Статья:

О проблемах определения вины юридических лиц и привлечении их к административной ответственности

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №9(30)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Лубков Д.С., Гриценко В.В. О проблемах определения вины юридических лиц и привлечении их к административной ответственности // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2018. № 9(30). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/30/35491 (дата обращения: 03.07.2020).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

О проблемах определения вины юридических лиц и привлечении их к административной ответственности

Лубков Денис Сергеевич
магистрант Центрального филиала «Российского государственного университета правосудия», РФ, г. Воронеж
Гриценко Валентина Васильевна
д-р юрид. наук, профессор Центрального филиала «Российского государственного университета правосудия», РФ, г. Воронеж

 

В сегодняшней России существует ряд колоссальных сложностей и пробелов в законодательстве, как теоретического, так и практического характера в связи с привлечением юридических лиц к административной ответственности. В советском периоде середины прошлого века, в качестве меры административной ответственности к организациям и учреждениям применялся штраф. И административная ответственность юридических лиц была признана и закреплена законодательно позднее Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1981 г. «О порядке введения в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях» [5]

Но в последствие перехода страны на новую рыночную экономику, понадобились и новые методы управления. В 90-х годах институт административной ответственности юридических лиц постепенно пополнялся различными законодательными актами того времени так как, в действующем в то время КоАП РСФСР ответственность юридических лиц вообще не регламентировалась. В новых социально-экономических условиях нормы КоАП РСФСР представлялись устаревшими и не отвечали потребностям современной экономики государства и тем более общества, а также не соответствовали положениям Конституции РФ. И только с вступлением в силу Кодекса об административных правонарушениях РФ институт административной ответственности юридических лиц начал активно развиваться и получил признание на законодательном уровне.

Ссылаясь на примеры зарубежного законодательства в отношении определения ответственности юридических лиц, наравне с административной ответственностью существует и уголовная ответственность юридических лиц. В ряде сран: США, Англии, Франции, Испании, Канады, Нидерландах, Норвегии, Польши, Китае, Казахстане и многих других, считается, что при решении вопросов, затрагивающих охрану общественных интересов и отношений при определении уголовной ответственности юридического лица, возникает сложность с определением субъекта преступления — физического лица. Дело в том, «что нарушения, сбои в работе являются не результатом индивидуальных ошибок, позволяющих определить вину, а итогом «затяжной» неверной координации действий лиц, ответственных за организацию работы. Нередко корпорация имеет механизмы сокрытия индивидуальной ответственности, когда нельзя определить отдельного виновного, но ясно, что кто-то действовал неправильно» [12, с.102].

В Российской Федерации к уголовной ответственности, согласно ст. 19 УК РФ, могут привлекаться только физические лица [2]. И попытки внедрения института уголовной ответственности юридических лиц в России происходят на разных уровнях, но на сегодняшний день так и не были реализованы. В 1994 года в проекте УК РФ, подготовленном Минюстом России и Государственно-правовым управлением Президента РФ, содержались положения об уголовной ответственности компаний, однако законодатель на том этапе их не реализовал. Позднее, в 2011 году, с аналогичной инициативой выступил Следственный Комитет. Документ выносился на общественное обсуждение, но в Госдуму так и не попал.

Исходя из анализа положений УК России, делая вывод, что противоправные деяния, совершенные юридическими лицами, можно разбить на три группы:

- противоправные деяния, связанные с нарушением прав акционеров (участников), например, злоупотребления при эмиссии ценных бумаг (ст. 185 УК РФ), злостное уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации, определённой законодательством РФ о ценных бумагах (ст. 185.1 УК РФ);

- противоправные деяния, связанные с несостоятельностью хозяйственного общества, а именно неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ), преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ), фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ);

- противоправные деяния, связанные с управлением обществом: злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ), присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ) [2].

Также на практике возможны особые ситуации, в которых определение лица или лиц, совершивших преступление невозможно по причине отсутствия прямых доказательств в виду специфики организации или производства.

