Статья:

Общая характеристика ответственности за посягательства на представителей власти по зарубежному уголовному законодательству

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №35(86)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Пуйдак Е.И. Общая характеристика ответственности за посягательства на представителей власти по зарубежному уголовному законодательству // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2019. № 35(86). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/86/60186 (дата обращения: 14.05.2021).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Общая характеристика ответственности за посягательства на представителей власти по зарубежному уголовному законодательству

Пуйдак Екатерина Игоревна
адъюнкт кафедры уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России, РФ, г. Санкт-Петербург

 

The General characteristic of responsibility for encroachments on the representative of the power on foreign criminal legislation

 

Ekaterina Pujdak

Adjunct at the Criminal Law Department, Saint-Petersburg University of Ministry of the Interior of Russia, Saint-Petersburg

 

Аннотация. В статье проведен анализ уголовного законодательства отдельных зарубежных стран. Особую тревогу вызывает тот факт, что мишенью посягательств со стороны криминала стали и сотрудники органов внутренних дел при исполнении своих должностных обязанностей либо в связи с их выполнением. 

Abstract. The article analyzes the criminal legislation of certain foreign countries. Of particular concern is the fact that the target of encroachments on the part of the criminal became and employees of internal Affairs in the performance of their official duties or in connection with their performance.

 

Ключевые слова: уголовное законодательство, преступления, Уголовный кодекс, посягательство.

Keywords: criminal responsibility, crimes, criminal legislation, encroachment.

 

Уголовное законодательство стран Европы, романо-германской (к ней относится и отечественное законодательство) - Франции, Италии, Германии, и др. и англо-саксонской систем права - Англии, США, большинства стран Британского Содружества Наций, Австралии, Новой Зеландии и иных, характеризуется непрекращающимися попытками найти оптимальную линию борьбы с преступлениями против порядка управления, а особенно с посягательствами в отношении представителя правоохранительного силового блока. С этой точки зрения изучение их соответствующего опыта может оказаться полезным и для отечественного законодательства.

Проведенный анализ уголовного законодательства отдельных зарубежных стран свидетельствует о следующих основных тенденциях рассматриваемой проблематики.

В этих составах преступлений, посягающих на интересы представителя государственной власти в связи с исполнением им своих служебных полномочий, с той или иной формулировкой отмечается «связь» потерпевшего представителя власти с выполнением им возложенных на него функций и законных обязанностей, приказов государственной власти.

Законодатель Франции[1]и Голландии[2] определяет посягательство на жизнь представителя власти как его умышленное убийство, совершенное при исполнении или в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. В качестве самостоятельного преступления против порядка управления данный вид преступления не предусмотрен не только во Франции[1], но и в Германии[3], Швеции[4].

Субъект преступлений против представителя власти не конкретизирован в Швеции[4], либо имеется указание на специальный субъект таких посягательств, как это имеет место в Германии[3], Швеции[4] и США[5].

В число потерпевших от преступлений против порядка управления иностранный законодатель (США[5], Англия[5], другие страны Западной Европы) включил практически весь государственный аппарат, что значительно усиливает общественную значимость непосредственного объекта этих преступлений.

Уголовные кодексы Федеративной Республики Германии[3], Республики Корея[6], Франции[1], Швеции[4], Белоруссии[7], Грузии [8, c.354], Латвии [9, c.281], Литвы[10], Узбекистана[11], Эстонии[12] не предусматривают уголовную ответственность за посягательство на лиц, являющихся близкими (родственниками и т.п.) для представителей государственной власти, в связи с осуществлением последними своей служебной деятельности. И это не смотря на то, что любого рода действия (шантаж, угрозы) в отношении их близких или родственников нередко ослабляет продуктивную и функциональную деятельность представителей государственной власти.

Уголовное законодательство Дании в этом смысле пошло вперед, оно кроме близких лица, осуществляющего свою законную деятельность, ставит под защиту так же его друзей и иных лиц.

УК Швеции[4]взял под защиту и тех лиц, которые ранее осуществляли свою законную профессиональную деятельность, но при этом сделал оговорку, если в умысле лица, совершившего деяние в отношении данной категории лиц, будет установлено и доказано следствием, что последний действовал преднамеренно из мести за его профессиональную деятельность в прошлом.

В уголовном законодательстве ФРГ[13], в главе, предусматривающей уголовную ответственность за совершение преступлений в отношении представителей государственной власти, в отдельных их статьях, содержащих квалифицирующие признаки, указаны способы совершения названных преступлений (с применением оружия).

