Статья:

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕЯНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ В СОУЧАСТИИ, ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №41(177)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Джамбеков А.У. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕЯНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ В СОУЧАСТИИ, ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2021. № 41(177). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/177/102006 (дата обращения: 22.07.2024).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕЯНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ В СОУЧАСТИИ, ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Джамбеков Алихан Умарович
магистрант кафедры Уголовное и уголовно-исполнительное право, криминология, Южно-Уральский государственный университет, РФ, г. Челябинск

 

Соучастием в преступлении признается совместное участие двух или боле лиц в совершении умышленного преступления. Правовой порядок института соучастия в российском уголовном праве заключается в том, что каждый соучастник вносит свой вклад в общее дело (совершение преступления), а также характер вклада различает их деяние. Совместное совершение деяния в соучастии и есть общее основание, единое основание их ответственности.

Из приведенного определения можно выделить основные признаки соучастия, имеющие важное значение для правильной квалификации общественно опасного деяния.

Участие в преступлении двух или более лиц – количественный признак соучастия. Любой из них должен обладать всеми признаками субъекта преступления (ст. 19 УК РФ).

Совместность – качественный признак соучастия. Она означает совершение преступления при взаимодействии соучастников и согласованности их поведения. Взаимосвязь включает: а) связь информационную между поведением соучастников и б) связь (причинную) между, с одной стороны, общественно-опасным поведением и наступлением общественно-опасных последствий. Последнее играет роль лишь в преступлениях, определенных материальными составами. Согласованность означает наличие единства усилий соучастников для достижения общего результата [1].

Следует обратить внимание на большое количество оценочных признаков соучастия в преступлениях, которое вызвано сложностью и многогранностью самого института соучастия. Предлагается в целях стабилизации практики разрешения уголовных дел формализовать ряд оценочных признаков. Так, обосновывается предложение по изменению ст. 32 УК РФ и оценочного признака «умышленность», участие на признак осознания». С предложением новой редакции ст. 32 УК РФ: «Соучастием в преступлении признается осознание участия двух или более субъектов преступления в совершении умышленного преступления».

Термин «умышленный» используется в тексте ст. 32 УК РФ дважды, исключение ее распространяется на случаи неосторожного поведения. Причем, невозможно соучастие в неосторожном причинении вреда при выполнении сложных (с двумя формами вины) составов преступлений. Институт соучастия применяется лишь в рамках основного состава преступления. Неосторожный производный (дополнительный) результат не будет результатом соучастия. В сложном соучастии с распределением ролей основанием для квалификации служит ст. 33 УК РФ, содержащая исчерпывающий перечень и характеристики действий каждого из соучастников преступления. Исполнителем может быть лицо, непосредственно, который сам полностью выполняет деяние, предусмотренных статьей Особенной части УК РФ [2].

Законодатель принял ФЗ от 21 июля 2014 г. № 227-ФЗ. Ст. 111, 112, 115 УК РФ были дополнены квалифицированным составом – совершением преступления с применением оружия и предметов, используемыхв качестве оружия. С криминологической точки зрения обоснованность и бесспорность такой криминализации вызывает возражения. В подавляющем большинстве случаев преступлений (исполнители) применяют не оружие, а предметы, используемые в качестве оружия, и в этих случаях различия между причинением вреда «голыми руками» и предметами, используемыми в качестве оружия крайне незначительны. Противоречия в оценке вооруженного насилия очевидны. С одной стороны, законодатель признал применение оружия насилием, опасным для жизни. С другой стороны, законодатель признает его признаком средней тяжести и легкого вреда здоровью и тем самым изводит вооружение действия до уровня насилия, не опасного для жизни и здоровья. К сожалению, сегодня велика вероятность того, что внесение изменений в ст. 112 и 115 УК РФ приводит к кардинальным изменениям существующей правоприменительной практики. Следственно-судебные органы будут вынуждены отказаться от указания на субъект преступления в диспозициях норм Особенной части УК РФ.

Представляется, что законодатель может использовать все способы в комплексе. Учитывая взаимосвязь между нормами Общей и Особенной частями УК РФ, в составах преступлений, объективную сторону которых фактически смогут совершить любые лица, следует расширить круг субъектов.

Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими (ч. 3 ст. 33 УК РФ). Организатор отличается от других соучастников многоплановостью, многофункциональностью выполняемых действий, в связи с чем его квалификация чревата определенными сложностями и даже ошибками. Если организатор наравне с другими соучастниками непосредственно исполняет преступление, его действия должны быть квалифицированы как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ. Действия организатора по преступлениям со специальным субъектом согласно закону должны быть квалифицированы по ст. 33 УК РФ. Свои особенности имеет квалификация действий организатора, создающего организованную преступную группу, либо преступное сообщество. В этих случаях (квалификациях) зависит от законодательной конструкции соответствующего состава преступления и от судебной практики.

 

Список литературы:
1. Житков А.А. Актуальные проблемы соучастия в современном уголовном праве // Пробелы в российском законодательстве. 2017. № 11. С. 56.
2. Токшина Л.Р. Исполнитель преступления как основная фигура соучастия // Вестник ЧелГУ. 2014. № 4(219). С. 39.
3. Чиняков О.Е. Основания и особенности ответственности организатора преступления // Мир науки и образования. 2016. № 3. С. 68.