Сложности предает и тот факт, что преступление, является результатом поведения, решений различных лиц, действующих в ситуации, которая была создана руководством предприятия. Привлечение к уголовной ответственности таких лиц, занимающих руководящие должности становиться весьма затруднительным. В сложившихся случаях зачастую к уголовной ответственности привлекаются именно сотрудники организации.

Институт административной ответственности юридических лиц в Российской Федерации также не лишен множества недостатков и разнообразных пробелов, сформированных под воздействием многочисленных факторов.

В ст. 2.10 КоАП РФ установлено: «что юридические лица подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений в случаях, предусмотренных статьями раздела II настоящего Кодекса или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях» [4].

Но само определение административной ответственности не закреплено законодательно, что порождает ряд вопросов и дискуссий в теоретическом определении понятия административной ответственности. И как следствие этого, имеются сложности в правоприменении на практике, из-за отсутствия единообразного понимания института административной ответственности юридических лиц всеми субъектами административных правоотношений. Для решения данной проблемы необходимо внесение дополнения разработанного определения административной ответственности в действующий КоАП РФ.

Б.В. Россинский предлагает определение административной ответственности: «как вид юридической ответственности, который выражается в назначении органом или должностным лицом, наделенным соответствующими полномочиями, административного наказания лицу, совершившему правонарушение. Административная ответственность наступает за деяния, менее опасные для общества, чем преступление» [11, с.603]. В целом административной ответственности коммерческих организаций присущи все черты и признаки административной ответственности в целом.

Понятие административного правонарушения закреплено в ч. 1, ст. 2.1. КоАП РФ: «Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность» [4].

К административным правонарушениям юридических лиц в основном относят правонарушения, совершаемые в процессе осуществления их экономической или управленческой деятельности. Список административных правонарушений закреплен в главах с 5 по 21 КоАП РФ.

Элементами административных правонарушений, совершаемых юридическими лицами, традиционно являются: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона. Но вина юридического лица, как элемент административной ответственности будет отличаться от вины физического лица, совершившего административное правонарушение.

Вина — это важное и необходимое условие административной ответственности коммерческих организаций. В административно-правовых отношениях вина юридических лиц неотделима от вины физических лиц – работников, учредителей или администрации организации.

Согласно п. 2 и п. 3 ст. 2.1. «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо» [4].

Касательно определения вины юридического лица в совершенном правонарушении, как основания для привлечения к административной ответственности, не прекращаются споры в правоприменительной практике и административно-юрисдикционной деятельности. По причине отсутствия единой теоретической концепции и законодательной несогласованности определения вины юридического лица при совершении им административного правонарушения, процесс определения вины юридического лица становится наиболее затрудненным в правоприменении и требующем детального рассмотрения.

Анализируя научные концепции определения вины юридических лиц можно выделить наиболее распространённые: поведенческо-психологическую (комплексную), поведенческую (объективную) и психологическую (субъективную).

Поведенческо-психологический подход закреплён в нормах ГК РФ, а именно в п. 1, ст. 401 «Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства» [1].

В свою очередь, психологическая концепция определения вины юридических лиц, определяет вину через коллектив организации или ее должностных лиц. «При этом вина понимается как отношение организации в лице ее представителей (работников, администрации, должностных лиц и т. д.) к противоправному деянию, совершенному этой организацией» [8, c.345]. Психологическая концепция закреплена в НК РФ в п. 4, ст. 110 «Вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения» [3]. Также в зависимости от определения воли организации, психологическая концепция делиться на теории доминирующей и коллективной воли.

В свою очередь теория доминирующей воли заключается в том, что вина организации — это субъективное отношение к противоправному деянию всего коллектива, определяемое волей административных органов и уполномоченных должностных лиц на издание приказов и указаний. «В рамках теории коллективной воли вина юридического лица определяется как коллективное или общее психологическое отношение» [9, c.41].

В поведенческой концепции определения вины коммерческой организации считается, что вина — это субъективное основание ответственности, которое пользуется объективными категориями поведения участников правоотношений. Вина в данной концепции является комплексом негативных элементов, влияющих на непринятие необходимых мер по надлежащему исполнению возложенных на организацию обязанностей, неосуществлением требуемых усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин.

