 40,1 % [2, c. 226]. Высокий уровень преступности среди рабочих часто объяснялся их маргинальным статусом: оторвавшись от привычных условий жизни и принятых стандартов поведения в деревне, они с трудом адаптировались к фабричной и городской жизни, из чего проистекали антиобщественный характер их поведения и негативные психические состояния. В силу этого можно сделать вывод о том, что путь от крестьянина к индустриальному рабочему был долгим, и нередко это был путь не приобретения, а потери многих общечеловеческих достоинств.

Культурному росту рабочих препятствовали бесчеловечные условия труда на большинстве промышленных предприятий, пыль и грязь на производстве и на улицах, грохот от оборудования, загрязненный воздух.

Либерально настроенная интеллигенция активно участвовала в повышении культурного уровня рабочих. Одной из форм культурно-просветительской работы среди рабочих была деятельность Народных домов. Народные дома — культурно-просветительные учреждения клубного типа. Первые Народные дома созданы в начале 1880-х гг. при поддержке правительства на средства городского самоуправления, земств и частных лиц. Находились в основном в ведении Петербургского попечительства о народной трезвости. При Народном доме обычно имелись библиотека с читальней, торговая лавка, театрально-лекционный зал, чайная, при некоторых — воскресные школы. В начале XX в. в Петербурге было около 20 Народных домов. Строительство Народных домов осуществлялось на средства профсоюзов и кооперативов, а также либерально настроенного дворянства. Народные дома превратились в центры общественных чтений, воскресных школ, художественных кружков, проведения спектаклей. В Петербурге за 1906—1912 гг. общественные чтения в Народных домах посетили в среднем 60 тысяч слушателей [2, c. 229].

Среди культурно-просветительских организаций особое место занимали народные университеты, возникшие в 1906 г. по инициативе «Общества гражданских инженеров» в Петербурге [2, c. 229]. Народные университеты для большего привлечения слушателей устанавливали связи с профсоюзами, что рассматривалось как форма выявления интересов рабочих. Проводились лекции по естествознанию, истории рабочего движения западных стран, что представляло собой метод распространения реформистских убеждений. Сами рабочие относились к культурно-просветительским организациям по-разному.

Одним из достижений в просветительской сфере является распространение библиотек — читален. К концу XIX века в Петербурге насчитывалось 18 читален. В каталогах библиотек преобладали книги на религиозно-нравственные темы, за ними шли исторические, затем естественно-географические. Художественная литература составляла крайне ничтожную долю, порядка 5—6 % от общего числа книжной продукции. Небогатым был художественный раздел чтений. Кроме сказок в него были включены немногие произведения русских классиков. Опросы рабочих указывали на несовпадение состава литературы и предпочтений читателей. Меньше спрашивали религиозную литературу, предпочитая исторические рассказы и романы, среди газет спросом пользовались либеральные издания [2, c. 230].

Предпочтения рабочих были таковы: квалифицированные рабочие читали классику; любимыми писателями были Пушкин, Гоголь, Некрасов, Тургенев, Чехов. По статистике постоянный читатель библиотек прочитывал в год порядка 9—11 книг. В среде кадровых рабочих появлялись подписчики газет и журналов. Постоянных читателей-рабочих в библиотеках Петербурга на 1912 г. насчитывалось порядка 3600 человек, что составляло более трети от общего числа читателей [2, c. 231].

В рассматриваемый период возрос интерес рабочих к театру. Однако профессиональные театры из-за высокой стоимости билетов были малодоступны для рабочих. Для расширения возможностей доступности к театру были созданы драматические кружки при Народных домах, например, в Лиговском народном доме графини С.В. Паниной [4], ряд которых перерос в народные театры. Репертуар в этих театрах был рекомендован Главным управлением по делам печати и Министерством финансов.

