Статья:

Двойная природа владения

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №23(116)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Радченко Н.А. Двойная природа владения // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2020. № 23(116). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/116/74723 (дата обращения: 30.11.2022).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Двойная природа владения

Радченко Наталья Анатольевна
магистрант Тюменского государственного университета, РФ, г. Тюмень

 

Владение – это одна из базисных юридических категорий, которая является фундаментом для осуществления субъективных прав в тех или иных, прежде всего вещных, правоотношениях.

Так как вопросы, касающиеся владения, являются наиболее важными для правовой действительности, неудивительно, что их регламентация входит в круг первоочередных задач правового регулирования. Тем не менее юридическая природа владения до сих пор остается не до конца выясненной.

Существует позиция, согласно которой владение обладает двойной природой (является одновременно и правом, и фактом). Данное мнение поддерживалось представителями исторической школы права (Ф.К. Савиньи, А. Бринц, И. Э. Кунце).

В рамках данной точки зрения фактическое законное владение возможно только тогда, когда в его основе лежит право владения. Другими словами, само право владения выступает неким гарантом реализации непосредственного владения вещью, основанное на законе или договоре.

Особо интересным для изучения данной проблематики является мнение Ф.К. фон Савиньи, который разделял такие понятия как право владения (ius possessionis) и право владеть (ius possidendi) [9, c. 7]. Под термином «право владеть» ученый подразумевал обыкновенное держание, известное миру ещё со времён Римской Империи, которое означает фактическое осуществление права собственности и, соответственно, принадлежит только собственнику вещи либо иному получившему от собственника вещь лицу. Главное отличие «права владения» заключается в том, что данное право выступает предпосылкой юридических явлений, что и позволяет расценивать владение и как право, и как факт. Немецкий цивилист придерживался той позиции, которая не признавала владение только лишь правом, но в то же время не придавала большого значения фактической составляющей владения.

Сущность конструкции двойного владения состоит в следующем. Невозможно рассматривать постоянное фактическое господство над вещью в качестве необходимого элемента владения, оно служит лишь предпосылкой для осуществления субъективных прав. В этой теории владение рассматривается как непрерывное проявление воли ко владению, даже в условиях отсутствия реального господства над вещью. Это означает, что владельцем признаётся то лицо, которое передало вещь в фактическое владение другого, связанного с собственником вещными или обязательственными правоотношениями лица.

В российском гражданском праве отсутствуют нормы о двойной природе владения, отечественный законодатель не считает, что владение обладает двойной природой, в то время как судебная практика свидетельствует об обратном.

Так, можно привести в качестве примера постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.09.2017 по делу № Ф03-1407/2017. Суть спора состояла в следующем. Муниципальное образование г. Владивосток обратилось в суд с иском о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на нежилые помещения.

Как следует из материалов, дела муниципальное образование г. Владивосток передало имущество по договору аренды Приморской торгово-промышленной палате.

Позднее в отношении данных нежилых помещений был проведен аукцион, по результатам которого победителем стало ООО «Восток Бизнес Инвест», и с которым впоследствии был заключен договор купли-продажи этого имущества. Нежилые помещения были проданы с обременением в виде аренды, арендатором имущества выступала Приморская торгово-промышленная палата.

После заключения договора купли-продажи, а также подписания передаточного акта переход права собственности на указанное имущество был зарегистрирован за ООО «Восток Бизнес Инвест», в подтверждение этого представлено свидетельство о государственной регистрации соответствующего права.

В материалы дела представлены доказательства того, что Приморская торгово-промышленная палата обратилась с иском о признании недействительными аукциона по продаже нежилых помещений, а также договора купли-продажи, заключенного с ООО «Восток Бизнес Инвест» по результатам аукциона. Исковые требования Приморской торгово-промышленной палаты удовлетворены в полном объеме, что и послужило поводом для обращения муниципального образования г. Владивосток в суд с соответствующим иском.

При разрешении спора суды первой и апелляционной инстанций, установив, что муниципальное образование г. Владивосток фактически не владеет спорным имуществом, право собственности на помещения зарегистрировано только за ООО «Восток Бизнес Инвест», сделали вывод об избрании администрацией ненадлежащего способа защиты нарушенного права. Суды указали, что избранный истцом способ защиты не приведет к восстановлению нарушенного права муниципального образования, и в этой связи отказали в иске.

Отменяя постановления судов нижестоящих инстанций и удовлетворяя заявленные муниципальным образованием г. Владивосток требования, Арбитражный суд Дальневосточного округа пришел к выводу о том, что имущество, по поводу которого возник спор, находилось во владении муниципального образования г. Владивосток, так как оно являлось собственником имущества, а также и в настоящее время находится в его владении, в связи с тем, что при передаче имущества по договору аренды владение у собственника не утрачивается и не прерывается, а действует опосредованно – через арендатора, в данном случае посредством Приморской торгово-промышленной палаты.

Ещё один казус свидетельствует о том, что правоприменитель в своих постановлениях применяет конструкцию двойного владения.