При настоящей редакции КоАП РФ, в частности ст. 2.1, процесс доказывания вины является спорным в отношении юридических лиц, и из-за различных пробелов, в вопросе о субъективной стороне состава правонарушения, и некой аналогичности с доказыванием вины физических лиц на практике. «Как результат при рассмотрении дела об административном правонарушении юридического лица, существенно облегчается процесс доказывания вины, что повышает статистику судов, органов и должностных лиц, повышая их значимость в государственном управлении органов административной юрисдикции, что обуславливает их заинтересованность в расширении числа таких правонарушений» [7, c.95].

Основываясь на вышеизложенном, становиться очевидна проблема, что из-за теоретической неопределённости и законодательной не закреплённости определении концепции вины юридических лиц, несмотря на то, что каждая из причисленных концепций имеет своих сторонник в лице ученых, находит закрепление в различных текстах нормативных правовых актов, во многом противоречащих друг другу. Что в итоге приводит к трудностям на практике при осуществлении правоприменения. Для решения проблемы законодателю необходимо усовершенствовать нормативно правовую базу и прийти к единственной законодательно закрепленной концепции определения административной ответственности юридических лиц.

Актуальность правильного применения административной ответственности к коммерческим организациям крайне важна из-за многих факторов, от которых зависят общие условия предпринимательских отношений и инвестиционная привлекательность России, и как следствие укрепление экономики, с одной стороны. И созданию системы законодательства для реализации положений Конституции о защите прав и свобод граждан и юридических лиц, повышение качества работы судов, административных органов и уполномоченных должностных лиц создания правового государства в целом, с другой стороны.

Кроме того, по нашему мнению, для более точного определения субъекта преступления, совершенного юридическим лицом, требуется установление уголовной ответственности для юридических лиц.

Данная ответственность особенно целесообразна в наше время, в период глобальной коррупции, когда существуют возможности совершать различные компьютерные и информационные преступления, экономические и другие преступления в пользу или с ведома управляющих органов организации, где конкретные исполнители остаются незамеченными и безнаказанными.      

 

Список литературы:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть I) от 30 ноября 1994г. № 51-ФЗ (в ред. от 29.12. 2017 № 459-ФЗ) //СЗ РФ. 05.12.1994. № 32. ст. 3302.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24 мая. 1996 г.) (ред. от 23.04. 2018 № 111-ФЗ) // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954
3. Налоговый кодекс Российской Федерации (Часть I) от 31 июля 1998 № 146-ФЗ (в ред. от 19.02.2018. № 34-ФЗ) // СЗ РФ. 03.08.1998. №31, ст.3824. 
4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 № 195-ФЗ (в ред. от 23.04.2018. №103-ФЗ) // СЗ РФ. 07.01.2002. №1 (ч.I), ст.1.
5. Указ Президиума ВС СССР от 19 февраля 1981г. №3942-X «О порядке введения в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях» (утратил силу) // «Свод законов СССР», Т. 10, С. 389. 
6. Агапов А.Б. Административное право: учебник. 9-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательство Юрайт, 2016. – 937 с.
7. Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права: материалы ежегодной всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации В.Д. Сорокина (22 марта 2012 года). – СПб., 2012. – С.95.
8. Козлова Ю.М., Попова Л.Л. Административное право: учеб. – М., 1999. – С. 345.
9. Матвеев Г.К. Психологический аспект вины советских юридических лиц. – Сов. государство и право. – 1978. –№ 8. – С. 41.
10. Ревина В.П. Уголовное право России. Общая часть. –М.: Юницформ,2016. – 580 с.
11. Россинский Б.В. Административное право: учебник. – М., Норма, 2009. – С. 603.
12. Хайне Г. Юридические лица и их ответственность в немецком административном Уголовная и административная ответственность органов управления юридическими лицами 225 праве: проблемы реформации / пер. О. Л. Дубовик // Уголовное право. – 2001. – № 1. – С. 102.