Статья:

Влияние пространственных архетипов на восприятия времени лишений XX века, показанного в казахстанских фильмах

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №10(61)

Рубрика: Искусствоведение

Выходные данные
Сейдахметова Д.С. Влияние пространственных архетипов на восприятия времени лишений XX века, показанного в казахстанских фильмах // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2019. № 10(61). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/61/48546 (дата обращения: 23.04.2021).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Влияние пространственных архетипов на восприятия времени лишений XX века, показанного в казахстанских фильмах

Сейдахметова Джамиля Сарсенкызы
магистрант Казахской головной архитектурно-строительной академии, Республика Казахстан, г. Алматы

 

Исторические драмы, поднимающие темы войны и голода XX века, являются неотъемлемой частью казахстанского кинематографа. Каждая из них напоминает не только о героических подвигах, но и о простых людях, стоявших за ними и переживавших то страшное время. Трагедия народа содержит в себе трагедии многих людей, судьба заставила их бороться с политическим режимом и войнами, голодом и бесконечными гонениями, казнями и депортацией.

Вышедший в 1991 году фильм «Суржекей – ангел смерти» Дамира Манабаева, повествует о затерянном в голой степи ауле, который живет по своим законам - законам родоплеменного строя. Никакие признаки цивилизации, кроме разве что огнестрельного оружия, еще не коснулись этих мест: ободранные дырявые юрты, косматые верблюды, больше похожие на яков, пиалы с кумысом, что, если из чашки плеснуть в костер, огонь запылает ярче.

Значение некоторых центровых архетипов:

  • Первое и ключевое в данной картине – это цвет: ч\б снаружи, во внешнем пространстве; внутри юрты, во внутреннем пространстве – цвет культуры, сепия;
  • Степь: 1) защищает, 2) губит;
  • Аул, юрты – кочевой образ жизни общины; (Рис.1)
  • Коркыт – легенда, миф;
  • Жоктау, степная старуха – расстрел.

 

Рисунок 1. Кадр из фильма «Суржекей – ангел смерти»

 

Впрочем, отношения между людьми здесь такие же, как в любом мегаполисе: необходимый баланс любви-ненависти сохраняется в любом обществе. Так было до тех пор, пока в аул не явился представитель Советской власти, называющий себя Суржекеем. Полуграмотного кочевника, сына степей и пустынь отправили рубить собственный народ: страна остро нуждается в зерне, мясе, а превыше всего - в страхе и послушании. Нам не показывают тех, кто это придумал, действие не выходит за пределы этого одного поселения. Наделенный абсолютной властью, вооруженный и снабженный помощником, он вносит смуту в налаженный, хотя и безрадостный быт. Часть жителей аула откровенно пресмыкается перед ним, вековые устои рушатся, люди учатся доносить друг на друга. Прочие лишь тихо ропщут, забившись в юрты, а Суржекей все больше и больше распаляется от вседозволенности. В конце концов пуля найдется и на него, и на тех, кто связал с ним свою судьбу, но после этого люди в ауле уже никогда больше не смогут жить долго и счастливо. Из фильма вычеркнута важная составляющая военных фильмов – победный революционный пафос. Осталось лишь контрастное, словно выжженное слепящим солнцем бескрайней степи изображение условий человеческого существования на планете, где нет правых и виноватых.

«Жизнеописание юного аккордеониста» (1994) режиссера Сатыбалды Нарымбетова. В картине показано, как люди существуют где-то в глубинке в послевоенные годы при сталинском режиме. Картина центрально-азиатского аула уникальна, тут, в позабытой господом региональном селе жители проживают небогато и голодно, равно как и все без исключения жители Советского Союза в послевоенные года. В таком случае атмосфера сталинизма пронзает существование буквально каждого. Кроме самих жителей, в ауле сосуществуют те, кто попал сюда против своей воли: военнопленные из страны восходящего солнца, израильский ребенок, высланный с мамой с Родины. Кинофильм абсолютно отобразил ужасные особенности данного порядка — встревание в личную жизнь районными адептами правительства, аресты и гонения, ложь. Актеры, убедительно сыгравшие пленных японцев, заставили задуматься над тем, как они действительно умирали от голода, болезней и истощения на тяжелых каторжных работах. Аресты местных жителей, оборванные мальчишки, утопающие в больших одеждах отцов, самодельные игрушки, вечера танцев под надзором ответственного. Это место, затерянное на карте мира, где протекает своя жизнь, строится свой мирок сельского среднеазиатского коммунизма под цветными портретами Сталина.

