Статья:

К вопросам о возникновении наследственных прав и обязанностей

Конференция: XLII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Петрова Э.С. К вопросам о возникновении наследственных прав и обязанностей // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XLII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 2(42). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/2(42).pdf (дата обращения: 19.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

К вопросам о возникновении наследственных прав и обязанностей

Петрова Этери Сергеевна
магистрант, АНО ВО Гуманитарный университет, РФ, г. Екатеринбург

 

В соответствии со статьей 1113 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) наследство открывается со смертью гражданина; объявление судом гражданина умершим влечет за собой те же правовые последствия, что и смерть гражданина. Конкретизируя норму об открытии наследства, пункт 1 статьи 1114 ГК РФ устанавливает правило, в соответствии с которым временем открытия наследства является момент смерти гражданина.

При всей простоте юридической конструкции указанной выше правовой нормы на практике в деятельности нотариусов иногда появляются проблемы, связанные с вопросами возникновения наследственных правоотношений (открытия наследства), что обусловлено отсутствием в отечественном гражданском законодательстве дефиниции понятия «момент смерти».

Необходимо отметить, что сама по себе словесная конструкция «момент смерти гражданина» самостоятельным терминологическим значением применительно к области наследственного права обладать не может, так как смерть человека (прекращение его жизнедеятельности) несет в себе, в первую очередь, медицинский аспект, состоящий в завершении биологического существования человека как индивидуального объекта живой природы.

В Российской Федерации, как на законодательном уровне, так и на уровне подзаконных нормативных актов [3], закреплены единые критерии констатации смерти человека, наступающей при смерти головного мозга или биологической смерти человека (необратимой гибели человека) [5, с.12]. Иными словами, смерть мозга эквивалентна смерти человека. Клиническая смерть (прекращение деятельности сердечно-сосудистой и дыхательной систем при сохранении жизнеспособности остальных частей организма и возможности возвращения его к нормальному функционированию) не позволяет считать человека мертвым, а наоборот, заставляет производить ему комплекс реанимационных мероприятий [2, с.15]. Однако возможность поддержания работоспособности некоторых функций организма (пусть даже в течение весьма продолжительного времени) с помощью внешнего медицинского воздействия при полном отсутствии жизнедеятельности мозга все равно никак не может изменить сам факт наступившей смерти человека.

Таким образом, юридические последствия смерти человека (в том числе и вопросы наследования) находятся в прямой зависимости от возникновения юридического факта наступившей смерти и, следовательно, требуют проведения процедуры его констатации (надлежащего документационного оформления) уполномоченными на то должностными лицами.

Ранее действовавшая в российском наследственном законодательстве гражданско-правовая норма, в соответствии с которой временем открытия наследства считался день смерти гражданина, с 1 сентября 2016 года (данная дата определена датой вступления в силу Федерального закона от 30 марта 2016 г. № 79-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации») претерпела изменения: таким временем теперь является, как было указано ранее, момент смерти гражданина. Следуя правилам русского языка, под моментом следует понимать некий крайне непродолжительный (скоротечный) промежуток времени, разделяющий два других временных интервала, непосредственно к нему примыкающих. Применительно к интересующему нас вопросу о констатации факта смерти моментом ее наступления будет являться переход человека из состояния наличия биологической жизнедеятельности головного мозга к состоянию отсутствия такой жизнедеятельности, что и должно быть документально зафиксировано записью конкретной календарной даты (год, месяц, день) и времени, выражающимся в часах и минутах. Документальная фиксация события возможна любым способом, не противоречащим закону.

Внесение в Гражданский Кодекс Российской Федерации поправки, конкретизирующей время открытия наследства, несомненно, явилось положительным шагом в процедуре урегулирования вопросов наследования. Ранее, при одновременной смерти нескольких лиц, связанных между собой родственными отношениями, возникали трудности с определением наследников, ведь дата смерти, как правило, известна достаточно точно, а вот часы и минуты – далеко не всегда. Установление данных сведений не входит в круг профессиональных обязанностей нотариусов, и зачастую составляет суть возникающих судебных споров, так как информация о точном времени наступления смерти человека порой не фиксируются даже медицинскими учреждениями (например, если смерть гражданина наступила вне стен данного учреждения). Надо заметить, что проблема эта была актуальна в любые времена и является насущной не только для нашей страны.

Практическая польза законодательной новеллы, однако, потребует ее дальнейшего дополнительного изучения через призму воплощения в нотариальной деятельности. Установление момента смерти, являясь исключительной прерогативой медицинских учреждений (за исключением случаев, для которых требуется вынесение судебного решения), влечет за собой необходимость внесения соответствующих изменений в нормативные документы, определяющие порядок деятельности органов здравоохранения в данном направлении (в первую очередь – изготовление нового вида официальных бланков справок о смерти и разработка регламента, устанавливающего порядок их заполнения). В свою очередь, органы ЗАГС, обладающие компетенцией на оформление и выдачу свидетельств о смерти, должны также учесть в своей деятельности новые требования законодательства.