Новым явлением среди просветительских учреждений начала XX века стали рабочие клубы, уделявшие наибольшее внимание культурно-просветительным мероприятиям, в первую очередь научно-популярным лекциям. В отличие от других форм подобных организаций, рабочие клубы были самоуправляющейся организациями. Столица лидировала по количеству этих культурно-просветительских учреждений.

Одной из таких организаций было «Собрание фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», основанное Георгием Гапоном. Клуб отвечал нуждам и потребностям рабочих, в том числе в удовлетворении культурных запросов. Устав «Собрания», утвержденный 15 февраля 1904 г. предусматривал открытие библиотеки и читальни, создание музыкальных кружков, устройство концертов и бесед на нравственные темы. В рабочий клуб запрещалось проносить карты и спиртные напитки [1, c. 112].

Клубы, основанные позднее, при регистрации получали названия, указывающие на культурно-просветительскую направленность их деятельности: «Образование», «Просвещение», «Знание», «Разумный отдых» и подобные. Многие клубы редко получали материальную поддержку у меценатов и частных лиц. Исключение составлял клуб «Наука» в Петербурге, согласно отчету, за 1909—1910 гг., обладающий просторными помещениями, комнатами для библиотеки, буфета, групповых занятий, залом для спектаклей и концертов.

Однако вскоре был отмечен резкий отток рабочих из клубов. Он объяснялся постоянным контролем со стороны полиции, разносторонними интересами рабочих, различным образовательным уровнем, материальным положением, тягой рабочих к развлечениям. В 1908 г. в рабочих клубах состояло 3910 человек, а в 1913 г. уже 3286. К тому же доля этих рабочих от 250-тысячного петербургского пролетариата составляла приблизительно 1,5 % [1, c. 112].

Анализ состава членов клубов говорит о преобладании среди посетителей мужчин (около 75 %), рабочих со средним заработком (30—40 рублей в месяц), в возрасте до 25 лет (более 60 %) с начальным образованием. С началом Первой мировой войны рабочие клубы были закрыты, что лишило рабочий класс возможности общения между собой и приобщения к городской культуре [2, c. 232].

По мнению современников, в рабочих клубах, формировалась так называемая рабочая интеллигенция, сравнительно небольшой культурный слой рабочих, с которым после революции 1905—1907 гг. связывались надежды на изменение вектора развития рабочего движения в сторону «европеизации» [3, c. 23]. Этот слой не был однородным и не оправдал возлагавшихся на него надежд профессиональной интеллигенции. Сами рабочие подтверждали такую точку зрения, объясняя в проводимых опросах, что даже посещать клубы им трудно по причинам от них не зависевшим. Рабочие с интересом относились к обучению, но усталость после изнуряющего рабочего дня не давала возможности воспринимать лекции. Все без исключения понимали, что для того, чтобы достичь большей посещаемости занятий, необходимо было установить 8-часовой рабочий день, чтобы у рабочих появилось свободное время.

В заключение необходимо отметить, что именно в Петербурге сложилась наиболее благоприятная среда для культурного развития промышленных рабочих. Основой для появления культурных потребностей у рабочих был высокий уровень грамотности, наблюдавшийся среди столичного пролетариата. Большую роль в деле просветительства сыграли рабочие клубы и общественные организации, получившие широкое распространение в Петербурге в начале XX века. Однако отсутствие должного финансирования и необходимой материальной базы, а также постоянный контроль со стороны Министерства внутренних дел, тормозил развитие и увеличение числа подобных учреждений.

 

Список литературы:

  1. Левин И.Д. Рабочие клубы в дореволюционном Петербурге. Из истории рабочего движения 1907—1914 гг. — М., 1926. — 178 с.
  2. Постников С.П., Фельдман М.А. Социокультурный облик промышленных рабочих России в 1900—1945 гг. — М., 2009. — 370 с.
  3. Потолов С.И. Рабочий класс в первой российской революции 1905—1907 гг. — М., 1981. — 432 с.
  4. Центральный Государственный исторический архив Санкт-Петербурга. Ф. 219. Оп. 1. Д. 39. Л. 6.