Статья:

НЕБОЛЬШИЕ ПРЕДМЕТЫ КАК ИСТОЧНИК ФАНТАЗИИ ДЕТЕЙ

Конференция: VIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: 6. Этнография

Выходные данные
Баева Н.О. НЕБОЛЬШИЕ ПРЕДМЕТЫ КАК ИСТОЧНИК ФАНТАЗИИ ДЕТЕЙ // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. VIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(8). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/1(8).pdf (дата обращения: 19.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 34 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

НЕБОЛЬШИЕ ПРЕДМЕТЫ КАК ИСТОЧНИК ФАНТАЗИИ ДЕТЕЙ

Баева Надежда Олеговна
студент ФГБОУ ВПО «ГГПИ им. В.Г. Короленко», РФ, г. Глазов
Ившина Мария Владимировна
научный руководитель, научный руководитель, канд. ист. наук, доц. ФГБОУ ВПО «ГГПИ им. В.Г. Короленко», РФ, г. Глазов

 

Почти во всех описаниях детской игры в качестве одного из её характерных признаков указывается на игровое употребление самых разнообразных предметов, изначально не имеющих отношения к игре. При этом предметы, вовлекаемые ребёнком в игру, как бы теряют своё обычное значение и приобретают новое, игровое, в соответствии с которым их называет и производит с ними действия. Широко известны примеры такого игрового переименования предметов и их игрового употребления: палочка изображает в игре лошадь, и ребёнок не только едет на ней верхом, но и поит, и кормит её, ухаживает за ней; небольшая палочка может изображать в игре и термометр, и вилку, и карандаш, и ещё многое другое; кубик — чашку, а может быть, нечто съедобное — котлету, яблоко, но он может служить и для изображения автомобиля и вообще какого-либо предмета, перемещающегося по плоскости[11, с. 225].

Больший интерес для детей представляют небольшие игровые предметы, поэтому объектом нашего исследования являются непосредственно небольшие по размерам предметы, которые вовлекаются детьми в игровое пространство. Наше исследование основывается на полевых материалах автора, которые собирались в селе Вавож Вавожского района Удмуртской Республики в 2012 — 2013 годах. Несмотря на то, что материалы собирались в селе Вавож, они отражают особенности сельской игровой культуры.

Небольшие предметы это «неотъемлемая часть игры, без них не интересно» [3]. «Сами по себе они [небольшие предметы] маленькие, интересны, детям все интересно. Посудкой маленькой играли, у мамы наберешь баночки, склянки, сидишь и играешь» [7]. Независимо от временных особенностей детства, небольшие предметы всегда находили свою нишу в игровом пространстве. Детей притягивали вещи, которые сообразны их телу, их ладони, манипулирую ими, они чувствуют себя настоящими хозяевами, властителями. Помимо этого, игры с небольшими предметами развивали и мелкую моторику, психические процессы ребенка: память, мышление, внимание, воображение и т. д.

С 60-х годов ХХ века до сегодняшнего дня можно проследить детскую игровую традицию изготовления секретиков. «Я помню секретики все делали, стекляшки, лепестки, цветочки, чашки сломанные, осколки [использовали]. Особенно из цветов делали много» [4]. На рубеже ХХ — ХХI веков «из стекляшек и фантиков мы делали секретики» [2]. Преемственность культур поколений, таким образом, сохранилась.

Само создание секретиков говорит о том, что ребенок создает свой автономный мир. Секретики — это одна из форм автоминизации. Вокруг секрета создается некая тайна, загадочность, которая всегда привлекала детей. Также, созданный ребенком секретик, это клад, богатство, которое храниться в недрах земли, и только он один знает о нем. Дети стремятся создать самые разнообразные, необычные, непохожие секретики, тем самым, выполняется и эстетическая функция.

Помимо фантиков, стекляшек, цветков для секретиков в качестве игровых предметов выступали камешки, баночки различные, пробки, битая посуда и т. д. В детстве 1970-х годов «весной ходили, собирали по огородам зачем-то эти керамические, блестящие тарелки… ходили осколки эти керамические собирали. Да они такие красивые были, перламутровые, всякие разукрашенные» [8].

В 1980-х годах, в подобных «экспедициях» больший интерес представляли пробки: пробки от одеколонов, зубной пасты и т. д. Распространенной была игра с пробками: «сбивали пробки друг у друга, кто выиграет, забирает пробку, а еще как станет пробка — разные очки были, у каждой пробки свои очки» [6]. Игра с пробками имела свое развитие и несколько раньше, примерно в 60-х годах, пробки «кидали вверх, и ищешь по траве, кто больше найдет» [1].

Во второй половине ХХ столетия дети играли и с косточками животных. «Никаких игрушек не было. Кости у животных оставляли, красили и играли, у поросят, козочек, они как лапки» [1]. Чтобы играть в кости, требовалась овладеть рядом технологий и провести предварительные процедуры: «их чистили, промывали, лаком потом покрывали, до этого лаком не покрывали. Играли косточками как городки» [10].

