Статья:

ИСТОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ АЗИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ VII в.

Конференция: XXI Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: 1. История

Выходные данные
Николаев Н.А. ИСТОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ АЗИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ VII в. // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XXI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 2(21). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/2(21).pdf (дата обращения: 30.06.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ИСТОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ АЗИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ VII в.

Николаев Николай Анатольевич
студент Северо-Восточного федерального университета, РФ, Республика Саха (Якутия), г. Якутск
Гоголев Анатолий Игнатьевич
научный руководитель, проф. Северо-Восточного федерального университета, РФ, Республика Саха (Якутия), г. Якутск

 

Объединение Корейского полуострова под властью Силла стало причиной нестабильности в регионе и пересмотра ранее сложившихся позиций в международных отношениях. Здесь сталкивались интересы не только Объединенного Силла и империи Тан за преобладание на Корейском полуострове, но и других международных сил вмешивавшихся из Центральной Азии, севера Китая, современного российского Приморья (объединения мохэ) и Японском архипелаге.

Империя Тан была в зените своего могущества, активно ведя экспансию в сторону севера. В 630 г. ей удалось установить над восточно-тюркским каганатом свой вассалитет, что позволила ей, переключится на проблемы Корейского полуострова, где она претендовала на бывшие ханьские округа, занимаемые в основном Когурё. Здесь танская империя позиционировала себя в качестве союзника Силла в войне с Когурё и Пэкче. Союзником последних выступало Ямато.

В 639 г. император Тай-цзун делает попытку восстановить вассальное тюркское государство на пространстве между Гоби и р. Хуанхэ в противовес других северных кочевых племенам поставив на место кагана Ашина Сымо. Однако это не дало какого-либо практического результата, через некоторое время к 644 г. подвластные последнему население разбежалось [3, c. 166].

На севере Монголии со ставкой на р. Тола в 647 г. создается государство токуз-огузов. Её правитель стал носить титул каган без инвеституры от Сына Неба (танского императора Тай-цзуна).

В период 660—663 гг. между токуз-огузами и Танской империей идет война, но конфликт был быстро решен мирным способом [4, с. 417]. Поскольку чувствовалось все возрастающая роль восточных тюрков в Центральной Азии. В этих условиях токуз-огузы были склонны идти на сближение с империей Тан против восточных тюрков.

В период с 664 по 671 гг. разгорается дипломатическая игра между империей Тан, Объединенной Силла и Ямато по поводу вопросов разграничения сфер влияния в Корейском полуострове [5, c. 395]

Постепенно Объединенная Силла осознавала, что она не силах вести в будущем войну на два фронта. Тем более, когда империя Тан еще не признавала её государственный статус. Существовали опасения, что Япония не связанная ни с какими связями присоединиться к притязаниям империи Тан.

Тем не менее силланцам удается уравнять чашу весов. Объединенная Силла отправляет посольство в Ямато с предложением о вассалитете и регулярном предоставлении дани японскому императору. Как раз в то время Япония начинает позиционировать себя как империя равная Танскому Китаю. По аналогии танской геополитической установке Ямато стало еще одним центром мира окруженная вассальными «варварскими» государствами. Процесс формирования имперской идеологической установки охватывает весь VII в.

Япония резко заявило о своем новом статусе в одном из своих посольств отправленной императрицей Суйко, где содержалась следующая формулировка: «Сын Неба страны, где восходит солнце, обращается с посланием к Сыну Неба страны, где солнце заходит» [5, c. 365].

Сам Китай при этом именовался «великой страной Тан» и попадал в категорию «соседней страны», т. е. государством без обязанности платить дань. В это же время контроль за дипломатическими связями Ямато и принятие иностранных посольств, становится одной из прерогатив императора [1, c. 8].

Непосредственное столкновение Объединенного Силла и империи Тан было неминуемо. Танский двор поддерживал сына пэкческого вана Ыйджа Пу Ёюна для того чтобы сдерживать Силла претендовавшего на весь полуостров. Большее недовольство империя Тан в столице своего союзника Силла учредает Великое наместничество Керим и назначает силланского вана Мунму (661—681) великим наместником области Керим [8, c. 93]. В этих условиях руководство Силла чувствовала себя обманутым и стала поддерживать сопротивленцев на территории бывших Когурё и Пэкче.

Стоит заметить, что такой прецедент был применен и в отношении восточных тюрков, когда, начиная с 630 г. там существовало 4 округа управлявшихся китайскими наместниками.

С 665 г. по 683 г. при императоре Гао-цзуне и правлении её жены-регентши Ву Хоу (684—705) слабеет центральная власть империи, и постепенно утрачиваются позиции в танской системе международных отношений, когда она только закреплялась.

На западе в 670 г. восстают тибетцы. В 679 г. тибетцы нанесли сокрушительное поражение войскам империи Тан.

Объединенная Силла выступая под флагом защиты от танской экспансии, удалось занять территории к югу от р. Тэдонган и Вонсанского залива и объединило под своей властью земли Пэкче и Когурё [8, c. 94].