«Подарок Сталину» (2008) Рустема Абдрашева начинается с того, что перед зрителем предстает маленький белый козленок, что плутает по Иерусалиму и его окрестностям в поисках своего стада. Потерявшееся животное переходит железнодорожный путь, после чего оказывается в казахской степи, где примыкает к местной отаре и становится ее частью. Такой метафорой открывается история еврейского семилетнего мальчика из Москвы, волею судьбы заброшенного в Казахстан в 1949 году. Маленького Сашу под видом умершего вынесли вместе с шестью настоящими покойниками (в том числе его дедушка) с поезда, под отказ забитого обессиленными репрессированными, на затерянный в степи полустанок. Поезд предстает как символ расставаний и потерь – это становится очевидным тогда, когда появляется кадр с отчаянными глазами пленных через едва приоткрытые двери грузового вагона, но так стремительно захлопнувшиеся. Мальчик получил бы контрольный удар ножом и был бы закопан в братской безымянной могиле, не окажись тележка с трупами в руках путевого обходчика Касыма. Обманув местного милиционера Балгабая, сердобольный железнодорожник отвозит мальчика к себе в аул, но перед этим, вместе со своим товарищем, с почестями хоронит погибших под священным деревом. В ауле Саша переживает обряд очищения, почти перерождения и получает имя Сабыр от местной баксы, далее попадает под опеку не только своего спасителя, но и репрессированных людей: русской женщины Веры, поляка Ежи, дунганина Фаты, корейца Глеба. Пока все увлечены судьбой мальчика, на заднем плане развивается сюжет политический. По всему Советскому Союзу готовятся подарки на семидесятилетие Сталина, но самый главный презент уже приготовлен, и тысячи неведомых людей станут его жертвой. Модные ныне в современном казахстанском кино истории о трудностях жития в казахских степях, показаны иначе, выявляя истоки толерантности и единства казахстанцев. Современная общность нашей страны закладывалась в самую жестокую эпоху СССР, но, несмотря на чудовищные условия жизни, полную беспросветность, произвол власти и прочее, здесь каждый каждому друг, товарищ и брат. А железная дорога — почти сразу, как только появилась в кадре, стала не просто олицетворением быстроты передвижения, но символом жизненного пути. (Рис. 2)

 

Рисунок 2. Кадр из фильма «Подарок Сталину»

 

«Жат» (2015) режиссера Ермека Турсунова. Действие картины происходит на небольшом пространстве, ограниченном отдаленным аулом в предгорьях и близлежащими горами и разворачивается вокруг Ильяса, который лишился семьи в ходе массовых репрессий и уединился отшельником в горах в пещере у родного аула. (Рис. 3) Пещера – полость сосредоточения, уходя «внутрь», в культуре восточных народов, человек получает некое духовное просветление, ответы на вопросы. Горы – сферы просветленного состояния земли и вещества. Эти два понятия – символы определенных душевных состояний, чувственно-зримый образ духовно преображенного мира, взаимосвязь которых выражается в процессе движения из пространства внешнего мира в пространство внутреннее - мифологема возвращения внутрь, ставшая фундаментальной характеристикой восточного мироощущения. Даже сам человек – существо объемное, обладающее внутренним пространством, в котором происходят движения, перемещения и изменения индивидуальности (пространства). Индивидуальность может быть незаполненной, чистой или пустотной, то есть несущностной, в то время как абсолютная заполненность не является позитивным фактором, так как пространству человека некуда продолжаться.

«… глубина как бы «выворачивается» в вышину, движение «внутрь», в темноту, оборачивается движением к неизреченному «фаворскому» свету…» [культура, человек и картина мира, стр.230-231]

Но беда не приходит одна, следом идут депортации, война, голод, смерть Сталина, а главный герой остается собой, пытаясь сохранить свободу и человечность. Это кино про саму жизнь, наполненное символизмом и в гораздо большей степени похожее на художественное полотно, нежели просто фильм о войне.

 

Рисунок 3. Пространство главного героя в фильме «Жат»

 

Герой комфортно чувствует себя в той свободе, в которой живет. Полная независимость, отдаление от мирских благ и единение с природой нравятся ему гораздо больше жизни в деревне, а когда его друг говорит, что началась война и нужно идти добровольцем на фронт, он отказывается, искренне не понимая, зачем ему нужно убивать людей. Его называют чужаком, но именно путь, который был избран им и являлся когда-то свойственным народу, заселявшему эту землю. Ильяс свободен как никто в своем мире горных елей и снежных вершин, но в скором времени ему приходится заплатить за эту свободу.

Картина «Дорога к матери» 2016 года, как и предыдущие фильмы, охватывает много событий: коллективизация, голодомор, индустриализация, Великая Отечественная война, послевоенный период. Нужно сразу отметить, что этот фильм – невероятно универсальная история. Её поймет любой человек вне зависимости от нации. Она будет принята любым человеческим сердцем, ибо сюжет не о конкретной стране и не о конкретных традициях. Главный акцент на матери и сыне, чьи души тянутся друг к другу с неимоверной силой.

Многие символы в разных культурах имеют примерно одно и то же значение. Символы добра и зла, мужского и женского, старости и юности, героизма, мудрости и т.д. В иллюстрациях или картинах часто можно встретить изображение процесса зарождения (вселенной, земли, человечества и др.) в виде символа яйца, открытой скорлупы. Сюда же можно отнести символы воды, женского начала, беременной женщины. Дерево также распространенный архетип в изобразительном искусстве, отсылающий к мирозданию, жизни и природе самого человека, как вышедшего из земли.

 

Список литературы:
1. Культура, человек и картина мира (ред. A.И. Арнольдов, B.А. Кругликов) – М.: Наука, 1987.- 350 с. (стр.230-231)
2. Каракузова Ж.К., Хасанов М.Ш. Космос казахской культуры // Евразия. – 2001. – № 2. – С. 91-138.
3. Аязбекова С.Ш. Картина мира этноса: Коркут-ата и философия музыки казахов. – Алма-ты: Ин-т философии и политологии МОиН РК, 1999. – 285 с.
4. Лотман Ю.М. Семиотика кино и проблемы киноэстетики // Лотман Ю.М. Об искусстве. СПб., 1998