Статья:

Формальная характеристика субъектных словосочетаний в разноструктурных языках

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №42(135)

Рубрика: Филология

Выходные данные
Евлоева Д.И. Формальная характеристика субъектных словосочетаний в разноструктурных языках // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2020. № 42(135). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/135/83719 (дата обращения: 24.05.2024).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Формальная характеристика субъектных словосочетаний в разноструктурных языках

Евлоева Диана Исаевна
студент, Ингушский государственный университет, РФ, г. Магас
Тариева Лилия Увайсовна
научный руководитель, д-р. филол. наук, профессор, Ингушский государственный университет, РФ, г. Магас

 

Субъектные отношения возникают в словосочетании, в котором главное слово может быть выражено неличной формой глагола, а зависимое – существительным, обозначающим производителя действия (лицо или предмет). Такие словосочетания опираются на лексико-грамматическую природу глаголов страдательного залога и страдательных причастий. Зависимая форма имени существительного в них обозначает производителя действия или носителя состояния:

  1. Рядом с кувшином лежит опрокинутый ветром стакан опрокинутый ветром (Ветер опрокинул…); инг.: михо йожаяр;

В данных словосочетаниях стержневое слово выражено страдательным причастием, образованным от глагола со значением ʽфизическое воздействиеʼ. Зависимое стоит в творительном падеже во всех приведенных примерах

  1. Рассвет, видимый нами (ʽвидимый намиʼ); инг.: вайна гур;  

В представленных словосочетаниях вершинным словом является причастие видимый, образованное от глагола со значением ʽвосприятиеʼ. В русском языке зависимое слово выражено личным местоимением первого лица, множественного числа, творительного падежа. В ингушском языке зависимым словом является вайна.

3. Изучаемый учеником предмет (ʽизучаемый ученикомʼ); Инг. дешархочо тохка предмет (ʽдешархочо тохкаʼ)

В данных словосочетаниях в двух языках главным компонентом является причастие со значением ʽмыслительный процессʼ, а зависимым существительное. В русском и ингушском языках зависимый компонент стоит в творительном падеже.

4. Мучимый жаждой путник (ʽмучимый жаждойʼ) Инг. Хьогвенна наькъахо

В данных словосочетаниях главный компонент словосочетания в русском языке представлен страдательным причастием в значении ʽфизическое состояниеʼ, как и в ингушском языке. В качестве зависимого компонента в русском языке выступает существительное в творительном падеже, в ингушском подчиненный компонент выражен эргативной формой имени.

5. Нарисованный карандашом портрет (нарисованный карандашом)

Инг. къоламца дилла сурт

В представленных словосочетаниях главным словом является страдательное причастие нарисованный, дилла, образованное посредством формообразующих аффиксов (рус. -анн-; инг.-л- ). В качестве зависимого компонента в русском языке выступает существительное в творительном падеже, в ингушском подчиненный компонент выражен эргативной формой имени.

6. Окна изнутри обезображены железными решетками. [73] (инг.: Цу аьшкашца ирчадаьккха латтар кораш.

В данных словосочетаниях главный компонент в русском и ингушском языках представлен причастием. Посредством формообразующих суффиксов (рус. -ен-, инг.). Зависимый компонент в языках обеих стратегий выражен существительным в творительном падеже в русском языке и в к.д в ингушском.

7.Урок был интересен, потому что нужно было вслушиваться в читаемый им отрывок. (инг.: цо деша)

В данных словосочетаниях вершинным словом является страдательное причастие, образованное посредством формообразующего суффикса (рус. -ем-). Семантически основной компонент обозначает мыслительный процесс. В качестве зависимого слова в языках трех стратегий представлено личное местоимение в единственном числе. В русском языке подчиненный компонент стоит в творительном падеже.

1.3. Словосочетания, в которых главное слово выражено отглагольным существительным. Девербативы

Субъектные - это такой вид отношений, при которых зависимое слово обозначает производителя действия или носителя состояния, выраженного главным словом (пение соловья, приезд отца, синева неба, нарисованный художником, опрокинутый ветром) - форма выражения субъектных отношений достаточно фиксированная: зависимое слово стоит либо в родительном, либо в творительном падеже и формула этих отношений - сущ. + сущ. в Р.п.; вторая формула - страдательное причастие + сущ. в Тв.п.

