Статья:

Особенности и типы научной рациональности

Конференция: LIII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Философия

Выходные данные
Балдин Д.А. Особенности и типы научной рациональности // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. LIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(53). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/1(53).pdf (дата обращения: 21.10.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Особенности и типы научной рациональности

Балдин Даниил Андреевич
студент, Вологодского государственного университета, РФ, г. Вологда
Дрянных Наталья Викторовна
научный руководитель, канд. филос. наук, доцент кафедры философии ВоГУ, РФ, г. Вологды

 

Рациональность традиционно представляет собой возможность человека постигать тайны природы и общества с позиции разума, как высшего типа мыслительной деятельности. Однако такую трактовку  термина разделяют не все философы.

Так, если в античной философии разум, рациональность соотносилась с Логосом, являющимся умопостигаемой сущностью, закономерностью, необходимостью, порядком бытия, а средневековый разум определял веру как одну из своих способностей, становится некатегориальным, то в Новое время Р. Декарт, формируя правила научного исследования, требовал остерегаться погрешностей на пути научного познания. Поэтому его «методологическое сомнение» требует избегать предубеждений, разделять трудности на части, восходить от простого к сложному и, наконец, стремиться к полноте, то есть систематичности и непротиворечивости знаний» [2, с. 32].

Современное понимание разума, можно характеризовать предельно широко. Например, К. Хюбнер определяет рациональность как «совокупность механизмов интерсубъективного понимания» и обоснования, объяснения как способов освоения действительности, что приводит и признанию многообразия видов и форм рациональности [1, с. 220].

Соответственно, в многообразных формах рациональности, можно выделить такие, как мифическая, религиозная, техническая, обыденно-практическая, научная и др. В мифической рациональности акцент делается на единство разумного и неразумного, иррационального и логического, ибо «миф является первым условием существования человека в мире, благодаря которому могут осуществиться все позднейшие его разновидности и проекты, даже если они далеко отходят от этого первоначала» [2, с. 52]. Этим, как думается, «определяется тесная связь мифа с религией, философией, наукой, литературой, в которых он, хотя и продолжается в определённых аспектах, но активно, сознательно и направленно преодолевается» [там же].

Конечно, научная форма рациональности, является одной из самых важных и распространенных в познавательной ситуации. Она выступает, как наиболее развитая форма знания, ибо «в наибольшей степени отвечает требованиям, предъявляемым к рациональному знанию – определённости, точности, простоты, последовательности, критичности, обоснованности» [2, с. 19]. Это комплекс норм, мер и оснований, которые позволяют произвести оценку различной деятельности, на основе стремления к определенности, точности, доказательности, которые напрямую связаны с практической деятельностью. Поэтому ее основными признаками можно считать не только системность, обоснованность, объективность, но и верифицируемость, универсальность, точность и определенность.

В зависимости от критериев выделения научной рацинальности существует несколько ее типов. Это логико-математический, включающий абсолютную конкретность, формальную обоснованность и аналитическую проверяемость знаний, естественно-научный, обладающий эмпирической предметностью, закономерной доказуемостью. Это инженерно-технический, носящий характер эмпирической проверяемости, практической результативности, строгой конкретности, социально-гуманитарный, содержащий общественно-ценностную предметность, культурологическую доказательность, адаптивную полезность.

Научная рациональность проходит в своем развитии три типа, которые, в свою очередь, совпадают с тремя этапами развития науки. Это классический (17-19 вв.), неклассический (20 век, его первая половина), постнеклассический (современный этап).

Так, для классического этапа научной рациональности характерны такие признаки, как соотнесение знания с действительностью, устранение из теории всего, что сопряжено с субъектом постижении, интерес только на предмете познания. Ф. Бэкон, утверждающий, что «истинные сыны науки должны не предполагать красиво и правдоподобно, но знать твердо и очевидно» [3, с. 10]. Это возможно, с его точки зрения, только благодаря научным опытам, которые «содержат в себе значительную силу и способность, а именно: они никогда не обманывают и не разочаровывают» [там же]. Основными открытиями в этот период можно считать распространение  машинного производства с использованием пара, открытие  И. Ньютона закона классической механики, в частности закон всемирного тяготения. В трудах Л. Эйлера, Ж. Д’Аламбера, Ж. Лагранжа, П. Лапласа была заложена основа аналитической механики, развитию математического анализа, теории дифференцирования, теории рядов, вариационному исчислению, теории вероятности, начертательной геометрии.

Таким образом, в научной рациональности классического периода господствовал «чистый разум», который не хотел иметь ничего общего с субъектом (с человеком), носителем разума, так как в этот период место человека занимает абстрактный субъект познания. Разум становится сам механистичным.

Неклассический тип научной рациональности «пытаясь раздвинуть рамки классического понимания рациональности, в центр внимания ставят проблемы, вытекающие из идеи Гегеля о диалектическом характере взаимоотношений рассудка и разума» на основе политеоретизма, неустранимости субъекта из процесса постижения реальности [2, с. 42]. Представители неклассической научной рациональности, такие как Г. Спенсер, А. Пуанкаре, А. Энштейн,  и  др. на основе научных изменений (открытия делимости атома, разработки релятивистской и квантовой теории, становления генетики) включают в представление о разуме иррациональные моменты. В соответствии с этим подходом Вселенная рассматривается как сеть взаимосвязанных событий, подчёркивая активную роль и вовлечённость субъекта познания в сам процесс получения знаний.

Постнеклассический тип научной рациональности, начинающийся  в 20 веке, признает принципиально присущую связь мышления субъекта познания от его жизненных ценностно-целевых направлений, как осознанных, так и неосознанных, акцентируется «внимание на процессах коммуникации и конвенции, осуществляемых в определённом социокультурном пространстве» [2, с. 45].  Так, В. С. Степин утверждает, что постнеклассический тип научной рациональности «расширяет поле рефлексии над деятельностью. Он учитывает соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями» [4, с. 633-634].  Поэтому  научная рациональность этого периода характеризуется такими признаками, как способность как самоорганизации, укрепление парадигмы целостности научного знания, внедрение ценностных установок, усложнение характера объекта исследования при усилении междисциплинарности, комплексного подхода к изучению сложноорганизованных систем.

Таким образом, из множества типов рациональности, которые равноправно существуют, не исключая, а дополняя друг друга, хотя и имеют свои определенные особенности в современной познавательной ситуации, наиболее развитой формой выступает ее научный тип.

Научная рациональность, обладая такими признаками, как системность, обоснованность, строгая доказательность, проходя классический, неклассический и постнеклассический этапы, постоянно дополняется и обогащается новыми признаками и методами достижения истины,  позволяющими по-новому отражать реальность.

 

Список литературы:
1. Хюбнер, К. Истина мифа. – М.: Республика, 1996 – 448 с.
2. Дрянных, Н. В. Рациональность в структуре познания и деятельности. Монография. – Вологда, ВГПУ издательство «Русь», 2005 – 100с.
3. Бэкон, Ф. Сочинения в двух томах. Т. 2. / Сост., общая ред. и вст. статья А. Л. Субботина. – М.: Мысль, 1972. – 582 с.
4. Стёпин, В. С. Теоретическое знание. – М.: Прогресс-Традиция, 2000 – 680 с.