Во многом военному успеху силланцев способствовало напряженная ситуация на территории Центральной Азии и севере Китая, когда империя Тан вела войну с восточными тюрками [7, c. 93]. Поскольку здесь шел процесс реставрации Восточнотюркского каганата будущим её правителем Кутлугом (Эльтериш-каган), которая завершается Капаган-каганом в 691 г.

На северо-восточных территориях империи Тан происходят крупные восстания киданей, бывших когурёсцов и мохэ. Двигателем мятежа были кидани, войска которых доходили в 696 г. через ущелье Шанхайкуан до нынешнего Пекина. Танский двор обеспокоенный этим вступает в союз с восточнотюркским каганом Капаган-каган (Мо-Чо), который считал киданей своими законными подданными (кидани были в составе первого Восточнотюркского каганата). К 697 г. соправителю Капаган-кагана (Мо-Чо) Кюль-тегину удается подавить восстание киданей [7, c. 106]. Кидани были включены в состав Восточно-тюркского каганата [2, c. 85]. Империя Тан была не силах этому ответить.

Тем временем, пользуясь, случаем когурёские мигранты переселяются на территорию Ляодунского полуострова, где сын Кольголь Чунсана Тэ Джоён (698—719) [8, c. 121] заложил основу будущей государственности Пархэ (или Бохай). Это был перелом в войне Объединенного Силла и империи Тан. Бохай (или Пархэ) занимала территорию севера Корейского полуострова, юга российского Приморья и части Маньчжурии, иными словами земли на которые претендовали империя Тан и Объединненая Силла в своем продвижении на север.

Капаган-каган стремился установить равный статус Восточнотюркского каганата с империей Тан посредством брачного договора женив свою дочь на будущем императоре [7, c. 107].

Вместе с тем внутриполитическая ситуация в империи Тан еще сильное ухудшается, особенно на западе, где восстает Ань Лушань.

Бохай оказавшись между империей Тан и Силлой на фоне их постепенного сближения, признает свою вассальную зависимость от Японии. Последняя рассматривала Бохай как «варварскую страну» [5, c. 397]. В официальном послании, отправленном из Пархэ в Японию, говорилось, что Пархэ «вернуло старые земли Когурё и продолжает традиции Пуё», а в ответных японских посланиях пархэский правитель иногда именовался ваном Корё [8, c. 121]. Иными словами, японская сторона признавала притязания Бохая на бывшие земли Когурё.

В конце VII в. происходит знаменательное событие в истории международных отношений рассматриваемых регионов. С 698 г. утверждается на практике дипломатический протокол империи Тан, включавший в себя четко структурированную процедуру дипломатии на Дальнем Востоке.

Сближение позиций Бохай и Японии приводит к охлаждению японо-силланских отношений. Что подталкивает Силла к еще более тесному сближению с империей Тан и соответствующему давлению на Бохай.

Таким образом, вторая половина VII в. характеризуется не только политическим результатом первой половины этого столетия, когда империя Тан практически установила гегемонию в Центральной и Восточной Азии, но и пересмотром её системы международного порядка в условиях появления более сильных международных сил в каждом из этих двух регионов. Появляется особый культурный (цивилизационный) стержень, весьма отличный от китайской (танской) цивилизации у государств рассматриваемых регионов выделяющих свою внешнеполитическую линию и независимый взгляд на устройство системы международных отношений.

Данный исторический отрезок можно оценить и с точки зрения развития международных отношений в плане дипломатии, отражающую особую специфику Центральной и Восточной Азии.

 

Список литературы:

  1. Внешняя политика Японии: история и современность: учебное пособие / Институт востоковедения РАН; Ассоциация японоведов. — М.: Вост. Лит., 2008. — С. 318.
  2. Дугаров В.Д., Голых А.В. Курс лекций по истории Монголии (эпоха древности — начало 20 в.): учеб. пособие. — Улан-Удэ: Изд-во Бурятского гос. университета, 2009. — С. 256.
  3. Кляшторский С.Г. История Центральной Азии и памятники рунического письма. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2003. — С. 560.
  4. Кляшторский С.Г. Памятники древнетюркской письменности и этнокультурная история Центральной Азии. — СПб.: Наука, 2006. — С. 591.
  5. Мещеряков А.Н. История древней Японии: Учебное пособие для вузов / Мещеряков А.Н., Грачев М.В. — М.: Наталис, 2010. — С. 544.
  6. Олтаржевский В.П., Пузыня Н.Н. Международные отношения и внешняя политика государств Восточной Азии: учебное пособие. Иркутск: САПЭУ, 2010. — С. 268.
  7. Рене Груссе Империя степей. История Центральной Азии. Перевод с французского Виля Мирзаянова. Казань: Изд-во «Слово», 2012. — С. 528.
  8. Хан Ёнъу История Кореи: новый взгляд / Хан Ёнъу; пер. с корейского под ред. М.Н. Пака. — М.: Вост. Лит., 2010. — С. 758.