Законодатели Голландии[14], Польши [15, c. 160], штатов Нью-Йорк и Техас[5] предусматривают дополнительные, отсутствующие в УК РФ, квалифицирующие признаки составов насильственных преступлений против порядка управления (например, повторность, многократность), устанавливая при их наличии суровые санкции за содеянное.

В УК Украины [16, c. 303] имеет место одинаковая охрана государственных служащих, представителей власти и членов общественных формирований, занимающихся охраной общественного порядка и государственной границы. В нем проведена значительная дифференциация ответственности за рассматриваемые нами преступления. В частности, в главе о преступлениях против порядка управления предусмотрен специальный состав, устанавливающий ответственность за угрозу убийством, насилием либо уничтожением имущества работнику правоохранительного органа, а равно его близким родственникам в связи с исполнением им служебных обязанностей, а под посягательством на их жизнь в связи с деятельностью, связанной с охраной общественного порядка понимается убийство и покушение на убийство перечисленных лиц.

В УК Республики Беларусь [17, c. 323] прямо установлена ответственность за убийство работника милиции, без указания при этом на квалифицирующие признаки этого состава, способствующие индивидуализации наказания за содеянное.

УК Республики Беларусь [17, c. 323], УК РФ и уголовно-правовые источники большинства западных стран схожи в том, что в них отсутствует четкая дифференциация мер ответственности и наказания за убийство (посягательство на жизнь) работника милиции (сотрудника правоохранительного органа, должностного лица) с учетом конкретных обстоятельств совершения преступления, т.е. квалифицирующих признаков.

Перечень составов насильственных преступлений против порядка управления и формулировка их признаков в УК республик – Азербайджан [18, c. 321], Грузия[8, c. 354], Казахстан, Латвия[9, c.281], Литва[10], существенно отличается от уголовно- правовых норм законодательства России и других стран, УК которых анализируются в настоящей работе. В них вообще не предусмотрена уголовная ответственность за посягательство на жизнь работников правоохранительного органа (милиционера, полицейского) или представителей власти. Они не включили в соответствующие составы своих Уголовных кодексов определения таких признаков субъективной стороны рассматриваемого нами преступления как мотив и цель. В них нет и достаточной конкретизации ответственности в зависимости от наступившего преступного результата.

 

Список литературы:
1. Уголовный кодекс Франции. М., 1993 г. С. 187-192.
2. Уголовный кодекс Голландии. СПб. 2000. С. 148-149.
3. Уголовный кодекс ФРГ в ред. от 13 ноября 1998 г., по состоянию на 15 мая 2003 г. - СПб.: Изд. Юридический центр Пресс, 2003 г. С. 367-368.
4. Уголовный кодекс Швеции. СПб. 2001. С. 143-144.
5. Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии). Сборник законодательных материалов // Под. ред. И.Д. Козочкина. М., 1998. С. 56, 63-64, 71.
6. Уголовный кодекс Республики Корея. СПб. 2001. С. 178-181.
7. Уголовный кодекс Республики Белоруссия. СПб. 2001. С. 392-394.
8. Уголовный кодек Грузии. СПб. 2002. С. 354.
9. Уголовный кодекс Латвийской Республики. СПб. 2001. С. 255-257; Уголовный кодекс Латвийской Республики / Под рeд. Л. Н. Литашева и Э.Л. Саркисовой. СПб, 2001. С. 281.
10. Уголовный кодекс Литовской Республики. СПб. 2002. С. 356-357.
11. Уголовный кодек Республики Узбекистан. СПб. 2001. С. 244-245.
12. Уголовный кодекс Эстонской Республики, с изменением и доп. от 01.08.2001 г. СПб. 2001 С. 194-195; Уголовный кодекс Эстонской республики / Под ред.    В.В. Запевалова. СПб, 2001. С. 195.
13. Уголовный кодекс ФРГ в ред. от 13 ноября 1998 г., по состоянию на 15 мая 2003 г. - СПб.: Изд. Юридический центр Пресс, 2003 г. С. 367-368.
14. Уголовный кодекс Голландии. - СПб. 2000. С. 148-149.
15. Уголовный кодекс Польши. — СПб. 2001. С. 160.
16. Уголовный кодекс Украины. СПб. 2001. С. 297 – 298; Уголовный кодекс Украины / Под ред. В.Я. Тация, В. В. Сташиса. СПб, 2001. С. 303.
17. Уголовный кодекс Республики Белоруссия. СПб. 2001. С. 392-394; Уголовный кодекс Республики Белорусь / Подрeд Б В. Волженкина СПб, 2001. С. 323.
18. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики. СПб. 2001. С. 287-290; Уголовный кодекс Азербайджанской республики / Под ред. И. М. Ратмова. СПб, 2001. С. 321.