Необходимо отметить, что в ряде случаев в силу тех или иных причин установить точно момент смерти гражданина не представляется возможным.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1114 ГК РФ граждане, умершие в один и тот же день, считаются в целях наследственного правопреемства умершими одновременно и не наследуют друг после друга, если момент смерти каждого из таких граждан установить невозможно. При этом к наследованию призываются наследники каждого из них. Исходя из буквального толкования закона, можно сделать вывод, что наличие точных сведений о моменте смерти даже одного из умерших, при отсутствии таковых сведений в отношении другого, не позволяет разрешить вопрос о первоочередности сроков открытия наследства, в силу чего продолжает сохранять свое значение разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», согласно которому граждане, умершие одновременно (коммориенты), не наследуют друг после друга; в этих случаях открывшееся наследство переходит к наследникам каждого из них, призываемым к наследованию по соответствующим основаниям. В целях наследственного правопреемства одновременной считается смерть граждан в один и тот же день, соответствующий одной и той же календарной дате.

Возвращаясь к вопросу о времени открытия наследства, необходимо учитывать, что российское законодательство предусматривает возможность установления такого времени также и путем вынесения судебного решения: согласно статьи 1114 ГК РФ при объявлении гражданина умершим днем открытия наследства является день вступления в законную силу соответствующего решения суда, а в случае, когда днем смерти гражданина признан день его предполагаемой гибели (пункт 3 статьи 45 ГК РФ), – день и момент смерти, указанные в решении суда. Основания и порядок объявления гражданина умершим регулируются нормами главы 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ).

Объявление гражданина умершим производится в случае, когда нет доказательств, подтверждающих смерть гражданина, но само событие смерти обоснованно предполагается [4, с.56]. Если же имеются сведения о смерти лица в определенное время и при определенных обстоятельствах, но органами ЗАГС правомерно отказано в регистрации смерти (например, в связи с отсутствием подтверждающих документов, утратой архивных данных), то факт смерти по заявлению заинтересованного лица может быть установлен судом в порядке реализации норм, предписанных главой 28 ГПК РФ. Между тем, остается открытым вопрос о том, каким образом процессуально установление момента смерти будет реализовываться судами на практике в случае отсутствия доказательств точного времени наступления смерти.

Вообще усматривается, что в свете обновленного законодательства вопросы установления точного момента смерти могут приобрести повышенную актуальность именно в условиях обязательности данного действия, потому что вопросы открытия наследства могут возникнуть при наличии самых разнообразных усложняющих факторов. Рассмотрим, к примеру, такую ситуацию, при которой в течение одного дня происходит череда различных событий, влекущих появление тех или иных юридических последствий: орган ЗАГС расторгает брак супругов, ранее обратившихся с соответствующим заявлением, при наличии одного из супругов и отсутствии другого (подобная ситуация допустима и разрешается она в соответствии с пунктом 4 статьи 33 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния». В дальнейшем выясняется, что отсутствовавший супруг в день расторжения брака умер, и, значит, возникает вопрос о первоочередности произошедших юридических событий: скорее всего, переживший супруг не будет заинтересован в признании факта расторжения брака состоявшимся, так как статус вдовы (вдовца) является для него предпочтительнее, потому что это влечет возникновение наследственных прав, чего не может быть в случае расторжения брака до наступления смерти наследодателя.

Кстати, в некоторых странах можно встретить решение подобной проблемы на законодательном уровне, позволяющем на основании акта судебного органа лишить пережившего супруга права наследования по закону, если к моменту смерти одного из супругов брачные отношения между ними были фактически прекращены [напр., см. 1]. Возможно, отечественному законодателю стоит рассмотреть вопрос о внесении подобных правок в семейное и(или) наследственное право, что явилось бы очередным шагом в деле развития российской правовой системы.

 

Список литературы:
1. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. – Режим доступа. – URL:http://pravo.kulichki.com/vip/gk (дата обращения 21.01.2015); Гражданский кодекс Туркменистана от 17 июля 1998 г. Режим доступа. – URL: http://www.law-tax.biz/download/post_ussr/ gk_turkmenistan.pdf (дата обращения: 21.01.2015).
2. Паничкин В.Б. Смерть как основание прекращения правоспособности: сравнительный анализ права России и США // Гражданское право. 2009. № 4. С. 14–16.
3. Приказ Минздрава России от 25 декабря 2016 года № 908н «О Порядке установления диагноза смерти мозга человека» – Режим доступа. – Официальный интернет-портал правовой информации URL:http://www.pravo.gov.ru (дата обращения 15.01.2016).
4. Толчеев Н.К., Горохов Б.А., Ефимов А.Ф. Подготовка гражданских дел к разбирательству в судах общей юрисдикции: практическое пособие / Под ред. Н.К. Толчеева. М.: Норма, Инфра-М, 2012. – 464 с.
5. Юрченко О.Ю. Смерть как юридический факт в гражданском праве России // Нотариус. 2012. № 3. С. 11–15.