Субъектные отношения свойственны словосочетаниям, в которых главное слово называет действие или состояние, а зависимое обозначает субъекта действия или носителя состояния: рассказ преподавателя (инг.: хьехархочун дувцар) доброта матери (инг: наьна дикал), приход весны, удар грома, блеск молнии. Словосочетания подобного типа характеризуются грамматическим значением субъектности. Значение субъекта действия или носителя признака может быть свойственно родительному падежу существительного, относящемуся к существительному, образованному от глагола или прилагательного: появление автомобиля (ср.: автомобиль появился), прилет грачей; храбрость воина (ср.: воин храбрый).

Рассмотрим словосочетания, в которых главное слово выражено отглагольным существительным.

1) Тишину нарушало пение соловья. Инг. оалхазара лакхар).

В данных словосочетаниях вершенным словом является отглагольное существительное пение / лакхар /. В русском языке существительное «пение» образовано от глагола несовершенного вида «петь» с помощью суффикса -ни-. В ингушском языке от глагола «лакха» с помощью суффикса -р-. Семантически главное слово подразумевает действие. Зависимое слово в русском и ингушском языках представлено именем существительным в родительном падеже (инг. доала дожар).

2) Вероятно, моя жизнь сильно изменится после приезда брата (инг. )

Стержневым словом в представленных словосочетаниях является имя существительное, образованное от глагола совершенного вида «приехать», обозначающего движение. Зависимое слово, то есть субъект действия, относится к классу кхетама ʽразумных вещейʼ с показателем (ва), соответствующим в русском языке лексемам мужского рода инг. (ма1ача наха класс).

3) Сегодня состоялось обсуждение с правительством (инг. правительствас дийца)

В данных словосочетаниях имя существительное является главным словом. Оно образовано от глагола несовершенного вида «обсуждать» с помощью суффикса -ени- в русском языке, от глагола «дувца», путем присоединения суффикса -р- в ингушском языке. Семантически данный глагол обозначает действие. В приведенных примерах в языках двух стратегий между основными компонентами выступают предлоги с, передающие значение творительного падежа в русском языке, а в ингушском языке значение кечала дожар.

4) Блеск звезды был ярким и устрашающим (инг.: седкъа къагар)

В приведенных словосочетаниях трех языков стержневой компонент морфологически представлен именем существительным. Зависимый компонент представлен существительным в родительном падеже в русском языке, в ингушском доала дожар.

5) Революционное выступление студентов обеспокоило власть.

Главный компонент в данных словосочетаниях представлен отглагольным существительным, семантически выражающим действие. В русском языке существительное образовано от глагола помять при помощи суффикса -ени-.

 

Список литературы:
1. Адмони В. Г. Типология предложения // Исследования по общей теории грамматики. – М., 1968 – 289 с.
2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов / О.С. Ахманова. – 2-е изд., стер. – М : УРСС : Едиториал УРСС, 2004. – 571 с.
3. Ахманова О.С. Словосочетание. Вопросы грамматического- строя: –М., 1965.
4. Галкина-Федорук Е.М. Современный русский язык. – М:, 1958 . – 200 с. 
5. Бабайцева В.В. .Современный русский язык в трех частях: учеб. для пед. ин-тов по спец. №2101 «Рус.яз. и лит.».- 2-е изд., перераб. – М.: Просвещение,1987 – 256 с.
6. Бабайцева В. В. Односоставность предложения в современном русском языке. – М., 1968. – 160 с.
7. Белошапкова В.А. Современный русский язык: синтаксис: учебное пособие., – М.: Высш. шк.,1977. 248 с. 
8. Белошапкова В. А. Сложное предложение в современном русском языке. – М., 1967. – 160 с.
9. Валгина Н.С. Синтаксис современного русского языка. – М.: Агар, 2000 – 416 с. 
10. Виноградов В.В.  Из истории изучения русского синтаксиса: (от Ломоносова до Потебни и Фортунатова). – М.: Издательство Московского университета, 1958. – 399 с.
11. Виноградов В.В. Русский язык. – M., 1947 – 720 с. 
12. Тариева Л.У. Словосочетания с субъектными смысловыми отношениями, детерминированные эргативными диатезами. 
13. Тариева Л.У. Словосочетания с субъектными отношениями, детерминированными номинативными диатезами // Известия Ингушского Научно-исследовательского института им.Ч. Ахриева. Магас. 2015 г.– № 1 (4). ООО «КЕП»– С. 190-194