Дети любят яркие, блестящие вещи, предметы. И нередко в кармане ребенка можно было обнаружить конфетные обертки. Мотивы их собирания были разнообразны: некоторые использовали их в качестве денежной единицы (конец 90-х годов ХХ века), другие — мастерили различные изделия, либо собирали просто оттого, что нравились.

Однако у сбора конфетных фантиков были и другие мотивы. В 1960-х годах заработная плата в деревне была 20 копеек, шоколадные конфеты стоили — 3,80. «С зарплаты конфеты купят, поштучно раздадут и все… вместо конфет у нас рябина была, замороженная рябина» [1]. Дети хранили, берегли красивые конфетные обертки, так как они считались редкостью, сами конфеты также являлись редким товаром. Манипулируя фантиками, дети получали положительные эмоции, к которым они возвращались каждый раз, когда вновь встречались с конфетными обертками. Кроме того, дети стремились, как можно больше накопить и сохранить конфетных оберток, чем больше их у ребенка, тем выше его статус в детской среде. При этом было и эстетическое влечение к этим непохожим «бумажкам».

Кроме эстетической функции, обертки использовали как материал для изготовления каких-либо новых игрушек и предметов. «Фантики в коробочки складывали, хранили, а потом ведь учились коробочки плести» [4]. «Из них цветочки делали, из фантиков-то, вербы украшали, цветной бумаги то не было, фантиками украшали, закручивали, бантики делали» [1].

Скудность игрушек и огромный мир фантазии позволял детям разнообразить свой игровой инвентарь. Небольшие, мелкие предметы чаще являлись заменителями реальных вещей: для куклы Барби «столик, стульчик был, украшения мелкие делали, тарелочки» [5]. Мальчишки — «пульки, гвозди, кнопки на доски забивали» [3]. Именно эти небольшие вещи можно было обнаружить в карманах детей. Помимо них информаторы вспоминали, что же еще можно было обнаружить в своих карманах.

В конце ХХ века можно было обнаружить конфеты, носовые платки, камешки, пупсики, маленькие ножницы. «Носила маленькие ножницы на всякий случай, если мальчики будет приставать, защищалась, ручкой защищалась» [7].

Респонденты 1960—70—80-го года рождения с трудом вспоминают, что лежало в их карманах, но помнят, что носили в портфелях в школу: фантики, пробки. «В карманах мы не носили, в портфелях, в мешочках полиэтиленовых фантики да блестяшки от шоколадок» [9].

Таким образом, детский игровой инвентарь дополнялся и различными небольшими предметами, вещами. Дети находили применение каждой вещи, давали ей «игровое наименование». Интерес к ним был вызван страхом потерять ту память, те эмоции и чувства, которые они вызывали у детей. Внимание привлекало и стремление заменить реальные предметы быта этими небольшими вещами, возможность сконструировать новые игрушки. Существенную роль играл сам размер и форма таких предметов: они должны быть соразмерны детскому телу, только тогда ребенок почувствует гармонию, равновесие. Также маленькие по размеру предметы в игровом поле ребенка говорят о том, что он стремиться удовлетворить свое естественное желание обладать всей этой вещью, а не ее частью, которая помещается в его ладони.

 

Список литературы:

  1. Баева Валентина Арсентьевна, 1959 г. р., д. Чудзялуд Вавожского района УР, образование среднее специальное, пенсионерка, ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  2. Баева Екатерина Олеговна, 1993 г. р., с. Вавож Вавожского района УР, образование неполное высшее, контроллер — кассир «Сбербанка», ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  3. Баев Николай Валерьевич, 1987 г. р., с. Вавож Вавожского района УР, образование среднее, водитель «Увалес филиал Удмуртлеса», ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  4. Дерягина Валентина Евгеньевна, 1955 г. р., д. Малькан Вавожского района УР, образование среднее специальное, воспитатель детского сада «Улыбка» с. Вавож, ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  5. Емельянова Екатерина Алксандровна, 1991 г. р., г. Ижевск, образование среднее, студентка четвертого курса УДГУ, ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  6. Емельянова Татьяна Валерьевна, 1970 г. р., с. Волипельга Вавожского района УР, образование среднее специальное, врач, ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  7. Семакина Алена Алексеевна, 1992 г. р., с. Вавож Вавожского района УР, образование среднее, студентка четвертого курса ИПЭК Можгинский филиал, ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  8. Ушакова Лидия Петровна, 1957 г. р., д. Новые Какси Вавожского района УР, образование среднее, санитарка, ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  9. Чайникова Любовь Андреевна, 1961 г. р., д. Лыстем Вавожского района УР, образование среднее, завхоз детского сада «Улыбка» с. Вавож, ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  10. Шабалина Татьяна Филипповна, 1963 г. р., д. Макарово Вавожского района УР, образование среднее специальное, учитель начальных классов, ныне проживает в с. Вавож Вавожского района УР.
  11. Эльконин Д.Б. Психология игры./ Д.Б. Эльконин — М.: «Педагогика», 1978. — с. 225.