Открытое акционерное общество «СГК-ТрансстройЯмал» (далее – ООО «СГК-ТрансстройЯмал») обратилось в Арбитражный суд Ярославской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Ремжелдортех» (далее – ООО «Ремжелдортех») об истребовании из чужого незаконного владения автомотрисы.

Суть дела состоит в следующем. ООО «СГК-ТрансстройЯмал», являющееся заказчиком, передало для капитального ремонта принадлежащую ему на праве собственности автомотрису ООО «Ремжелдортех», которое является подрядчиком на основании заключенного договора.

Подрядчиком работы по договору были выполнены надлежащим образом. Заказчик принял выполненные ремонтные работы, но оплату произвел не в полном объеме, в связи с чем ООО «Ремжелдортех» направило ООО «СГК-ТрансстройЯмал» уведомление об удержании автомотрисы с принятием ее на ответственное хранение до полной уплаты заказчиком задолженности.

ООО «СГК-ТрансстройЯмал» обратилось в суд с исковыми требованиями об истребовании из чужого незаконного владения автомотрисы, так как считало, что подрядчик не вправе удерживать принадлежащую истцу на праве собственности автомотрису.

Суды первых трёх инстанций, исследовав представленные в материалы дела доказательства, отказали истцу в удовлетворении его исковых требований, мотивируя это тем, что отсутствуют основания для виндикации имущества, так как ответчик в настоящее время спорным имуществом не владеет, поскольку он передал его по договору хранения ООО «Ремжелдортехпром».

Верховный суд РФ, отменяя судебные постановления, рекомендовал судам обратить внимание на тот факт, что владение не утрачивается в связи с передачей имущества на ответственное хранение, так как владельцем, надлежащим ответчиком по искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения, необходимо считать не только обладателя вещи, но и того, кто передал вещь во временное владение.

Если лицо, удерживающее вещь (ретентор), может определять физическую судьбу вещи, то он обладает владением и при передаче вещи на хранение. Владение спорным имуществом хранителем является производным, временным, целиком зависящим от воли поклажедателя. К тому же в соответствии с пунктом 1 статьи 900 Гражданского кодекса Российской Федерации (Далее – ГК РФ) хранитель обязан возвратить вещь поклажедателю или лицу, указанному им в качестве получателя.

Признание наличия двойного владения в правовой действительности Российской Федерации встречается и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Пункт 32 названого выше постановления Пленума содержит разъяснения о том, что по общему правилу при применении статьи 301 ГК РФ надлежащим ответчиком по иску является лицо, у которого спорное имущество фактически находится в незаконном владении, но в случае, когда во время судебного разбирательства вещь, по поводу которой возник спор, была передана ответчиком другому лицу во временное владение, суд должен привлечь такое лицо в качестве соответчика. Суды не относят лицо, владевшее имуществом и передавшее его третьему или третьим лицам, как ненадлежащего ответчика, что ещё раз подтверждает склонность судов вышестоящих инстанций к позиции двойной природы владения.

Резюмируя всё вышесказанное, необходимо ещё раз отметить, что российское законодательство не содержит в себе конструкцию двойного владения, несмотря на то, что практика в определенных казусах вынуждена признать, что владение может выражаться не только в правовой связи субъект-вещь, но и опосредованно, то есть посредством иного субъекта.

 

Список литературы:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ: по сост. на 28 апреля 2020 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ: по сост. на 28 апреля 2020 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – № 5. – ст. 410.
3. Постановление арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.09.2017 № Ф03-1407/2017 [Электронный ресурс] // Документ опубликован не был. – Режим доступа: https://fasdvo.arbitr.ru/
4. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 // Российская газета. – 2010. – № 109.
5. Определение Верховного суда Российской Федерации от 27.06.2019 по делу № 301-ЭС19-2351 [Электронный ресурс] // Документ опубликован не был. – Режим доступа: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/302ad879-6256-4ed2-8401-8f722efc5676/edcb84ce-bc52-48ec-90f0-39d4948f71f8/A82-25746-2017_20190627_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True (дата обращения 13.06.2020).
6. Бабитинская А.И. К вопросу о понятии и сущности владения в гражданском праве России / А.И. Бабитинская // Сибирский юридический вестник. – 2013. – № 1 (60). – С. 42-48.
7. Бадаева Н. В. Владение и владельческая защита в зарубежном и российском гражданском праве: Монография / Н. В. Бадаева. — Москва: Юриспруденция, 2012. — 240 c.
8. Габолаев Г.В. Владение как самостоятельная правовая категория, создающая условия для возникновения и осуществления вещных прав / Г.В. Габолаев // Вопросы российского и международного права. – 2017. – Том 7. № 2А. – С. 182-190.
9. Дождев Д. В. Владение в системе гражданского права / Д.В. Дождев // Вестник гражданского права. – 2009. –  № 4. – С. 5-42.
10. Зенина О.Г., Томилова В.А. Двойное владение в российском гражданском праве / О.Г. Зенина, В.А. Томилова // Вестник Челябинского государственного университета. – 2015. – № 17 (372). – С. 82–88.
11. Попов И.В., Бутина В.В. Значение дискуссии о юридической природе владения / И.В. Попов, В.В. Бутина // Вестник Омской юридической академии. – 2016. – № 4 (33). – С. 11-21.